Знал бы Козлов...

Знал бы Козлов...

Напомним, что она была создана по кольцевым технологиям: многодроссельный двигатель, кулачковая коробка, облегченный кузов... В свое время наделала шума, обставив на четверти мили многие крутые иномарки, включая машины класса Impreza WRX! Но чемпионский век обычно недолог. Вот и «Кошмар», возвращаясь с очередных соревнований, нашел свой отбойник на шоссе. По счастливой случайности Вадим Азаров, сидевший за рулем, остался без увечий. Но машина, как говорят, восстановлению не подлежала. О разбитом в хлам кузове никто особо не жалел, он и так просился на свалку. Но дорогой мотор, сложная трансмиссия и другие ценные элементы еще могли послужить. Так что ребятам пришлось искать новый кузов.

Вот уж точно «не было бы счастья»... Успехи зеленоградских дрэгрейсеров заметили и оценили в компании «Спектрол». В их богатых закромах оказался и искомый кузов. Причем не от чего-то там, а от настоящей «боевой» «восьмерки», участвовавшей в гонках (класс «Супертуризм») несколько лет назад. Для справки: на такой же машине начинал свою автоспортивную карьеру вездесущий Николай Фоменко. Стоил аппарат в те времена около $50 000.

Когда кузов отдавали в SR-Tuning (так называется зеленоградская мастерская), на нем красовалась наклейка из трех букв — «ЗЛО». Это не дурацкая шутка и не расхожая зэковская аббревиатура «За все легавые ответят», а всего-навсего остатки от фамилии Козлов. Именно он последним выступал за рулем «восьмерки» до ее перерождения.

Теперь на кузове наклейки с именем Вадима Азарова — кандидата в мастера спорта по автомобильному дрэг-рейсингу, чемпиона Москвы 2003 года. Внешне машина мало напоминает импозантную кольцевую. Скорее уж смахивает на транспортные средства из сериала про Безумного Макса — какая там красота, голая практичность! Решетки радиатора, например, просто нет, и наружу бесстыже глядят «дудки» многодроссельного впрыска. На полку у лобового стекла приварены ручки, выведенные из моторного отсека (аварийные выключатели массы и системы пожаротушения). Задние колеса — две тоненькие докатки. По сравнению с передними широченными сликами выглядят уморительно. Но с ними переднеприводная машина максимально быстро разгоняется по прямой.

А заглянув под капот или в «салон», можно обнаружить много знакомого. Например, омологированный каркас безопасности и усилители моторного отсека, спортивную подвеску, всю на сферических шарнирах, 4-поршневые тормоза AP-Racing, кошмарный двигатель. Над ним ребята тоже серьезно потрудились. Во-первых, здорово увеличили объем — до 1750 см3, поставили усиленные поршни с одним компрессионным кольцом, «верховые» валы. Система впуска тоже совсем другая, хотя схема осталась прежней — многодроссельной. Но сами патрубки уже прямые, алюминиевые, увеличенного сечения. Соответственно больше стали и заслонки. Совсем другая программа управления впрыском (да и «зашита» она уже в другой блок управления питерской фирмы «Абит», поддерживающий восемь форсунок, четыре катушки зажигания и даже возможность использования четырех разных прошивок). Итоговая мощность на настоящий момент — 230 л.с. при 9800 об/мин. На старом моторе было под 190, новый заметно прогрессивнее и почти не отличается от кольцевого — например, лукойловского из «Супертуризма». А там 210 л.с. при 9300 об/мин (с объема 1.6). Диапазон оборотов на этом двигателе — 1.7 с лишком — от 7000 до 9800!

Заставить такой мотор работать стабильно — настоящий труд. Даже при том, что в бак залит спортивный 102-й бензин, на дворе оптимальная температура — небольшой минус, ребята долго возились с настройками и вроде бы успешно. Однако двигатель взревывает, набирая свои кошмарные рабочие обороты, плюется синим пламенем из гигантской выхлопной трубы, выведенной в бок под порогом, и замолкает. Наступает звенящая тишина. Мастера ныряют под капот и что-то крутят, оживленно переговариваясь, потом дают знак Вадиму, и тот запускает мотор. Снова закладывает уши. Стоять рядом с машиной невозможно — по ногам бьет пульсирующий выхлоп. Но не успеваешь отойти, все прекращается. Процедура повторяется несколько раз. Наконец двигатель соглашается поработать несколько минут и все-таки опять глохнет. Что случилось? Топливо кончилось! Аккуратно заливают драгоценный 102-й из бочки. Трудно поверить, что 20 литров едва хватило, чтобы проехать в спокойном режиме километра полтора и раза четыре стартовать на четверти мили. Потом сорвало патрубок системы охлаждения и стало не до гонок, так что Зло пока не показало себя во всей красе.

И уехать далеко для фотосъемки не получилось. Пока машину оживляли, сгущались сумерки — пришлось поторапливаться. На дистанции в две сотни метров Зло несколько раз заглохло. Но на лицах сопровождавших не было и тени усмешки. Ведь просто заставить аппарат с таким диапазоном оборотов тронуться с места — уже искусство, и можно спорить на любую сумму, что эту задачу с первого раза не выполнит никто.

Мы знали, с чем имеем дело. А вот один из ожидавших на автобусной остановке, напротив которой мы крутились, выбирая эффектные ракурсы, с чувством воскликнул: «Во холера!» Немудрено, что вид такого странного аппарата, страшно ревущего и неспособного на городском асфальте тронуться без букса, поразил мирного жителя Зеленограда до глубины души.

На зимних дрэг-рейсинговых трассах Злу с его данными делать нечего. Но с весны будущего года о нем снова заговорят. Ведь уже сейчас четверть мили покоряется ему за 13,12 секунды, а разгон до 100 км/ч занимает 5,4 секунды. Без турбин и закиси азота.

Настоящее зло не спрятать даже под видом скромной черной «восьмерки».

Фото автора

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии