Таможня не знает границ. ни в чем

ТАМОЖНЯ НЕ ЗНАЕТ ГРАНИЦ. НИ В ЧЕМ

]

РЕПОРТАЖ ЗР 

ТАМОЖНЯ НЕ ЗНАЕТ ГРАНИЦ. НИ В ЧЕМ

Прошлым летом в подмосковном пионерском лагере проходила мотоциклетная тусовка — «Байк-шоу-96». Правда, наездников на автомобилях было куда больше и все, как один, в подобающем собранию крутом прикиде. Нередко встречались и группы «настоящих пацанов», именуемых в народе не иначе, как «бандюками». Среди таких за рулем новенького " Шевроле Блейзера" я увидел достойный экземпляр — черные очки, золотая цепь толщиной в палец, крест — и, конечно, радиотелефон. Набор стандартный, и все же было в нем что-то необычное. Пригляделся — ба, форменная куртка таможенника: пятиугольники на погонах, герб России на рукаве. А чего стесняться — пусть знают, в таможне тоже есть люди. Полагаю, наряду такого крутого парня удивятся в России немногие — кто никогда не был за границей (даже на Украине, в Белоруссии или Казахстане), да, пожалуй, высшие чиновники Таможенного комитета — им это неведомо. Я теперь тоже считаю это рядовым событием. По таможням успел помыкаться и наглядеться на служивый люд.

Не так давно мы решили купить для редакции недорогую неновую иномарку. Представился удобный случай. Наши коллеги в Германии из известной во всем мире компании «ITT-Аутомотив» — той, что занимается разработкой и производством автомобильных компонентов, — по случаю годовщины нашего сотрудничества решили подарить " Фольксваген Пассат" 1989 года выпуска. Автомобиль за семь лет успел накатать без малого двести тысяч километров, но был вполне здоров. Бензиновый двигатель объемом 1800 "кубиков" резво разгонял машину, а тормоза собственного изготовления ITT, как и в прежние времена, эффективно замедляли ход большого "Фольксвагена". По сути, редакции было предложено проверить в действии элементы тормозов ITT на автомобиле почтенного возраста и убедиться в их надежности.

Дареному коню в зубы не смотрят — надо отправляться во Франкфурт. Там получили автомобиль, тепло обнялись и быстро расстались. Первый сюрприз ожидал наш экипаж на границе Германия-Польша.

Немецкая сторона проставляет отметки об убытии, польская — пускать не собирается. «Идете транзитом через Польшу — выкладывайте семь тысяч долларов за автомобиль, а на границе с Белоруссией постараемся их вам вернуть». Это предложение польского таможенника мы пытались понять полчаса. Наконец, дошло — здесь отныне новые правила провоза автомобилей, предназначенных для организаций (юридических лиц). Такой суммы наличными у нас не было.

Оставалось вернуться в Германию и погрузиться на паром, идущий в Финляндию. Плыть в Россию, в Петербург, мы отказались сразу. Слышали, что таможенники в порту отбирают автомобили, требуют уплаты пошлины на месте. А через Выборг (граница Финляндии и России) пропускают без остановки. А оттуда до Москвы — рукой подать.

Вот и Хельсинки, до границы совсем немного — 170 км. Заправляем полный бак — хватит на полдороги до Москвы. Пограничный пост «Торфяновка» — прощай, страна Суоми. Россияне, встречайте своих сограждан.

— Машина оформлена на организацию, то есть на юридическое лицо, — вопрошает суровый таможенник, — и нет временной декларации? Пожалуйте на стояночку.

— Какая декларация? Все необходимые документы нам выдали в Германии. Посмотрите!

— Для частного (физического) лица их достаточно, а для юридического — нет. Машину на стоянку, а сами добирайтесь в Москву на чем хотите, — отрезал начальник поста, — у меня инструкция! И приготовьтесь платить за машину примерно по шесть долларов за сутки. Срок хранения — два месяца, не успеете — прощайтесь с автомобилем.

Хорошенькое дело — в шесть утра остаться без автомобиля, за который уже «включили счетчик», с вещами на дороге, где общественный транспорт не ходит вовсе, а до Москвы аж 1000 километров. Одно радует, что самих не упрятали за решетку, как «Фольксваген». Несколько часов поиска попутки принесли результат: молодой парень, перегонявший «500-й» «Мерседес», сжалился — уступил два места за наш бензин и шутки. Последние давались тяжело — не до них. Да, понимаем, что виноваты, поторопились и не изучили правила ввоза автомобилей. Может, в Москве удастся поправить положение?

Едва добрались до дома, сразу в таможню. В московском управлении их великое множество — железнодорожная, почтово-багажная и др.

Наша — автогрузовая. Инспектор, молодой человек лет 25, не дослушав меня, оборвал (как ему все надоели!), предложив записать, что и как следует делать, чтобы «освободить» автомобиль. Оказывается, таможенные бюрократы выпустили два очень любопытных приказа, согласно которым за любой (подакцизный) товар, и автомобиль в том числе, необходимо внести залог. Он должен гарантировать, что владелец доставит груз от границы до места назначения и сполна заплатит пошлину. Эту «игру» в заложников придумали чиновники от таможни, насмотревшись, вероятно, западных боевиков или отечественных криминальных новостей.

Что ж, деваться некуда, надо платить. Только вот делать это следовало еще за 10 дней до того, как автомобиль пересечет границу России. Уяснили? Если собрались купить машину там, ее необходимо выбрать и заплатить уже здесь! Как можно подобрать автомобиль и рассчитаться с хозяином заочно, знают только в высших кругах Таможенного комитета. А тот, кто поступает, естественно, логично — сначала едет и выбирает, потом оплачивает и пригоняет — автоматически попадает в разряд контрабандистов. Ату его, ребята! Ты уже виноват и внимаешь, не поднимая глаз, молодому чинуше. Если согласен заплатить — смотри не упади. Сумма залога в четыре-пять раз превысит цену автомобиля, которую определят потом, после доставки, в таможне (по справочнику «Супершваке») для подсчета пошлины.

За наш автомобиль потребовали в залог, ни много ни мало, 20 тысяч долларов (!), примерно 100 миллионов рублей. Нет таких денег — пиши заявление, что даришь машину «любимой» таможне, она знает, что с ней делать. Ах, говоришь, что такие деньги найдешь? Приготовься к серьезному испытанию: сбору комплекта документов своего предприятия. Дело нехитрое, но очень хлопотное и требует уйму времени: справки из Госкомстата, налоговой инспекции, банка (о наличии валютного и рублевого счетов), устав, учредительный договор — список можно продолжать.

Дарить машину, конечно, не хотелось, просто бросить на границе нельзя — оштрафуют и потом все равно отберут. Решили взяться за столь муторное дело и довести его до конца — жалко было оставлять «Фольксваген», успел нам понравиться.

Документы подготовили и даже привезли гарантийное письмо из банка, обязующегося заплатить пошлину сполна, если предприятие откажется это делать. Поясню: вместо залога можно представить обязательство банка. Но не всякого. О! У таможни есть свой списочек банков: одним они по своему усмотрению доверяют, в других сомневаются, третьи на дух не принимают. Наш (крепкий, серьезный банк — Московский Индустриальный) чем-то не угодил таможенному руководству и попал в черный список. Плакали обязательства, а вместе с ним и денежки: на депозит пришлось перевести означенную сумму — 100 млн. рублей. После двух месяцев сборов всевозможных справок, стояния на морозе в очередях таможни, проверки счетов, справок нам удалось заполучить ту самую временную декларацию, по которой можно выудить «Фольксваген» из «Торфяновки».

На границе тучи ходят хмуро, как, впрочем, и таможенники, и сами пограничники. Ведь мимо везут тонны всякого добра и каждый норовит обнести служащего. Правда, немногим это удается. Это мы поняли, когда въехали в Выборг — город веселых таможенников. В девять утра мы остановились у группы товарищей в сине-серых тужурках с пятиугольниками вместо звездочек на погонах, чтобы спросить дорогу в главную здесь таможенную контору. Двое из них смело полезли в машину, заявив, что всю команду надо срочно доставить по домам. Вежливый отказ их насторожил — такого, вероятно, здесь не случалось. «Запомните их, ребята, — кинул через плечо самый „бодрый“, — встретим на посту, разберемся». И громко хлопнул дверью. Группа товарищей с утра крепко «набралась» и в прямом, и, думаю, переносном смысле.

Вот и знакомый пост на въезде в пограничную зону. Не пропускают: на командировочных удостоверениях нет гербовой печати воинской части, охраняющей этот участок. Недолгие переговоры с начальством, и мы уже за шлагбаумом КПП переводим дух — проскочили.

До «Торфяновки» совсем немного — всего 60 км. Тут тоже: стой, отдай паспорт, позвони, можешь идти. Прямо в кутузку: без паспорта в таможенной зоне находиться нельзя. Пока оформляли бумаги на выдачу автомобиля, платили за стоянку (примерно 500 долларов), по разу успели с коллегой побывать под арестом. А я сумел нелегально дважды проникнуть на нейтральную территорию, там тоже нужно было заполнять несколько листов из многочисленного набора документов.

Втайне надеялись забрать автомобиль с минимальной потерей времени. Полагали, на все про все хватит и двух часов. Наивные! Отдай полный рабочий день, а то и больше. При этом нужно непременно обладать талантом шпиона, диверсанта, оратора, льстеца и, конечно, гонщика-раллиста, чтобы в темпе успеть преодолевать расстояния между «Торфяновкой» и Выборгом (в который, кстати, пришлось съездить дважды за визами).

Часам к шести вечера нам удалось вызволить нашу «ласточку» из клетки, в которой томилось еще десяток таких же «контрабандных» автомобилей.

Если вы полагаете, что это конец истории, то глубоко ошибаетесь. Сделана только половина дела. В Москве автомобиль как груз, находящийся под зорким оком таможни (таможенным контролем), следует сдать на склад временного хранения, за который придется платить немалые деньги — около $15 за сутки. Получить его можно только после отметки «Выпуск в свободное обращение разрешен».

— Ах, вам его подарили? Можете распрощаться с автомобилем: во-первых, жизни не хватит, чтобы собрать все документы, подтверждающие сей факт, а во-вторых, нынче просто не существует такого действия, тем более между предприятиями, — закончил предложение еще один молоденький страж державы.

Чтобы выйти из этого тупика, нам пришлось... купить подаренный автомобиль, то есть оформить его привычным для таможни образом. На это ушло еще две недели почти каждодневных поездок по инстанциям. Договоры, контракты, инвойсы, декларации, корректировки стоимости, факсы, копии — черт ногу сломает. Теперь, кажется, все — бери документы, определяй пошлину и вычитай ее из залога. Ан нет! Залог залогом, а пошлину заплати сполна отдельно.

Машину оценили примерно в 4500 долларов, пошлина составила 18,5 миллиона рублей ($3700). А меня вновь, как мяч, футболят по очередям и кабинетам. Сколько, вы думаете, идут деньги из одного московского банка в другой? День-два, ответит иной финансист. Вот и не угадали: полторы недели, уверяют таможенники, и поди их проверь. А денежки за стоянку идут!

Моя папка с документами на один, всего один автомобиль распухла до невероятных размеров, стала похожа на том Большой Советской энциклопедии. Я подсчитал — более 150 листов. Там было все, что таможенной душе угодно. Справка о наличии справки — пожалуйте, подтверждение двух проверяющих — извольте. Не прошло и пяти месяцев с момента пересечения российской границы, как получил заветную запись — «Выпуск разрешен».

Себе не верю: выезжаю на «Фольксвагене» за ворота таможни! Включаю передачу, нажимаю на газ — неужели это реальность? Да, все это на самом деле, и автомобиль уносит меня прочь, подальше от этого чистилища.

Друзья и коллеги не раз упрекали, что мы поступили неверно, оформив автомобиль на организацию, а не на частное лицо. Хлопот было бы несравнимо меньше. К тому же легче получить льготы (за определенное вознаграждение) и свести к минимуму пошлину. Верно. Так поступают все или почти все фирмы, занимающиеся продажей иномарок в России — от «мерседесов» до «дэу». Они, конечно, по-своему правы, но нам хотелось оформить машину как положено. А еще обходной маневр не дает гарантии «не вляпаться» по самые уши в идиотские приказы и постановления таможни, которые она печет, будто блины.

Да, а как же денежки, отданные в залог? Когда готовили этот материал, их еще не вернули. В таможне месяц не могли в архиве документы найти, потом был большой переезд, компьютер занят, подпись руководства нужно подождать (две недели) и т. п. А эта сумма, мало того, что была выключена из оборота издательства, к тому же успела обесцениться. Таможня процентов не платит!

Итог этой эпопеи для нас неутешителен: «Фольксваген» обошелся примерно в 15 тысяч долларов (включая потери от недвижимых 100 миллионов рублей). В Москве такой автомобиль можно купить тысяч за восемь-десять. А сколько времени и сил потрачено. Но еще больше, полагаю, в этой ситуации проигрывает наше государство — кто станет таким образом ввозить автомобили и тем пополнять казну! «В плюсе» только сама таможня — вернее, те, кто в ней служит, потому что живут по своим мутным «законам», в которых водятся большие рубли. Успевай только расставлять сети — будет и дача, и квартира, и " Шевроле Блейзер".

Вячеслав СУББОТИН

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии