Контрабанда кормит страну

КОНТРАБАНДА КОРМИТ СТРАНУ

]

РЫНОК

КОНТРАБАНДА КОРМИТ СТРАНУ

Записал Дмитрий ЖЕРНОВ

Большинство законопослушных граждан с трепетом минуют пограничные службы, пряча «лишку водки» и пересчитывая твердую валюту. Однако взгляните на прилавки коммерческих киосков: алкоголь, сигареты, оружие и ширпотреб, которые вы видите, прибывают к нам, в основном, контрабандой. Везут автобусами и грузовиками. Причем не таясь.

Разговор с контрабандистами состоялся случайно. В минском ресторане за соседним столиком «гудели» трое «братков». Потом они подсели и со словами «да что вы знаете!» начали рассказ, который мы приводим.

Товар мы гоняем из Польши уже больше года. Сам понимаешь, те, кто этим бизнесом занимается серьезно, давно имеют свои «дырки» на границе. Да и объемы перевозок у них в десять раз больше. Схема проста: заранее известно, когда пойдет груз, заранее все оплачено (в процентах от общей суммы) и на границах машину встречает «свой» человек. У него приказ: «Такие-то номера не трогать!». Разумеется, перепадает и ему, но основные суммы уходят значительно выше. Мелочь вроде нас возит товар в среднем раз в неделю. Поверь, дело выгодное, иначе бы сотни автобусов с белорусскими, литовскими, смоленскими, московскими, владимирскими, тульскими номерами не ездили бы по этой дороге ежедневно. Каждая поездка, как в омут — что будет, не знаем. Правда, еще ни разу наш груз не задерживали.

Знаешь... давай я тебе нарисую всю картину. Будете хоть представлять, откуда на ваших рынках такие цены.

Итак, приехали утром в Польшу на гуртовню (оптовый рынок). Поскольку берем партию товара — получаем скидку. Обходится, по сравнению с ценниками в московских магазинах, в копейки. Ну, раза в три дешевле. К обеду уже на польской границе. Очередь — дня на три. Встаем в хвост: знаем, не пройдет и минуты, как в окно постучится белорусский «хлопец» с до боли знакомой прической и выражением лица.

— Долго тут стоять... — это его полувопрос-полуутверждение.

— Долго. Попроси пана, чтобы не держал, — отвечаем мы.

Посмотрев на автобус и на нас, «хлопец» называет цену. Обычно не более ста долларов. Торговаться бессмысленно: заночуешь — недолго остаться без товара. Правду сказать, на польской границе настолько «культурный» рэкет, что по сравнению с нашим (государственным) кажется сервисом. «Хлопцы» поддерживают порядок на дороге у шлагбаума. Никогда машины из очереди не полезут на встречную полосу. Поборы — по таксе, из них половина идет в карман польских таможенников.

Взяв деньги, «проводник» машет рукой стоящей на обочине машине (не меньше «тройки» БМВ) и командует нам следовать за ней. Если мы к концу переговоров оказались зажатыми между машин, то он пройдется вдоль очереди (вежливо стуча кулаком по капотам) и освободит пространство для выезда. В дорогу «хлопцы» дают нам бумажку, на которой написано, например: «Семен. Уделено внимание. Бригада Серого. Транзит Брест-Минск. Подпись. Дата». Проверено: с этой «ксивой» можно без помех ехать до Минска. Жаль, что зона влияния только до Минска. Правда, сейчас на московской трассе — тишина, грабят редко. Не иначе, бандиты устроились на работу в таможню и ГАИ.

После польской границы попадаешь в объятия белорусской. Сперва — таможня.

— Что у вас?

— Да мы привезли такие ботинки, что до пенсии ходить будете... Здоровья вам.

Быстро выскакиваю из машины, достаю две коробки с обувью.

— А это вы подарите самой красивой девушке!

— Езжайте отсюда, пойду примерю.

Вот и все. Не поверишь, сколько раз ездили — картина одна и та же. Бывают варианты: иногда отдашь не две, а четыре коробки, не одну, а две дубленки. Все равно держать на границе, докапываться до документов не будут. Остается пограничник, но это не проблема. Наши служивые — самые дешевые в мире: блок сигарет, и он хоть весь день будет держать для тебя открытый шлагбаум.

Переночевав в Минске, выезжаем после обеда, чтобы быть на смоленской региональной таможне, когда стемнеет. Правда, в прошлый раз пришлось отправиться с утра. Часов в десять миновали белорусскую границу (такса — десять долларов с человека). Через сорок минут мы в Смоленске. Рядом с постом ГАИ, под мостом, стоят с десяток грузовых фур, вокруг которых бегают люди в камуфляже и с автоматами. Останавливают. В точности повторяем свои действия на брестском посту. Все в порядке, только к трем коробкам с обувью пришлось добавить сто долларов. Минут десять торговались: они хотели по сто с носа. За Смоленском «лафа» кончается.

Часа через три гагаринский таможенный пост. Едва увидели каменную физиономию начальника, поняли — конец. Кажется, у чекистов и то добрее были лица... Разговор короткий: «Декларация есть? — Нет. — В сторону!». Паспорта и документы забирают. Съезжаем на обочину, я выхожу из машины.

— Товарищ начальник...

— Я сказал — сидеть в машине! Вы арестованы, до утра! Откроется терминал, мы вас разгрузим! Получите по 20 лет!

Сидим, ждем, присматриваемся. Таможенники тормозят грузовики и автобусы. Изучают груз, документы. Так проходит два часа, и тут появляется «жигуленок» с владимирскими номерами и прицепом, набитым зубной пастой: коллеги. Что такое? Водитель «жигуленка» — «лицо кавказской национальности» — машет руками, хватает за рукав начальника... Тот уходит, вместо него появляется таможенник в фуражке, осматривает прицеп, садится в машину, через несколько секунд вылезает — и «жигуль»... уезжает. Значит, и у нас есть шанс! Однако использовать его удалось не скоро, только когда начальник уехал. Сошлись на четырехстах долларах: «Нас четверо». — «Иди в будку и положи четыреста на стол».

Нашел дурака. Я буду в будке, а они схватят за взятку.

— Нет, — говорю, — я сейчас пойду за будку, якобы по нужде, там оставлю деньги, а ты давай документы.

Возвращаюсь из-за будки, «фуражка» отдает паспорта. Счастливый, иду к машине. Вдруг крик: «Стой, техпаспорт на твой автобус не нужен?» Вот хитрец! Сбегал, проверил деньги, а свидетельство о регистрации на микроавтобус оставил в «залог».

На оставшихся ста с лишним километрах — только жадные подмосковные гаишники. Чем ближе к столице, тем больше придется платить. Но самый алчный инспектор ГАИ — альтруист по сравнению с таможней. Ведь в некоторых областях для целых поселков контрабанда — единственный способ заработать. Понимаешь, единственный! На переходах порой встречаешь до двух десятков автобусов. Едут косяками — система отлажена и работает как часы.

Нанимают «Икарус». Грузится в него человек двадцать — и в Польшу. Набивают автобус так, что пройти невозможно. Пограничники и таможенники действуют четко по схеме. Заходит поляк в автобус: «Что паны везут?» — «Да по мелочи. А вот сигареты пану таможеннику» (в пачке — свернутые трубочкой сто долларов). — «Проезжайте!». Полякам выгодно, что челноки оставляют твердую валюту в их стране, поэтому препятствий на выезде нет. Другое дело ввоз: шмонают так, что столь ценимый на польском рынке спирт можно провезти только в желудке, однако наши как-то умудряются.

В Бресте к автобусу подлетает «наш» таможенник: «Машину на яму! Всем вылезать! С вещами!». Тут в двадцать глоток его начинают зазывать в салон. «А может глянете изнутри?» — «Схожу к начальнику. А вы чтоб не баловали. Проходы расчистить, спящих разбудить, пьяным отрезветь!». Минут десять походит где-то в сторонке, возвращается и нехотя залезает в автобус: «На какую сумму везете?» — «Да на тысячу долларов». Таможенник смотрит документы (естественно, составленные как надо, хотя товар тянет тысяч на семь), чешет затылок и говорит: «30 процентов пошлина». Челноки уже скинулись по 30 долларов. Вот и считай: таможенник оформит по документам 300 долларов, столько же положит в карман. На остальных постах все повторяется. Так что «накладные расходы», особенно от Гагарина до Москвы, велики. Вот поэтому и цены у вас высокие. Зато сколько людей от контрабанды кормится! Можно сказать, сегодня контрабанда — двигатель экономики, а мы — блюстители социальной стабильности. Вот так.

То, что мы услышали, вряд ли составляет государственную тайну. Так живем. (Из классики: «Граждане воруют — страна богатеет».) А жизнь наша — палка о двух концах. И на обоих мы — жулики.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии