"привет, лейф!"

«ПРИВЕТ, ЛЕЙФ!»

ПЕРВЫЕ ЛИЦА

«ПРИВЕТ, ЛЕЙФ!»

Название шведской фирмы «Скания» все чаще встречается на страницах нашего издания. Такая «предвзятость» вполне объяснима: появление принципиально новой машины (ЗР, 1996, № 1), титул «Грузовик года» (ЗР, 1996, № 4), обновление всей программы, пополнение ее «российским» вариантом (ЗР, 1996, № 10), наконец, заметный рост продаж. Стремление узнать, насколько успехи фирмы связаны с ее руководителем, естественно для журналиста, но вот встреча с президентом «Скании» Лейфом Остлингом представляла для нас особый интерес — инициатива исходила от него самого, что для лиц такого ранга, судя по нашему опыту, большая редкость.

Нет-нет, конечно, Президент и Председатель совета директоров «Скании» г-н Остлинг не преследовал конкретной цели стать героем рубрики «Первые лица» журнала «За рулем». Все случилось намного проще и естественней — что, замечу, забегая вперед, вообще характерно и для фирмы, и для ее главы.

Встретив на Ганноверском автосалоне сотрудницу своего московского представительства — «Привет, Света, как дела?» — президент узнал о предстоящем визите в Швецию российских журналистов. «Я бы с удовольствием с ними встретился,» — сказал Лейф Остлинг, и дело было сделано.

Кстати, обращение президента по имени к рядовому работнику одного из неблизких отделений фирмы — свидетельство отличной памяти (на «Скании», между прочим, 36 тысяч сотрудников), а что касается «тыкания» — это, считайте, норма. Ведь в ответ от малознакомого человека он услышал тоже: «Привет, Лейф!»

«ОН РОДОМ ИЗ ЛУЛЕО»

В Швеции это не фамильярность. Сперва нас немного шокировало, когда в штаб-квартире «Скании» кто-нибудь из менеджеров среднего звена спрашивал: «Вы уже встречались с Лейфом?» То, что на первый взгляд кажется непочтительным, здесь всего лишь проявление тщательно пестуемой шведами истинной, а не показной демократичности. На «Вы» тут принято обращаться только к членам королевской семьи. Называть вас по имени — тоже традиция; конечно, у президента «Скании» много тезок среди сотрудников, но когда говорят «к нам приезжает Лейф», вопроса — какой именно? — не возникает.

«Скания» — акционерное общество, управляет которым человек, избранный высшим органом АО — советом акционеров. При этом рекомендует будущего президента, а значит, и своего руководителя, совет директоров. Оговоренного срока президентства нет: пока он работает хорошо и устраивает оба совета — пост сохраняется за ним. Такой порядок принят во многих акционерных предприятиях.

Когда я попросил работника пресс-службы в двух-трех фразах назвать главные черты своего руководителя, услышал неожиданное: «Видишь ли, он родом из Лулео». Оказывается, это много значит. Лулео — город на севере страны, столица области Норрботтен. Люди там особенные, как, впрочем, и наши северяне, привыкшие к суровой природе, впитав опыт предков, живших в этом краю. Они, как правило, прямые в суждениях, без лукавства, довольно жесткие, говорят немного, и — по делу. Остлинг — не исключение. И коль уж речь зашла о его малой родине, уместно проследить его биографию, начиная с предков. Родился он 51 год назад в простой семье. Дедушки и бабушки занимались сельским хозяйством, как сказано в официальном пресс-релизе — крестьяне, в общем, а отец основал свою строительную фирму и частенько брал с собой на работу сына. Естественно, тот тоже поначалу мечтал стать строителем, благо, в школе его привлекали больше технические, чем гуманитарные дисциплины. Правда, какое-то время Лейф серьезно подумывал о профессии врача, но вскоре к медицине охладел и к окончанию школы твердо решил пойти в инженеры. Поэтому и поступил в технологический университет Гетеборга, закончил там же аспирантуру и в 1970 году получил степень кандидата (бакалавра) технических наук, а годом позже бакалавра экономики.

Свою судьбу со «Сканией», тогда бывшей в составе концерна «СААБ-Скания», он связал в 1972 году — четверть века назад. На фирме существует замечательное, на мой взгляд, правило — каждый новичок в соответствии со своей специальностью в течение года-двух переходит из отдела в отдел, определяя наиболее интересную для себя работу. Присматриваются и к нему — где он себя лучше проявит. Окончательное место, как правило, устраивает и сотрудника, и руководство. Остлингу, с его двумя высшими образованиями, выбирать было сложнее — много вариантов, но в конце концов он остановился на отделе долгосрочного планирования. Здесь вырабатывают стратегию фирмы, здесь, выражаясь высокопарно, делают будущее, и инженер-экономист пришелся как нельзя кстати. В 1977 году Остлинг уже возглавил отдел, то есть стал одним из менеджеров компании.

Тут, пожалуй, напрашивается сравнение с другим автомобильным боссом — Ли Якоккой, управлявшим «Фордом», а позже «Крайслером» и написавшим широко известную книгу «Карьера менеджера». Получив специальность инженера, он быстро понял, что сами по себе технические вопросы его не увлекают, и подался в более динамичную, как ему показалось, область управления. Остлинг для себя сформулировал это так: «Мне трудно оставаться в стороне от принятия оперативных решений, я считаю это необыкновенно интересным!»

Впрочем, от инженерных дел он не отказывается до сих пор: «Трудно сказать, что в моей сегодняшней работе более важно: инженер, экономист, руководитель. Знаю только твердо — ничто из этого не оказалось лишним».

В 1983 году Остлинг уехал в Нидерланды, где возглавил местное отделение «Скании». Это тоже хорошая традиция фирмы — обязательная работа высшего персонала за границей. Затем вел дела «Скании» в Южной Америке — одном из крупнейших рынков компании, был заместителем начальника отдела экспортных продаж.

В 1990 году Л. Остлинг занял высший пост Президента и Председателя совета директоров «Скании». В этом качестве встретил столетие компании (1991 год), разделение с СААБом и независимость компании (1994). А потом и появление нового семейства грузовиков (1995), и успехи на рынке... Впрочем, пассивное «встретил» — не совсем точно: во многих достижениях фирмы (юбилей, понятное дело, не в счет) изрядная доля заслуг самого руководителя.

Позади — полных шесть лет во главе автомобильной фирмы. Что дальше? Президентство вовсе не означает конец профессиональной карьеры. Хочешь большего — расти вместе с предприятием, что сейчас, кстати, и происходит — фирма на подъеме, несмотря на то, что внедрение новой модели почти всегда влечет за собой некоторый спад в выпуске автомобилей (переоснащение производства — это большие затраты). В плохом для производителей «траков» 1993 году было продано 23 тысячи грузовиков, в 1994-м — почти 32, в 1995-м — 42 тысячи! Это вывело фирму на третье место на европейском рынке грузовых автомобилей полной массой больше 15 т. На мировом ей принадлежит примерно 7%. А вот по динамике роста продаж «Скания», пожалуй, лидирует.

Вероятно, Лейфу Остлингу трудно представить себя вне «Скании» и уж совершенно невозможно — вне автомобильного бизнеса: «Если я в будущем создам собственное предприятие, то оно безусловно будет автомобильным — эту отрасль я знаю лучше всего».

СПЕЦИАЛЬНОСТЬ — ПРЕЗИДЕНТ

Приход Лейфа Остлинга «в президенты» совпал со сменой целого поколения руководителей компании. В политике президенты всегда приводят за собой команду «своих» людей, в промышленности это не совсем так: глава акционерного общества — фигура далеко не всесильная. Тем не менее, с подачи нового руководителя омоложение «Скании» состоялось. О его результатах говорит сам президент: «Появилась возможность развития организации, выбора новых путей. Конечно, это не означает отказ от богатого опыта и наработок, которые за многие годы создали облик „Скании“. С энергичным обновлением фирмы началось и освоение новых интересных рынков». В числе последних — и Россия. Неудача проекта «Русскан» (попытка создать предприятие в Коломне по сборке автобусов) не подорвала веры в российский рынок. Остлинг по-прежнему не отказывается от мысли об организации производства в России (ведь получилось же в Польше!), но, возможно, чуть позже, когда наш рынок будет «не столь упругим» по отношению к внешним инвесторам. О своих визитах на КамАЗ и КрАЗ президент высказывается дипломатично: «Было интересно». Понятно, что эти заводы вряд ли станут партнерами «Скании» — слишком велики. Общая беда наших предприятий — выпуск всего, что составляет конечный продукт, — то, что называется вертикальная интеграция, масштабность, а отсюда — неповоротливость.

Будущее, считает президент, не за гигантскими объединениями, а за предприятиями, совершенствующими сегодня один определенный вид продукции. «Скания» — пример такого предприятия. Недавнее разделение с СААБом пошло ей на пользу, хотя... «в личном плане было довольно грустным, так как потерялась связь со многими бывшими коллегами. С другой стороны, в деловом плане мы много приобрели — например, смогли выйти со своими акциями на биржу и упрочить свое положение „.

У каждой фирмы есть свой «конек» — то, в чем она лидирует. Что сам президент считает наиболее «продвинутым» в своей продукции? Лучше других, отвечает Остлинг, нам удается делать эффективный грузовик. Да, «Скания», пожалуй, один из самых дорогих тяжелых тягачей, но в силу надежности, совершенной конструкции, долговечности он требует минимальных затрат в течение всего срока эксплуатации.

Очень важна в наше время охрана окружающей среды — тут у «Скании» очень серьезные решения и проекты. Ну и, конечно, сильный «конек» — модульный принцип построения грузовика, когда из четырех двигателей, семи кабин, трех рам, четырех коробок передач собирают аж 400 модификаций!

Но вернемся к личности президента. На любимый вопрос журналистов «Ваше хобби?» он ответил так: «люблю охоту, рыбалку», правда, как выяснилось, русского ружья у Остлинга пока нет. Только времени свободного немного: «Я нахожусь в разъездах половину года, и меня часто мучает совесть, что я мало времени уделяю семье».

Но вот что выяснилось: президент «отводит душу» на отдыхе еще и тем, что собственноручно реставрирует виллы. И то, что Лейф завзятый «дачник», показалось мне даже более демократичным, чем простое, на «ты» и по имени, общепринятое обращение к президенту.

Но семейные дела — это сугубо личное; ограничим наше знакомство с Лейфом Остлингом семейной («шведской»?) обстановкой предприятия, которым он руководит и где его называют «президент Лейф».

Антон ЧУЙКИН

Фото «Скания»

Продукция «Скании». Представители четвертого поколения машин — тяжелый магистральный грузовик с кабиной «R Топлайн» и самосвал с «носатой» кабиной «Т», дизель для морского катера и новый городской автобус «Омнисити».

Президент «Скании» Лейф Остлинг.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые