Отдел дизайна "Мерседес-Бенц": естественные науки

Маркетологи, заботящиеся не о сиюминутной прибыли, а о продолжительном процветании компании, скажут, что символы и бренды лишь тогда чего-то стоят, когда отражают реальные человеческие ценности. Вдохнуть в автомобиль душу, сделать его идейно близким владельцу — главная задача мастеров особой студии дизайна интерьеров в Зиндельфингене.

Волки и овцы

Немецкая глубинка всегда радует любителей пасторальных пейзажей. Вот и в окрестностях маленького городка Мальсхайм, что всего-то в 25 километрах от промышленного и шумного Штутгарта, тишь да гладь. Глядя на мирные красные черепичные крыши деревянных ангаров, сразу не догадаешься, что здесь скрывались «мессершмиты» и «юнкерсы», вылетавшие бомбить Францию семь десятков лет назад. Благополучно дожила до сегодняшних дней и взлетно-посадочная полоса построенной на окраине Мальсхайма в 1937 году базы «люфтваффе».

Сейчас на ее черном и мокром от дождя асфальте по-хозяйски расположилось не меньше полусотни «Мерседес-Бенцев». Перед моими глазами настоящая выставка достижений знаменитой трехлучевой звезды: здесь и стремительный SLS-AMG, и величественный S-класс, и элегантный SLK, и целый выводок электрических и не очень «Смартов». В общем, внушительная группировка! А рядом, на изумрудной травке полей, окружавших этот смотр передовых технологий, мирно паслись самые обыкновенные овечки. И столько в этом союзе природы и произведений рук человеческих гармонии и уюта, что не умилиться было невозможно.

Впрочем, и в главном дизайнерском центре старейшей в мире автомобильной фирмы, расположенном здесь же неподалеку, в Зиндельфингене, обнаружилось немало душевного.

Они мечтают

«Именно создание уютной атмосферы, чтобы владелец машины, сев за руль, почувствовал себя как дома, и есть первоочередная наша задача», — высокий, слегка нескладный дядька, показавшийся мне похожим на Джона Малковича, произносит слова мягко, полушепотом. Да и сам руководитель подразделения цвета и отделки Мартин Бремер воспринимается образцом комфорта. Разве что домашних тапочек ему не хватает. Особо Мартин упирает на натуральность применяемых в отделке материалов и эксперименты с дарами природы. Взяв в руки декоративную панельку с рисунком, напоминающим змеиную кожу, главный декоратор «Мерседес-Бенца» демонстрирует, какого эффекта можно добиться используя яичную скорлупу.

«Как они до такого додумались?» — моментально возникает вопрос. И тут же следует ответ: кроме 440 дизайнеров, занимающихся автомобилями ближайшего будущего, еще 60 сотрудников попросту... мечтают. Да-да, представляете себе работку? Эти ребята (впрочем, есть среди них и женщины) пять дней в неделю, по восемь часов в день воображают себе, как человечество будет перемещаться в пространстве, скажем, лет эдак через пятьдесят и какие ему для этого понадобятся транспортные средства.

Дотошность — признак мастерства

Сегодня сложно сказать, получит ли через полвека яичная скорлупа широкое применение в отделке, но сейчас в Зиндельфингене явно отдают предпочтение более прочным материалам — тканям, металлу, дереву, коже. Причем шкуры для пошива мерседесовского салона используют в основном от южноафриканских коров. И только источником самого дорогого сорта кожи — наппа — служат австрийские буренки. Их, как выяснили дотошные немцы, меньше кусают насекомые, поэтому и кожа получается наиболее качественная. Подобный тщательный подход к выбору материалов распространяется и на ткани. Правда, с мануфактурой более тесно работают не в Зиндельфингене, а в дизайн-студии в итальянском Комо. В том самом особняке, где некогда шили галстуки фирмы «Версаче», специально обученные люди размышляют, насколько эстетично материалы будут смотреться в салоне нового автомобиля, как их будет ощущать клиент.

И образцов тканей, кожи, ниток для строчки здесь имеется целое море. Уже только грамотно их скомбинировать — серьезная задача. Так еще при изменении хотя бы одного элемента во всей цепочке, скажем, цвета ниток в строчке сидений или отделке кожей передней панели, приходится заново проводить испытания подушек безопасности. Ведь новый краситель изменяет свойства материала на разрыв. А дерево нужно умудриться обработать так, чтобы на протяжении всего срока службы автомобиля отделка сохранила изначальный цвет. Иначе после замены, в случае, не дай бог, аварии новая декоративная планка будет отличаться от остальных, что, как я понял, для  герра Бремера совершенно недопустимо.

От компьютеров до пластилина

Но до того, как интерьером будущего «Мерседес-Бенца» начинают заниматься сотрудники департамента отделки, он уже успевает вволю попутешествовать по другим кабинетам и студиям дизайн-центра в Зиндельфингене. Ведь от самых первых набросков до окончательного утверждения новой модели в производство проходит минимум три года. Между прочим, каких-то десять лет назад на это требовалось в два раза больше времени.

Существенно сократить сроки помогли, разумеется, компьютеры. Один из самых впечатляющих из них  — волшебная стена. Большой экран размером примерно 7 на 3 метра, на который проецируется трехмерное изображение автомобиля, производит совершенно ошеломляющее впечатление. Его можно крутить как угодно, красить в любые цвета, заглядывать внутрь. На «волшебной стене» видно все до мельчайших деталей. Изображение настолько реалистично, что кажется, будто машину хоть сейчас можно завести и поехать!

И все же, несмотря на обилие вездесущей электроники, в Зиндельфингене, как 20 и 50 лет назад, макеты будущей машины лепят из пластилина. На начальной стадии дизайнеры готовят 3–5 машинок в масштабе 1:4. Причем на каждую уходит не меньше месяца. Ведь модельку не только нужно слепить, но и отделать самым тщательным образом. Тонюсенькие молдинги, миниатюрные эмблемки, игрушечные колесные диски изготавливают вручную в специальной мастерской. И после того как консилиум дизайнеров выберет самую подходящую из них, избранницу ваяют уже в полном размере.

К чему такие сложности? На мой вопрос Марк Феверстон, нарисовавший новый SLS, ответил, что никакая, даже самая продвинутая программа не способна передать те ощущения, которые получаешь от работы с настоящей, живой моделью. Разумеется, за этот кропотливый ручной труд платит покупатель машины, и платит немалые деньги. Зато получает в итоге не виртуальный автомобиль, а самый настоящий, который, как считают в Зиндельфингене, должен выглядеть актуально и модно минимум двадцать лет. Именно столько обязаны служить владельцам их «Мерседес-Бенцы»: не сломаться, не утратить качества отделки, не поблекнуть в глазах окружающих. А ведь два десятилетия службы в эпоху одноразовых товаров — это целая вечность.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые