«Пьяный ноль»: о чем не сказали президенту

Президентский» закон о «нулевом пороге» алкоголя в организме водителя — абсурд. Любое слово помягче будет неточным. Вот аргументы, которые советники, похоже, не донесли Дмитрию Медведеву.

Нулевой порог: освидетельствования водителей

Нулевой порог: освидетельствования водителей

Большинство — это миллионы

Появись этот материал после ухода из Кремля Дмитрия Анатольевича (все помнят, кто инициировал «нулевую» норму), точно услышу упрек: легко топтать дохлого льва! Потому спешу доспорить и попытаться склонить к реверсу — еще есть время исправить ошибку.

Или через полтора года после принятия «порога» все уже смирились или ощутили пользу закона?

«За рулем» провел анкетирование читателей, один из вопросов — о «нуле» алкоголя. Поступило более 62,5 тыс. ответов (социологи считают опрос репрезентативным, если в нем приняли участие несколько тысяч человек). 54% против «нуля» (вряд ли это большинство — сплошь выпивохи и только поэтому проголосовали так), 46% респондентов высказались в его пользу.

Если эти проценты экстраполировать на российское автосообщество (за рулем в РФ ездит около 44 млн чел.), проистекает вывод, что миллионы «не прочувствовали и не смирились» с тем, что ограничили их права (и можно предположить, что голосовавшие в пользу «нуля» не вполне представляют, почему он — нелепица). Права не водительские — гражданские: в конечном счете, речь идет о праве на свободное передвижение.

Значит, вопрос остался злободневным: какая на самом деле концентрация алкоголя в организме не влияет на навыки вождения?

Сразу оговорюсь, материал написан с надеждой, что попадет на глаза президенту. Его юридический ум требует безукоризненных, связанных с реальностью доказательств. Именно такие и используем, привлечем в помощь мнения специалистов. Впрочем, таких же аргументов требует любой читатель, в данном случае любой водитель — над ним довлеет «нуль». Картинок будет мало.

Диабетики сплошь пьяницы?

Задача не переспорить и не ущучить, а дойти до истины. Потому будем честны и признаем: сильнейший, казалось бы, аргумент противников «нуля» — заблуждение дилетантов.

СМИ повторяли: человеческий организм вырабатывает естественный алкоголь — по-медицински, эндогенный этанол (ЭЭ), у одних в бо́льших количествах, у других — в меньших. Наиболее уязвимы те, у кого нарушена эндокринная система, прежде всего диабетики: мол, в них естественного спирта — хоть залейся, и в восприятии алкометров ДПС эти несчастные — пьяницы.

Диабетиков в стране, по разным оценкам, 30–34 млн человек, сложилась тенденция к росту этого контингента. Если принять, что каждый четвертый диабетик водит машину (в РФ минимум каждый четвертый — водитель), то получается, без малого миллион граждан ездит под угрозой лишения прав по дискриминационному признаку: по болезни.

И надо учесть, что при диабете наступает закупорка сосудов, в первую очередь в ногах с реальной угрозой их ампутации. Отсюда не высказанное открыто, но подразумевающееся обвинение: Медведев, настояв на «нуле», проявил бесчеловечность к страдальцам.

Слишком ужасен вывод, чтобы не проверить вводные.

Алкометр не учует

Корреспондент «За рулем.РФ» пристроился в очередь под дверью кабинета эндокринолога одной из поликлиник, просил подуть в трубочку алкометра десятерых пациентов (предварительно убедившись, что у них действительно диабет «со стажем»). В абсолютно всех случаях прибор показал «0, 00». Аппарат врать не мог: его настроили в сервисной лаборатории.

— «Алкогольный фон» у диабетиков подскакивает только при определенных условиях, — разъяснила эндокринолог Ирина Уланова. — Но образует его не этанол, а эндогенный ацетон. Его «вулканическое извержение» возможно разве что у небрежного к себе больного, который при запрете есть сладкое, скажем, неделю подряд съедал по целому торту и запивал по литру персикового сока. Это все равно что в здоровый организм вливать по бочке сиропа. При такой «диете» возникает эффект кетоацидоза. Тогда и прибора не нужно: носом уловишь запах ацетона в выдохе… Однако диабетики не самоубийцы — практически никто до такого состояния себя не доводит. Потому в очереди вы и получили «нули».

Организм вырабатывает и другие спирты. Но на те концентрации, которые содержатся в выдохе людей, датчик алкометра среагировать не способен — приборы со столь тонким «нюхом» в мире пока никто не создал. Дозы веществ настолько микроскопичны, что их обнаруживает лишь чуткое оборудование научно-исследовательских лабораторий. В сравнении с ним алкотестеры напрочь лишены «обоняния». И даже если в организме в 3–5 раз возрастает выброс естественных спиртов, их концентрация все равно в сотни раз меньше той, что создает алкоголь, выпитый из рюмки.

Обвинение президента в бесчеловечности к больным снимается. Но другие аргументы не оставляют от «нуля» мокрого места.

Медицинский факт!

Со времен Эрика Видмарка, автора основополагающей формулы в судебно-медицинской экспертизе (эта формула, выведенная еще в 20-х годах, — как в математике таблица умножения), Швеция остается ведущей страной в области «алкогольного» законодательства. Стать лидерами простимулировала ситуация: здешнее население «потребляет» не меньше нашего, и в стране это тоже национальная проблема. Некоторое время назад парламент страны также намерился установить «нулевой допуск». Но депутаты не рубили с плеча — спросили мнение экспертов.

Шведский ученый с мировым именем А. Джонс еще до принятия «госзаказа» исчерпывающе изучил все аспекты отечественной и мировой диагностики опьянения водителей. Пришел к заключению: не все, что по анализу выше нуля, вызывает опасные для вождения поведенческие изменения. Ни при какой погоде, ни в малейшей степени человеческий организм не реагирует на концентрации 0,2 г/л крови (то есть промилле — обозначается символом ‰; если измерять алкометром, это соответствует 0,1 мг/л ВВ — выдыхаемого воздуха). К меньшим концентрациям организм тем более индифферентен.

Осторожные депутаты шведского Риксдага в качестве порогового приняли наиболее жесткий вариант — 0,21 ‰ (0,1 мг/л ВВ).

Нам мировой опыт, разумеется, не указ. Но вот что считают ведущие российские специалисты.

Анализируя научные позиции, А. Бурцев, зав. отделением наркоэкспертиз Московской наркологической клинической больницы № 17, свидетельствует, что мнения наших ученых разнятся: одни считают, что при показателях ниже 0,5 ‰ (ок. 0,24 мг/л ВВ) не происходят никакие изменения, которые хотя бы в какой-то мере были опасны для вождения. У других есть доказательства некоторого ухудшения навыков при концентрациях 0,3–0,4 ‰ (0,14–0,19 мг/л ВВ). Однако все единодушны в одном: при 0,2 ‰ (0,1 мг/л ВВ) и ниже водитель самоконтроль не теряет ни в какой степени.

Авторитетнейший в стране А. Зеренин, зав. отделения профилактики среди работников профессий повышенного риска ННЦ Наркологии, того же мнения: «Доказано многочисленными исследованиями : при концентрации алкоголя 0,2–0,3 промилле и менее в крови или 0,1–0,15 мг на 1 л в выдыхаемом воздухе водитель не находится в состоянии опьянения, при этом не повышается риск совершения им ДТП». (В цитате выделено шрифтом автором.)

Это — медицинский факт!

И другой взгляд ученого — на социальный аспект проблемы. А. Зеренин убежден, что ПДК (предельно допустимая концентрация) на уровне 0,2 ‰ — страховка для водителя, упреждающая ложные обвинения, связанные с погрешностями измерений. Такой уровень значительно сократит ошибки и коррупционные возможности при освидетельствовании водителя.

Трезв, но пьян

Чтобы понимать, откуда что берется... «Ноль» запустили в жизнь поправки в инструкцию Минздравсоцразвития о порядке освидетельствования водителей  — из существовавшего текста изъяли две фразы (по приказу МЗСР от 25 августа 2010 г.). Это не так себе инструкция, она  — неотъемлемая часть КоАПа.

Абсурд вот он, в тексте. В пункте 16 слова «... выносится при наличии положительных результатов» означают «любых». Так ведь на деле не любых — по свидетельству мировой и отечественной науки. Эта формулировка бессмысленна так же, как несуразно то, что она вызвала: теперь об очень многих российских водителях можно говорить: он, конечно, трезв, но по закону- пьян. Реплика для кинокомедии!

В театре абсурда есть исполнители. По имеющейся у нас информации, ответственные за поправки (обойдемся без ФИО) — убежденные сторонники реальных порогов (один из них — порога аж 0,8‰). Коллеги спрашивали, почему же сделали то, с чем их ученая позиция не согласуется? «Мы исполнили волю президента». Могли ли сделать иначе, если сама Дума единодушно прогнулась.

Россия — исламская страна?

Результаты исследований шведских, американских ученых, а также специалистов других стран легли в основу антиалкогольного законодательства многих государств.

Самый жесткий порог 0,2 установили лишь в некоторых. Для нас показательно, что так сделали в странах БРИК (в числе которых и РФ) — Китае и Бразилии. Но в Индии, входящей в ту же организацию, — 0,3. В подавляющем же большинстве стран мира порог выше, вплоть до невообразимых для нас 0,8: в Канаде, Ирландии, Мексике, США, Великобритании…

А в каких странах «ноль»? Их единицы, это преимущественно исламские государства (мусульманам вера не позволяет прикасаться к алкоголю, в Саудовской Аравии он вовсе запрещен), а также странах, скажем так, развивающейся демократии, например в Румынии.

Россия попала в ту же компанию — президент, а вслед и Дума пренебрегли медицинским фактом. С таким же успехом можно проигнорировать теорему Пифагора, законы Ньютона, навязать, что 2х2 тоже равно нулю.

…И доволен, что врезался в столб

Один большой абсурд складывается из вереницы поменьше. Вот очередной.

В нашем КоАПе фигурирует термин «состояние опьянения». В подобных документах других стран используют иные, например «вождение под влиянием алкоголя». Между одним и другим принципиальная разница.

«Состояние опьянения» — медицинский термин, он внесен в «Международную статистическую классификацию болезней и связанных со здоровьем проблем», означает «отравление алкоголем». Это не болезнь, но состояние организма с отклонением от нормального, и его тоже нужно уметь точно диагностировать.

Прерогатива устанавливать диагноз закреплена исключительно за дипломированными врачами соответствующей специализации. Об отклонениях медики судят не только по анализам — их результаты могут ввести в заблуждение в силу «химических» особенностей организмов людей. Главный критерий — клинические симптомы. Их опять-таки идентифицирует только профессионал: особенности речи, кожного покрова, неврологические реакции... Того, кто «нарезался вдрызг», оценит любой, но только специалист разглядит другого, кто выпил совсем чуть, и врач не спутает остаточные проявления вчерашнего подпития с признаками усталости, последствиями травмы…

Пример из жизни. Водителя «Газели» после ДТП привезли на медицинское освидетельствование. Автоинспекторы подсказывали доктору: глядите, в хлам разбил грузовик, сам чуть не угробился, но улыбается, как блаженный, — наверняка «под газом»… 

Врач увидел другое. Эйфория эйфории — рознь. Оказалось, водитель радовался, что не задавил детей (они выскочили как из-под земли и нырнули под колеса), умудрился не въехать в заполненный людьми павильон остановки и, выкрутив баранку, всего лишь врезался в столб. Анализ показал: гражданин трезв.

Полицейский диагноз

Чтобы установить диагноз без ошибки, врачи всегда обязаны были а) осмотреть пациента, установить клиническую картину; б) провести анализ воздуха в выдохе — и только если одно подтвердит другое, диагностировать опьянение.

Несуразица с внесением «нуля» потащила за собой следующую.

Законом в его нынешнем виде прописано: порядок выявления на предмет опьянения составляет Минздравсоцразвития. Министерство, составляя инструкцию, руководствовалось железной логикой: зачем еще какие-то исследования, если любой положительный показатель на алкометре — основание признать: «пьян»! И исключило клинический осмотр из процедуры медосвидетельствования. Во врачебном мире дисциплина железная: прописали, что нельзя, значит — ни в коем разе!

Нулевой порог: освидетельствования водителей на состояние опьянения

Нулевой порог: освидетельствования водителей на состояние опьяненияграфах бланка «Акта медицинского освидетельствования»указывалось, что надлежит оценить врачу: внешний вид водителя (состояние одежды, кожных покровов, повреждения на теле...); поведение (раздражен, возбужден, эйфоричен, суетлив, заторможен…); состояние сознания; речевую способность; вегетативно-сосудистые реакции; дыхание (учащенное, замедленное); пульс; зрачки (сужены, расширены, реакции на свет); мимику (вялая, оживленная); походку (шатающаяся, с быстрыми поворотами, пошатывание при поворотах); устойчивость в позе Ромберга; точность движений (с закрытыми глазами попасть пальцем в кончик носа); дрожание век, языка, пальцев рук и другие. Теперь ничего из этого в расчет не принимается. Данные о состоянии вносятся, начиная с 15-й графы: «Наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе». Все!
графах бланка «Акта медицинского освидетельствования»указывалось, что надлежит оценить врачу: внешний вид водителя (состояние одежды, кожных покровов, повреждения на теле...); поведение (раздражен, возбужден, эйфоричен, суетлив, заторможен…); состояние сознания; речевую способность; вегетативно-сосудистые реакции; дыхание (учащенное, замедленное); пульс; зрачки (сужены, расширены, реакции на свет); мимику (вялая, оживленная); походку (шатающаяся, с быстрыми поворотами, пошатывание при поворотах); устойчивость в позе Ромберга; точность движений (с закрытыми глазами попасть пальцем в кончик носа); дрожание век, языка, пальцев рук и другие. Теперь ничего из этого в расчет не принимается. Данные о состоянии вносятся, начиная с 15-й графы: «Наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе». Все!

Но вот что вышло. Диагноз теперь устанавливают, но… полицейские, по табельному алкометру. Однако не всем же подряд предлагают «дыхнуть», а только тем, в ком заподозрят неладное. Как сказано в КоАПе, если есть «достаточные основания полагать». Какие такие основания? Все те же — клинические признаки: поведение, реакции, запах… Только распознают, скажем так, неумело. Не редкая ситуация: инспектор ДПС внушает водителю, что тот, похоже, «того»...

Покаянная под страхом расплаты

Для приличных медиков профессионализм, этические принципы врачебного дела выше приказного абсурда. Честный московский психиатр-нарколог осмелился дважды (!) не поставить двум водителям диагноз «состояние опьянения»: алкометр показал крохотное значение выше нуля, но врач не зафиксировал соответствующих клинических признаков. Начальство устроило выволочку: как посмел проводить осмотр — не положено!!! И заставило писать объяснительные записки.

Доктор не оправдывался — указал на несуразицу. «Представляется нелогичным, — написал согрешивший перед инструкцией нарколог, — что направляют человека на медосвидетельствование, учитывая клиническую картину, а врач должен выносить заключение, не считаясь с ней».

Но когда заставили писать еще одну объяснительную, уже не рассчитывал на понимание: «В то время, когда президент высказался о недопустимости каких-либо „допустимых уровней“ алкоголя в крови и борьба за трезвость на дорогах бескомпромиссна, нет нужды обращаться к закону, здравому смыслу и профессиональной составляющей медицинского освидетельствования. Осознаю, что не понял во всей глубине дух времени, выдвинутую правительством и народом задачу и ошибочно поставил трезвым испытуемым заключение „Состояние опьянения не установлено“. Впредь обязуюсь при написании актов не руководствоваться ошибочными умозаключениями».

Эта буффонада не только для принципиальной администрации медучреждения.

Приговор за колосок

По поводу великой движущей силы «нуля» советники опять-таки дали президенту не всю информацию. Обратились  бы к токсикологам — те подсказали бы, что ученый А. Джонс и его коллеги проводили в разных странах анализ причин «пьяных» ДТП и пришли к заключению:

— количество ДТП с участием выпивших водителей никак не зависит от «норматива» этанола в крови — будь то «0» или «0,8»;

— львиная доля «пьяных» ДТП приходится на тех, в ком алкоголя 1,5 и выше мг/л;

— совсем немного аварий происходит по вине водителей с минимальной концентрацией этанола в организме, и нет доказательств тому, что они неадекватно действовали именно из-за этого — точно так же ведут себя многие трезвые (по невнимательности, неопытности, из-за самоуверенности).

Отсюда: важна не высота антиалкогольного порога, а само его существование — фактора сдерживания против пьянства за рулем. А медведевский «ноль и ни на йоту больше» — ограничение избыточно строгое, научно не обоснованное, противоречащее практике стран с более богатым опытом организации безопасности движения. Лишать прав за показатель, скажем, 0,07 мг/л — немногим лучше, чем приговаривать к каменоломням за унесенный с поля колосок.

Считать покушением на убийство

Здравомыслящие люди, конечно же, не против антиалкогольных акций, больше того, можно ввести репрессии и посуровее. Не оставляют равнодушными цифры жертв в «пьяных» ДТП: в прошлом году погибли 2103 человека, это даже несколько больше, чем в 2010-м. Впрочем, как и раненых, как и общее количество таких происшествий.

Правозащитник Ольга Костина предлагала, в том числе через трибуну «За рулем.РФ», квалифицировать действия нетрезвых водителей, виновных в смертях на дороге, как покушение на убийство. Прими такой закон — «преступникам за рулем» было бы чего бояться по-настоящему. Кстати, в опросе «За рулем.РФ» в пользу ужесточения наказаний (кроме штрафов и лишения прав — конфискация имущества, тюремное заключение) проголосовали почти ¾ респондентов. Заметьте, это те же читатели «За рулем», которые в опросе, упомянутом в начале материала, высказались против «алконуля».

Позиция читателей непротиворечива — одно не исключает другого: автомобильный люд видит разницу между мерой справедливой и абсурдной.

«За рулем.РФ» направляет материал президенту Дмитрию Медведеву.

Редакция благодарит за консультации Татьяну Баринскую, кандидата фармацевтических наук, врача клинической лабораторной диагностики.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии