Шины, которые мы выбираем

ШИНЫ, КОТОРЫЕ МЫ ВЫБИРАЕМ

]

РЫНОК

ШИНЫ, КОТОРЫЕ МЫ ВЫБИРАЕМ

Журнал продолжает изучать потребительский спрос на автомобильные товары (см. «Зимний спрос» — ЗР, 1997, № 1, 2). На сей раз Антону УТКИНУ пришлось из «родных стен» Торгового дома «За рулем» отправиться на шумное торжище рынка: очередной его репортаж посвящен шинам, спрос на которые весной испытывает всплеск.

Почему именно в марте около мастерских шиномонтажа растут стопки выброшенных покрышек? Чтобы ответить на этот вопрос, вспомним, из-за чего, вообще, выходит из строя современная шина — с металлокордом в брекере. Пробежав тысяч двадцать-тридцать, она не только утрачивает часть толщины протектора, но и получает множество невидимых повреждений: проколы, порезы, трещины, расслоения. Чем ниже качество изготовления шины и тяжелее условия ее эксплуатации (перегрузка, быстрая езда по плохой дороге), тем больше этих повреждений.

Зимой шина почти постоянно работает в водяной среде — даже в сильный мороз снег под колесами плавится. Попадая в порезы и трещины, вода замерзает, надолго задерживается между слоями шины, вызывая коррозию и преждевременное разрушение стальных нитей корда. Процесс многократно ускоряется при езде в крупном городе, где дороги поливают растворами солей. Кроме того, зимой усиливается чисто механическое воздействие на стальной корд — тем быстрее происходит разрушение. Машина часто наезжает на наледи, а уж влететь с ходу в припорошенную снегом выбоину — обычное дело. Некоторым моделям металлокордных шин, например, МИ-16, МИ-180, бывает достаточно одной зимы, чтобы выйти из строя. Скажем, купленный весной новый " Moskvich 21412", пробежавший 10–15 тысяч километров за лето и еще 8–10 тысяч зимой, уже в марте может потребовать замены двух передних колес. А в конце мая выяснится, что еще два "пошли винтом"...

Свое исследование рынка шин я начал в Южном порту — крупнейшем в Москве центре торговли автомобильными товарами. Впрочем, первых респондентов я отловил еще в метро. По переходу на станции «Курская» человек тащил два баллона МИ-16. Я к нему:

— Что, прямиком из «Южки»?

— Точно, оттуда.

— А почему московскую резину взяли? Неужели ярославской не было?

— Да там есть все что угодно, просто мне пришлось брать именно МИ-16 (для моего «Жигуля» — они «родные»), чтобы все четыре колеса были одинаковые. Поставить «ярославку», конечно, хорошо бы — нейлоновый корд ходит вдвое дольше. Но ведь четыре баллона — это сразу 700 тысяч. Поэтому пока поменяю только те два, из которых проволока полезла.

Еще двое с шинами попались уже на «Кожуховской». Одному из них, купившему две 14-дюймовых М-200, я успел задать пару вопросов до прихода поезда:

— Сразу видно, вы любитель красивых широких шин. Тогда почему бы не взять для вашего «Москвича» что-нибудь импортное?

— К сожалению, слишком дорого. Эти я взял всего по 220 тысяч, а импортные такой же ширины — 185 мм, даже относительно доступные «Матадор» или «Кумхо», обошлись бы дороже на 400 тысяч за весь комплект.

— Так вы берете четыре баллона — стоило приехать на машине и взять сразу все...

— А зачем? В «Южке» сейчас парковка за деньги, и то надо ждать в очереди, чтобы заехать на стоянку. Я вот сегодня две покрышки взял, а в следующую субботу еще две куплю — спешить мне некуда, резина всегда есть. А по времени сюда что на машине, что на метро — одинаково.

Южный порт встретил меня прямо-таки величественной панорамой Большого Рынка, открывшейся с баллюстрады стоящего на пригорке вестибюля метро. Сойдя вниз, на площадь, и оказавшись в гуще людского муравейника, я приступил к делу. Методичный обход всего торгового пространства, во время которого я записывал цены выставленных на продажу шин, занял часа два.

Сопоставляя увиденное с тем, что было здесь год-два назад, убедился — многое изменилось к лучшему, в частности в торговле шинами. Я насчитал свыше десятка крупных «шинных» точек (правда, некоторые, судя по их расположению, ассортименту и ценам — явно дублеры, то есть принадлежат одному хозяину). Еще в прошлом году торговали шинами довольно хаотично (зачастую прямо с машин, в том числе «некондицией», а то и просто браком); теперь все упорядочено — шины продаются только в магазинах и на принадлежащих им лотках. Выпишут чек, дадут гарантию на полгода. Если после монтажа выявятся какие-нибудь дефекты (шину невозможно отбалансировать, появится «грыжа» при накачивании), то ее безоговорочно поменяют на новую.

Завершил обход в БАМе (так прозвали еще в 70-е Большой автомобильный магазин в «Южке») и, устроившись там в тепле, разложил по полочкам полученные данные, чтобы понять, как зависит цена той или иной модели от места продажи. Как и ожидал, цены в магазинах капитальной постройки, в том числе в БАМе, заметно выше, чем в легких павильонах на рынке. Если не брать в расчет точки с явно завышенными ценами, где купит шину тот, кто очень торопится и не видит ничего вокруг, то обычный разброс цен — в пределах 15 процентов. На первый взгляд немного. Но, поскольку шины — товар довольно дорогой, общая сумма экономии (особенно если берете комплект из четырех шин) может составить не одну сотню тысяч. Лишний раз убедился, что «Южка» — это такое место, где покупать что-либо следует только после того, как обошел весь рынок.

Бросается в глаза, что цены на шины в последнее время не только не растут, но, похоже, снижаются. Особенно это заметно в расположенном здесь же павильоне фирмы «Колесо», где мною зафиксированы наименьшие в «Южке» цены. Взглянув на шину МИ-180 (140 тыс. руб.), я вдруг вспомнил, что ровно два года назад, в начале 1995-го, сам купил здесь такую с борта грузовика — именно за 140 тысяч. Цены на выставленные в «Колесе» диагональные шины мне показались вообще смешными. Например, И-151 (6,15х13) — 115 тысяч, а М-145 (6,45х13) — 120 тысяч. Резонно предположив, что в «Колесе» наибольшие объемы продаж шин в Южном порту, решил именно здесь выяснить популярность разных моделей и фирм, обратившись к руководству этого торгового объединения. Оказалось, в каждом регионе России — свои излюбленные модели шин, причем, как правило, не местного завода, а привезенные издалека. Например, в Москве ярославских шин продают почти вдвое больше, чем московских. Жители Сибири, напротив, почему-то предпочитают «Таганку» — и тамошние дилеры вагонами везут резину из столицы за Урал. Юг России больше любит отнюдь не белоцерковские шины из соседней Украины, а бобруйские из Белоруссии. Средняя Азия охотнее покупает шины из Белой Церкви, чем из близких Омска и Нижнекамска. Чем это объяснить, никто не знает.

Объемы продаж импортных шин далеко не так велики, как может показаться жителю Москвы, где они часто встречаются и на отечественных машинах. Заметно больше стало шинных фирм — шире ассортимент. Среди них корейская «Кумхо», чьи шины, как почти все корейское, — неплохой товар за умеренную цену. Финская «Нокия» представлена в основном устаревшими моделями по довольно высоким ценам. Определенный спрос на них держится благодаря солидному стажу и репутации фирмы, известной на нашем рынке с середины 70-х годов. Неплохие словацкие шины «Матадор» дороже отечественных аналогов раза в полтора, но тем не менее набирают популярность, так как ими комплектуют на конвейере автомобили ВАЗ. Расширяет сбыт своей продукции японский концерн «Бриджстоун» — его дешевые (по 280 тысяч) модели хорошо раскупаются. Что касается более дорогих его моделей, а также продукции прочих знаменитых — «Мишлен», «Пирелли» и т. п., то говорить о каком-либо завоевании рынка шинами по 450 тысяч рублей рановато, пока рядом стоят, скажем, БЦ-11 по 165 тысяч...

На вопрос, почему в «Колесе» шины дешевле, чем у соседей, мне ответили, что во всех магазинах фирмы в Москве и области цены устанавливают централизованно, без учета местной конъюнктуры. Поэтому там, где товар нарасхват, он стоит столько же, сколько в тихом магазине на окраине. Кроме того, в некоторых точках (а Южный порт относится к их числу) на ряд моделей шин установлена распродажная цена, которая меньше обычной на 3–15 процентов.

Еще раз просмотрев свои записи, обнаружил, что разница цен в разных павильонах на самые дешевые модели шин порой может составлять не названные выше 15 процентов, а все 80!

Среди моделей разных фирм и заводов с ценами от 250 до 320 тысяч рублей на одном из развалов я встретил М-145, но не за 120, как в магазине, а за 220 тысяч! Явный расчет на приезжего «лоха», который, видя общий уровень цен и поленившись обойти весь рынок, заплатит лишние 400 тысяч за комплект.

Предположим, подобное случилось с вами. Например, купив пару баллонов МИ-16 по 180 тысяч за штуку, вы радостно тащите их к машине — и вдруг видите те же МИ-16 в другом павильоне по 145 тысяч. Прежде чем впадать в отчаяние, мысленно попрощавшись с потраченными зря 70 тысячами, вспомните закон «О защите прав потребителей», обязательный для всех продавцов. Он дает вам право в течение 14 дней с момента покупки, предъявив выписанный чек, возвратить товар без объяснения причины и получить назад свои деньги. Немедленно вернувшись, отдаете шины и чек, получаете свои 360 тысяч, а затем спокойно покупаете шины уже за 290 тысяч.

В том, что упомянутый закон известен некоторым автолюбителям, я убедился здесь же. Причем находчивость одного из них удивила. Увидев издали, как некто, купив четыре шины ВлИ-10, грузит их в «Ниву», я направился к нему, чтобы узнать, почему он предпочитает штатные колеса и не поддался моде на литые диски меньшего диаметра с широкой импортной резиной. Но, подойдя поближе, обнаружил, что все колеса его машины обуты в точно такие же новенькие ВлИ-10. Спрашиваю: в чем, мол, дело, почему он запасает шины впрок?

— Нет, не запасаю — дело вот в чем. Неделю назад купил комплект шин в магазине у себя, в Новогиреево, по 320 тысяч за баллон и сразу поставил на машину. А вчера знакомый говорит: «Здорово ты „лопухнулся“! Ведь ВлИ-10 в „Южке“ лежат по 260!» Права покупателей я знаю. Взял деньги — и прямиком сюда, в Южный порт. Купил вот эти четыре шины за 1 040 000 рублей, а сейчас поеду в Новогиреево. Предъявлю первый чек и продам их за 1 280 000, вернув таким образом свои кровные 240 тысяч.

— Да, хорошая комбинация. Правда, кажется, не очень чистая, ведь вы вернете не те шины, которые купили.

— Не могу с вами согласиться. Они точно такие же, я поступаю справедливо, то есть покупаю шины не там, где дорого, а там, где дешево. А спекулянтов так и надо «лечить»! Глядишь, цены снизятся...

— А если они откажутся принять товар назад?

— Еще лучше — взыщу с них через суд миллионов десять за моральный ущерб. Но, уверен, они законы тоже знают и вернут деньги без звука...

Начинало смеркаться. Народ разъезжался, и я решил продолжить опрос покупателей на следующий день.

Продолжение в следующем номере

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии