"премьера" — для премьера или...

«ПРЕМЬЕРА» — ДЛЯ ПРЕМЬЕРА ИЛИ...

СОБЫТИЕ

«ПРЕМЬЕРА» — ДЛЯ ПРЕМЬЕРА ИЛИ...

«Первый „Блейзер“ будет собран в декабре нынешнего года!» — заявил президент Татарстана Минтимер Шаймиев. И оказался прав, подтвердив еще раз, что в нашей стране автомобильная промышленность относится к сфере не технической и даже не экономической, а непосредственно к политической.

Последние сомнения в этом развеялись 19 декабря 1996 года, когда пуск ЕлАЗа собрал в цехе малых серий премьер-министра России, вице-премьера и «просто» члена кабинета, главу администрации президента России, не говоря уж о татарстанской политической элите.

Звучавшие в здравицах слова о «начале производства» вызывали, мягко говоря, недоумение. В «таможенной зоне» за колючей проволокой стояли запорошенные снегом вполне уже «произведенные» бразильские «блейзеры».

К тому моменту прибыла первая партия — 120 штук. В каждом автомобиле лежат большие картонные коробки с комплектующими. Большие не от того, что много деталей, а по причине громоздкости последних. Это передний и задний бамперы, правое переднее и заднее сиденья, обивка дверей. Есть и поменьше — фонари, зеркала, ручки стеклоподъемников, эмблемы. Всего 208 элементов. Сиденья, правда, приходят в разобранном виде. Пока все это больше похоже на элегантный способ уйти от таможенных сборов. А продав в течение двух лет (по плану) собранные таким образом десять тысяч «блейзеров», можно ведь и свернуть программу «перспективного сотрудничества» — за отсутствием спроса или по истечении срока действия налоговых или таможенных льгот. И останется ЕлАЗ со своим «участком подсборки»...

Впрочем, признаемся честно: столь пессимистичный взгляд вытекает из самой истории ЕлАЗа. Первая свая на его многострадальной площадке была забита в июле такого далекого 1985-го! Тем более не хочется обмануться в новых надеждах.

Да, с надеждами в этот холодный декабрьский день все было в порядке. Сотрудничество с «Дженерал моторс» — сегодня объект внимания российско-американской комиссии «Гор-Черномырдин». Так что среди обязательных общих фраз о прорыве, успехе и надежде можно было наскрести по-настоящему воодушевляющую конкретику. Которая, кстати, подкреплялась картиной оживленных строительных работ в так называемом «601-м» корпусе. Итак...

Уже утверждена концепция производства комплектующих для «Блейзера» в России — в течение пяти лет их доля достигнет 70 процентов. В частности, по словам исполнительного вице-президента «Джи-Эм» Грега де Йонкера (он же управляющий директор корпорации «ЕлАЗ-Джи-Эм»), его сосед КамАЗ и друг Николай Бех будут обеспечивать «Блейзер» металлическими штампованными панелями. (Присутствовавший на церемонии Бех смолчал, но в интервью одной из местных газет заявил, что заказы ЕлАЗа дадут КамАЗу 5–6 тысяч (!) рабочих мест.)

Основной завод, со слов американца, будет в течение 20 месяцев оснащен самым современным оборудованием. И вообще, «сегодня сделан первый большой шаг в сотрудничестве „Дженерал моторс“ с Россией».

Президент Татарстана Минтимер Шаймиев предупредил, что только мы сами можем научиться работать качественно. Это архисложно — ведь контроль будут осуществлять американские представители. Конвейер в 601-м корпусе предполагается пустить уже в первом квартале 1998 года.

Анатолий Чубайс отметил, что, несмотря на скромность сегодняшнего результата, специалисты понимают, что через год-два из этого участка начнет расти гигантское производство. И " Chevrolet Blazer" переведут на русский язык с небольшим татарским акцентом".

Директор ЕлАЗа Равиль Зарипов заявил, что в ближайшее время будет объявлено о «проекте 300 тысяч». (Это уже не 50 тысяч «блейзеров» в год с конвейера 601-го корпуса, а полноценное производство 300 тысяч легковых автомобилей. Предположительно, речь пойдет об «опелях» ряда «Корсы» и «Астры».)

Виктор Черномырдин пообещал, что скоро все мы будем гордиться гигантом автомобилестроения, который здесь вырастет. Позже, на пресс-конференции, премьер-министр увязал довольно высокую по российским понятиям цену машины с грядущим экономическим ростом: «Будет рост, будет зарплата, будут покупатели». Главное — со стороны российского правительства не будет задержки с финансированием этого проекта — запланированные 120 миллиардов рублей будут вложены в 1997 году.

Все эти строки и цифры уже не отдают прожектерством. И «отверточная сборка», и относительно небольшой «проект 50 тысяч» годятся для того, чтобы, как говорят американцы, «попробовать воду». А уж потом браться за «проект 300 тысяч», неудавшийся тандему АВВА и «АвтоВАЗ».

А вдруг и правда довелось присутствовать при открытии новой страницы в автомобилизации России? И мы станем ездить на настоящих автомобилях?

На бампере первенца было написано «Премьера». Анатолий Чубайс пошутил, что последнюю букву стоило поменять на «у». Машину, конечно, премьеру не подарили, но прокатиться дали. (Даже личная охрана с уважением относится к умению Виктора Степановича управлять автомобилем.) Первый министр, ставший первым водителем первого елабужского «Блейзера», «прохватил» по первому снегу и оценил машину поднятым большим пальцем.

Ну а мы расскажем о своих первых впечатлениях от «Блейзера» в следующем — мартовском номере журнала.

Алексей СОЛОПОВ

Фото Михаила Козловского

" Шевроле Блейзер", за рулем которого В. Черномырдин, начинает путь по российской земле. На заднем плане — первая партия машин, прибывших на ЕлАЗ.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии