«Москвич-433»: от съезда до буфета

Перед нами машина с совсем не героической биографией и абсолютно не щегольским видом. А прохожие все равно смотрят на нее с доброй улыбкой.

«МОСКВИЧ-433»

«МОСКВИЧ-433»«МОСКВИЧ-433»
«МОСКВИЧ-433»

На них не обращали особого внимания, как на обыденные предметы, — скажем, эмалированный чайник, кипящий на плите перед походом в школу. Или коржик, купленный в школьном буфете: вкусно, но ничего особенного. Такие фургоны подъезжали к магазинам, прачечным, школам, где сурового вида дядьки доставали из них неброские и не слишком ценные грузы. Потом эти «москвичи»-фургоны как-то незаметно исчезли. О них, казалось, забыли навсегда. Но эти неказистые работяги тоже часть нашей истории.

МЕЛКИМ ОПТОМ

Их иногда называли «стиралками» — за ребра боковин грузового отсека, напоминающие стиральную доску. Фургон с весьма современным по тем временам дизайном появился на пару лет позже седана. Первые грузовые машины собрали в самом конце 1966 года. Нижневальный мотор в 50 л.с., конечно, далеко не гигант, особенно по сравнению с передовым 412-м, выпуск которого начали в 1967 году. Но тогда двигатели в 40–50 л.с. и в Европе были нормой. А развозному городскому фургону больше и не надо. Вам трудно поверить, что некогда «москвичи» можно было сравнивать с иномарками-одноклассниками?

Старые приборы читаются хуже, чем современные, но определенный шарм в них, несомненно, есть.

Старые приборы читаются хуже, чем современные, но определенный шарм в них, несомненно, есть.Старые приборы читаются хуже, чем современные, но определенный шарм в них, несомненно, есть.
Старые приборы читаются хуже, чем современные, но определенный шарм в них, несомненно, есть.

По сегодняшним меркам, фургон практически не разгоняется. Ходы расположенного на рулевой колонке рычага четырехступенчатой коробки передач размашистые. Позднее, в начале 1970-х, рычаг переместили на пол, но лучше от этого не стало: дистанционный привод коробки передач все равно оставался капризным. Впрочем, при определенных навыках да спокойном ритме езды управление коробкой приемлемое. А рычаг на руле в известной мере даже удобнее.

Посадка для водителя среднего роста вполне сносная. Высокому будет тесно, но полвека назад стандарты были другие. Соседу водителя похуже, если за спинкой кресла на штатном месте стоит запаска. Ну да пассажиру машиной не управлять! Погрузка-выгрузка требует ловкости и гибкости — крыша низкая. Не то чтобы конструкторы не догадывались, что можно сделать фургон-«каблук», просто на МЗМА, как и на других советских заводах, царил принцип максимальной унификации. В данном случае — с универсалом «Москвич-426».

Скольких трудов стоило пустить на конвейер ИЖ-2715, ветераны удмуртского завода вспоминают до сих пор! Проблема погрузки-выгрузки отчасти решалась отказом от сплошной стенки за спиной водителя (на первых фургонах она была): что-то можно было достать или положить из кабины. Правда, если груз уложен под крышу, а торможение резкое, могли возникнуть проблемы. Кстати, тормоза здесь еще без усилителя (он появится на мощном 412-м и его модификациях), но для фургона вполне сносные.

На ранних московских фургонах дверь грузового отсека состояла из двух откидывающихся частей. В отсутствии сплошной перегородки между кабиной и багажником были и плюсы, и минусы.

На ранних московских фургонах дверь грузового отсека состояла из двух откидывающихся частей. В отсутствии сплошной перегородки между кабиной и багажником были и плюсы, и минусы.На ранних московских фургонах дверь грузового отсека состояла из двух откидывающихся частей. В отсутствии сплошной перегородки между кабиной и багажником были и плюсы, и минусы.
На ранних московских фургонах дверь грузового отсека состояла из двух откидывающихся частей. В отсутствии сплошной перегородки между кабиной и багажником были и плюсы, и минусы.

Ну а вообще грех жаловаться! Для второй половины 1960-х — начала 1970-х (а этот фургон как раз из 1969-го) по оснащению и управляемости — нормальный легковой автомобиль, способный, по паспортным данным, перевозить 250–400 кг (в зависимости от дорог) чего-нибудь. Но кто их считал, эти килограммы? Впрочем, особо тяжелого на таких машинах, как правило, не возили. А коржиками да сосисками для школьного буфета «Москвич» не перегрузишь.

ДВАДЦАТЬ ТРИ И ТРИДЦАТЬ ТРИ

Весной 1966 года, за несколько месяцев до появления 433-го, прошел ХХIII съезд КПСС. О такой мелочи, как фургон «Москвич», в его материалах, конечно, не было ни слова. Но задачу увеличить в восьмой пятилетке производство грузовиков в два раза поставили. МЗМА обязан был внести в это дело свой, пусть и не великий, вклад. Универсал «Москвич-426» освоили, кстати, позже фургона — в марте 1967-го.

Ну, «в два раза» — это, конечно, погорячились. Но рост, по нынешним меркам, действительно немыслимый: в 1965 году в СССР произвели чуть больше 326 000 грузовиков, а в 1970-м — более 524 000. В этом объеме вклад московского завода, получившего в 1968-м, за год до рождения этого «Москвича», имя Ленинского комсомола, был совсем скромным. Основной продукцией предприятия являлись седаны, очень неплохо продававшиеся за границей. Зато московский завод был, по сути, единственным, серийно выпускающим удобные в городе юркие развозные фургоны.

Простенькие, но изящные подфарники впервые появились на «москвичах» семейства 403, а потом еще долго жили на ижевских машинах.

Простенькие, но изящные подфарники впервые появились на «москвичах» семейства 403, а потом еще долго жили на ижевских машинах.Простенькие, но изящные подфарники впервые появились на «москвичах» семейства 403, а потом еще долго жили на ижевских машинах.
Простенькие, но изящные подфарники впервые появились на «москвичах» семейства 403, а потом еще долго жили на ижевских машинах.

Незаметные фургончики бегали по городам, делали незаметную работу. Большинство бесславно заканчивали свой век у заборов автобаз и на свалках. Именно туда лазили пионеры московских окраин собирать металлолом (интересно, не на ту же свалку его потом отвозили?..). Но в посещении этого кладезя была и вторая цель: ужасно интересно потрогать автомобильное железо! Пусть ржавое и искореженное.

Поскольку частникам фургоны в СССР не продавали, шансов выжить у отработавших свой срок машин почти не было. Вот и этот 433-й совсем недавно был на грани исчезновения. Чужие детали и агрегаты продлили его нелегкую жизнь, однако и она подходила к концу. Но совсем не пижонистому, не знаменитому и не легендарному «Москвичу» удивительно повезло. Сегодня он почти такой, каким был более четырех десятилетий назад: не франт, скорее, обыденный предмет из почти забытого быта, как чайник, настойчиво кипевший на газовой плите, или коржик из школьного буфета…

МАЛЕНЬКИЙ, А УЖЕ ГРУЗОВИК

Производство «Москвича-433» начали в самом конце 1966-го. Машину грузоподъемностью 250–400 кг комплектовали 1,4-литровым нижневальным мотором «Москвич-408» и четырехступенчатой коробкой передач. С начала 1970-х годов 433-й выпускали параллельно с более мощным фургоном «Москвич-434», оснащенным 75-сильным мотором «Москвич-412» и гидровакуумным усилителем тормозов. В 1976-м модель 433 сменил «Москвич-2733», а 434 — «Москвич-2734», созданные на базе моделей 2138 и 2140.

«МОСКВИЧ-433»

«МОСКВИЧ-433»«МОСКВИЧ-433»
«МОСКВИЧ-433»

Редакция благодарит Евгения Магакова за предоставленный автомобиль,

директора Московского городского дворца детского (юношеского) творчества А.А. Шашкова, заместителя директора В.Н. Костина

и заведующую сектором информационного обеспечения и взаимодействия со СМИ Н.И. Чистякову

за помощь в организации съемки.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии