Последний заповедник: офф-роуд по Монголии

Накануне путешествия мои познания о Монголии ограничивались заученной фразой из учебника о «первой и единственной стране, перешедшей из феодализма в социализм». Но мы отправились в загадочную страну отнюдь не для постижения политэкономии. Нас привлекала (и объединяла) возможность попробовать настоящий офф-роуд. И Монголия не разочаровала.

000_moto_0412_110

000_moto_0412_110

«Не всем по кайфу грандиозное путешествие по гектару глины, реально хочется посмотреть, а что же там, за горизонтом». (Клим Денисов, из неопубликованного)

Разработка нового маршрута — самое интересное занятие. Копаешься в картах, интернете, умных книжках и тупых путеводителях, пытаешься представить, как оно будет, — уже виртуально путешествуешь. Сначала соединили два региона: Прибайкалье и Алтай, затем два озера: Байкал и его «младшего брата» Хубсугул на территории Монголии. Река Селенга, впадающая в Байкал, приносит в него до 60% воды. А вытекает она как раз из озера Хубсугул, что в 350 км от Байкала. Но Селенге нужно больше 1000 км, чтобы донести этот «дружеский привет». Северный берег Хубсугула располагается практически у границы с Россией, и многие наши сограждане плодотворно этим пользуются: рыбалка, охота и просто отдых от цивилизации. А уж эндуристу сам бог велел посетить «последний заповедник чистого бездорожья».

Стартовали мы из Иркутска. А накануне совершили экскурсию по Кругобайкальской железной дороге. Во-первых, чтобы «омыть сапоги» в водах великого озера, а во-вторых, дорога действительно шедевр инженерного искусства мирового масштаба. С одной российской бедой к началу XX в. справляться, видимо, научились: 100 лет прошло, а все сооружения как новенькие. Теперь уже музейная часть Транссиба проходит по южной части западного берега Байкала, от Листвянки до Слюдянки. Места красивейшие! И с экологией порядок — бабочек там тьма.

Путь от Иркутска до Култука серпантинист, среднезагружен и не очень интересен. До поселка Монды, где находится пограничный переход в Монголию, лет 25 назад вел вполне себе приличный грейдер. Сейчас асфальт, и более того, идет реконструкция дороги непосредственно перед границей. Переход хотят сделать международным, то есть пропускать не только граждан России и Монголии. Пока же он открыт как заштатный магазинчик: с 10.00 до 18.00, воскресенье — выходной. О выходном мы узнали слишком поздно, билеты на самолет уже куплены. Никакой официальной информации о графике работы погранпереходов не найдешь — стражи границы строго хранят свои тайны. Пришлось оперативно сокращать монгольскую часть. А жаль, этот день нам бы очень пригодился!

С пользой проведя незапланированную дневку (подготовили мотоциклы к преодолению водных преград), в 9.45 мы были у ворот погранпоста. Выпустили нас лишь в 16.00. Все это время доблестная российская таможня решала, можно ли пропустить грузовик сопровождения. Словами не передать, каких только глупостей я не наслушался от госслужащих! А уж как они не любят принимать решения (кроме «низзя», разумеется) — «совок» отдыхает! И только стальная решимость ехать в Монголию вместе с техничкой либо на 10 дней разбить бивак на переходе вынудила их звонить по инстанциям. Наконец большой начальник, находящийся в отпуске (!), прислал письмо (!), в котором разъяснил, что нет никаких законных оснований нас не пропускать. И молодой начальник смены, собрав в кулак все свое мужество, принял решение. Уф, настоящий мачо!

На той стороне тоже не все прошло гладко. Как раз в этот день в районном центре начиналась спартакиада (скачки на лошадях, стрельба из лука и национальная борьба), и местный начальник с нужной печатью отбыл созерцать сие мероприятие за три часа до окончания рабочего дня. Пропустить-то нас пропустили, но на следующий день надо было вернуться за документами, чтобы не возникло проблем на выезде (они все равно возникли, но об этом позже). Мораль: не планируйте в день перехода серьезных пробегов, можете поломать весь график. Но в бочке дегтя не без ложки меда — человек, берущий деньги за въезд в национальный парк, тоже куда-то пропал, и мы катались по нему даром.

За воротами нас ждал местный проводник. В ближайшую неделю он будет обеспечивать группе направление движения и питание, организовать которое на 10 человек в степях — задача нетривиальная. Можно, конечно, и собачьим кормом похрустеть, но это экстрим для одиночек.

По дороге до первой ночевки заскочили в Ханх — надо же было посмотреть, куда уехала печать с таможни. Сам праздник еще не начался, но зрители уже подтянулись. Мотоциклов на импровизированной стоянке было столько, что позавидовало бы любое столичное мотомероприятие. «ИЖи» уже редкость, теперь они выглядят раритетами на фоне изделий китайского мотопрома. Разнообразие форм и расцветок, всевозможных вариантов фар, защит, багажников! Китай готов предложить все, что может придумать воспаленный мозг монгольского байкера, и вся эта красота укладывается в $2000 розничной цены.

Путь в 200 км вдоль Хубсугула должен был занять у нас два дня. Мы уложились в график, но я вновь пожалел о потерянных сутках. В этих местах хотелось бы задержаться подольше. Посередине восточного берега озера у очередного «обо» (святого места) к столбу приколочена табличка с надписью по-английски: «Дальше 100 км самой красивой дороги в мире». Термин «дорога» в монгольском языке имеет несколько другое значение, нежели в русском, но с остальным я склонен согласиться. Эти места должны были стать изюминкой путешествия, и они ею стали. Настоящий офф-роуд: грязь, песок, камни, броды — по отдельности и вперемешку на фоне потрясающей красоты.

Нам очень повезло с погодой: границу переходили под моросящим дождем, а на маршрут вышли под чистым небом. В горах лужи сохнут быстро, поэтому грязь была не очень скользкой, песок — влажным, камни — сухими, а броды — неглубокими. 115 км за восемь часов — очень приличный результат. Всего одно падение (без последствий) и один «убитый» мотоцикл (на G650GS обломилось верхнее крепление моноамортизатора). Пришлось доставать из технички запасной аппарат.

Листаю путеводитель. «Общая площадь Монголии составляет 1,564 млн км2, население около 2,5 млн жителей». Почти три Франции! Берем калькулятор, делим, округляем — 1 житель на 0,6 км2. Не густо, локтями не толкаются. «Средняя высота над уровнем моря 1580 м». Если к этому прибавить огромную равноудаленность от океанов, то климат должен быть суперконтинентальный. «Железных дорог 1928 км». На всю страну! Без комментариев… «49 250 км автомобильных дорог, из них 1674 км асфальтированы». Что в нашем понимании дорога? Комплекс конструктивных элементов и искусственных инженерных сооружений, включающий покрытие, хотя бы гравийное. Все остальное проходит под термином «проселок», то есть накатанные колеи. Так вот в Монголии именно такие проселки называются дорогами, хотя справедливости ради уточняю: мосты через речки иногда присутствуют.

От Хатгала (южная оконечность Хубсугула) наш путь лежал строго на юг к озеру Зуун, что примерно в 250 км от последней стоянки. Примерно, потому что у всех путешественников показатели одометров различаются: направление одно, а дорог много, и каждый выбирает свою. Между этими пунктами монголы решили построить дорогу (урбанизация зацепила-таки и этот благословенный край). «Комфорт» новостроя мы оценили в полной мере. То, что дорога еще не доделана, понять можно. Но на тех участках, которые вроде как введены в эксплуатацию, такая зубодробительная «стиральная доска», что чувствуешь, как закипает масло в амортизаторах. Как оказалось, гребенка — фирменный знак монгольских направлений, поэтому на их дорогах саморазбирается любая техника и отваливаются плохо прикрученные детали райдеров.

На середине пути, в Мурэне (на англоязычных картах — Морон), пришлось поменять деньги — бензин, взятый из России, заканчивался, а местный продается только за тугрики. С бензином на заправках, находящихся в областных и районных центрах, бывают перебои. Топливо везут из России, и если у нас случаются какие-то сложности, то здесь оно сразу исчезает. Нам говорили, что три месяца до нашего приезда не было 92-го. Нигде. Один раз видел на колонке надпись «95». Ходят слухи, что иногда бывает, но насладиться им нам не пришлось. Столица аймака (области), расположенная в голой степи, порадовала одной асфальтированной улицей и двухэтажным зданием банка. Валюту меняет непосредственно директор, коим оказалась худощавая монголка лет за 40 в европейском офисном костюме просто царственного вида (императрица Цыси, как я ее окрестил). Сотрудники банка по одному ее взгляду носились как угорелые, что монгольскому менталитету несвойственно. Меняют только доллары, евро и рубли. Наилучший курс у доллара, предпочтение отдается крупным купюрам новых серий.

После Мурэна нам предстоял 100-километровый бросок. Но здесь нас подстерегла типичная для Монголии напасть — поехали не туда. Не все, а часть группы, которая «не могла ехать медленно» (в их понимании). Если первые два дня потеряться было сложно (дорога шла вдоль озера), то первый же перекресток внес в умы полный раздрай. Сигналить или догонять бесполезно: пока гид выяснял, куда же народ так припустился, уже и пыль успела осесть. Оставалось только ждать, пока «отщепенцы» поймут, что остались без проводника, карты, местных денег. На HP2 баки небольшие, и теплилась надежда, что далеко народ не уедет. У водителей встречных машин выясняли, где они видели трех мотоциклистов. Когда преодолели 70 км, решили оставить дежурного, снабдив его деньгами и подробными инструкциями, а остальным двигаться к месту плановой стоянки и там дожидаться отставших. Этот эпизод с разделением коллектива на фрагменты был первым и последним — все туристы опытные, просто «нашло затмение».

С закатом подъехали к берегу озера. Пока ожидали «гонщиков», решили скоротать время за игрой в карты. Тут с холма на бешеной скорости, чуть не оторвав в повороте кузов от шасси, к нам спускается «крузак» гражданской наружности. Подлетает и в последний момент тормозит, чуть не упершись мне в колени. Из машины важно вылезает упитанный монгол средних лет в гражданской одежке, слегка навеселе. Я ему объясняю, что приходилось видеть разных придурков, но он всех переплюнул.

Товарищ пропускает возмущенные слова мимо ушей и начинает выяснять, а чего это мы тут делаем? В картишки играем, не слепой, наверное, раз так ездишь. Тут он достает «чисто конкретно» американский полицейский значок (единственное виденное нами проявление «штатовского» пути развития Монголии) и, небрежно им помахивая, призывает нас сделать как минимум три «ку». К его глубокому разочарованию, все не сговариваясь отворачиваются и продолжают игру. Пока монгольский эцилопп соображал, чего бы такого сделать для укрепления своего статуса, к нему подошел наш гид и с эмоциями статуи Чингисхана на лице сказал пару фраз. Дяденька сразу как-то сдулся, залез в свой джип и тихо отъехал. Потом проводник сообщил, что в Монголии есть специальная служба, в которую можно пожаловаться на этого полицейского, и, скорее всего, с должности его турнут.

Следующее озеро на нашем маршруте (а все ночевки были на берегах озер) — Телмен. Монгольский парадокс: вроде и озер много, а страна испытывает огромный дефицит пресной воды. И к ней у монголов очень трепетное отношение. Еще на границе нас просветили, что мыться с мылом и стирать вещи в озерах нельзя, а то духи воды нам какую-нибудь гадость устроят. К сохранению природы все участники команды подходили ответственно, но расстаться на неделю с элементарной гигиеной смогли не все: влажными салфетками голову мыть затруднительно. По-видимому, духи воды недаром едят свой эфирный хлеб: всех нарушителей вычислили и «подарки» раздали (об этом ниже). Вообще, с гигиеной и удобствами в Монголии просто, точнее, проще некуда — всё в природу. Хорошо, если есть хоть какая-то растительность выше 50 см или складки местности. На предыдущей ночевке деревья закончились, началась степная часть нашего путешествия.

Чем дальше на юг, тем больше песка. То немного присыпет вечную гребенку, то вдруг превратится в толстый слой. Целина только на первый взгляд кажется жесткой, на самом деле это тот же песок с редкой растительностью, испещренный норами сусликов (не опасно) или сурков (уже хуже!) Видимо, монголы охотятся на последних не только из-за вкусного мяса, но и из банальной мести — сурки угробили не одну подвеску. Сурковые норы (а точнее, ямы) расположены так, что каждая встреча — неожиданность. Вообще, все монгольские дороги одна сплошная неожиданность: только раскатишься на ровном участке, как надо тормозить «в пол», чтобы не уткнуться в груду камней или не влететь в промоину. Расслабляться и терять концентрацию нельзя — последствия не заставят себя ждать. Один из нарушителей конвенции с духами воды отвлекся на секунду — и  на тебе! Приложился аккурат на россыпь камней. Сам райдер отделался довольно неприятными ссадинами, а вот НР2 представлял из себя унылое зрелище: на тросике свисает рычаг сцепления, под картером расползается лужа масла. Хотя цилиндры были упакованы в защиту, коварный камень нашел в ней брешь и расколол клапанную крышку из магниевого сплава. Запасной, естественно, нет…

Не стали пороть горячку, забросили мотоцикл в техничку и поехали на стоянку на озере Баян. Поставили лагерь на северном берегу, где имелась хоть какая-то растительность, и через гладь озера наслаждались видом барханных песков, устилавших южный берег. До захода солнца разобрали подбитый мотоцикл. Несколько упаковок «холодной сварки», два больших тюбика герметика, два ленточных хомута и руки механиков вернули байк к жизни.

Назавтра до полудня боролись с песком. Тут уже приходилось ехать не только по нескольким колеям, но и по целине, по которой пробиваться было даже сподручнее. Ближе к озеру Хяргас пески закончились, и даже получилось прохватить по дну высохшего солончака. Группа вкатилась в темп, поломок в тот день не было, поэтому лагерь поставили за два часа до захода солнца — оставалось время половить рыбу. На пять забросов спиннинга озеро ответило четырьмя рыбинами вида «голый осман» калибра 2–3 кг. После фотографирования улов отпустили, так как монгольская повариха вежливо отказалась его готовить, сославшись на «неприятный запах». Спорить не стали, тем более что и без добычи кормили нас вкусно и на убой.

Последним водоемом маршрута значилось озеро Ачит — в Западной Монголии. Наш проводник утверждал, что это самые красивые места. Так оно и есть. Отроги Алтая превращают окружающий пейзаж в потрясающую картину: невысокие перевалы и широкие долины пересохших рек, по руслам которых мы ехали, настоящие реки с берегами, заросшими кустарником, уже забытым и таким необходимым! Духи воды, взявшие было перерыв, снова принялись за воспитательную работу. У одного нарушителя два прокола подряд. А мы за пару дней до этого отдали новую камеру на 17«странствующим итальянцам (они стартовали из Милана два месяца назад)! Не хватило ума отказать, теперь клеим свою. Во время вынужденного ожидания проводник соорудил из кривой палочки и лески удочку на хариуса и буквально за 10 минут вытащил из ручья парочку рыбин приличного размера. Хариуса монголы распробовали и уважительно называют царской рыбой. А может, наши туристы к нему приучили. В итоге каждый получил за ужином кроме обычной еды еще и мисочку ухи.

Последний день в Монголии не обошелся без приключений. За 50 км до перехода «устал» R1200GS — обломился болт нижнего крепления заднего моноамортизатора. Но надо отдать ему должное: я думал, он «склеит колеса» раньше. И отдельное восхищение водителю за езду на нем по пескам! В итоге на переходе Ташанта в техничке два мотоцикла и три человека, семь мотоциклов пришли своим ходом. Сначала нас просят оплатить транспортный налог. После препирательств о стоимости негативного воздействия на дороги (читай: направления) мотоколес отдаю 1000 руб. за всех и получаю квитанцию сомнительного вида.

Далее монгольская таможня, хотя я бы назвал ее казахской. Этот регион заселен казахами, и на переходе «служат» местные жители, поэтому дальнейшие события к этническим монголам отношения не имеют. На один мотоцикл у нас отсутствовало свидетельство о регистрации (так получилось), но была нотариальная доверенность. Выяснилось это еще на въезде в Монголию, но я смог убедить таможенников в Ханхе, что доверенность еще круче свидетельства о регистрации («На ней печати с орлами!»). Нас пропустили и выдали на каждое ТС специальный талон, который является основанием для выезда ТС с территории Монголии.

Увидев такое вопиющее нарушение правил, казахотаможенник даже в лице поменялся от свалившегося на него счастья. «Индульгенция» из Ханха на него никакого впечатления не произвела. Нам было объявлено: мотоцикл изымается на таможенный склад до предоставления оригинала свидетельства о регистрации. Это означало: пропустим за подарок в виде одного BMW. А глаза такие честные-честные. Мы хотели даже пойти на прорыв, но вовремя одумались, сменив силу на хитрость.

Ленивые таможенники не удосужились идентифицировать мотоцикл без документов, предоставив нам самим решить, какой оставим в подарок. Жадные и глупые люди! Сначала мы расположились в зоне досмотра так, чтобы всем мешать, затем стали приставать к пограничникам, почему не выпускают шесть мотоциклов — у них же все оформлено. Пограничники стали испытывать нетерпение: какого черта таможня нас держит? И когда последняя ушла обедать, главный погранец не выдержал и дал команду открыть ворота для шести мотоциклов, оставив в заложниках меня и техничку. Надо ли уточнять, что первым в нейтральную зону вылетел потенциальный арестант?

Дальнейшие события напоминали дешевый водевиль. Иду в таможню и вежливо интересуюсь, когда отпустят техничку. Мне опять напоминают про мотоцикл без документов. «Какой такой павлин-мавлин?» Он уже дома, на российской территории. Кто пропустил?! Это вы с пограничниками выясняйте, у нас все документы в порядке, так что задерживать никаких оснований нет. Воры, мы вас сейчас арестуем! Ага, арестовывайте, только российского консула и переводчика сюда, а развесистую ябеду на вас в Улан-Батор я гарантирую. Чтобы таможенники совсем не «потеряли лицо», я согласился официально оплатить штраф 1500 руб. за «несанкционированную езду в зоне досмотра». После долгого выписывания квитанции, согласования текста и переписывания нас наконец-то выпустили в сторону Родины.

Тут грешным делом я подумал, что российская таможня тоже «порадует», а нам еще до Чибита ехать, где запланирована ночевка в туркомплексе «Кочевник». Ладно, к палаткам не привыкать, но упустить возможность попариться в бане было бы нестерпимо. Но, видимо, суточный лимит засад мы исчерпали. Российская граница встретила нас как родных. Колеса мотоциклов и грузовика были вымыты спецраствором (за деньги, но реально отработали). Каждого осмотрели на предмет желтых глаз, спросили о самочувствии. Быстро оформили документы и распахнули ворота домой. Ведь могут, когда захотят!

После монгольских направлений по отличному асфальту Чуйского тракта четыре сотни километров — это как 5 коп. переложить из правого кармана в левый. Ни погода, ни очередные проколы не могли остановить грязных туристов, решивших добраться до настоящей русской бани! Дорога до Барнаула заняла еще два дня. «Монгольский экспресс» прибыл на конечную станцию.

P.S. Отдельные респект и уважуха Марине Тычинской. На моей памяти это первая женщина, проехавшая маршрут подобной сложности за рулем мотоцикла.

023_moto_0412_110_map_no_copyright

023_moto_0412_110_map_no_copyright

Маршрут Иркутск-Монды-Ташанта-Барнаул.
Пробег 2950 км (1400 км по Монголии).
Топливо Бензин А-92: 1850–2000 MNT/л. Дизтопливо: 1900–2150 MNT/л.
Мотоциклы BMW R1200GS (1 шт.), BMW R1200HP2 Enduro (3 шт.), BMW G650GS (5 шт.).
Машины сопровождения ГАЗ «Садко» (4х4 с кунгом), Toyota Land Cruiser 80 (с прицепом).
Бюджет 60 тыс. руб. на человека. Курс: 1 руб. = 44 MNT.
Проживание Россия — гостиницы и турбазы. Монголия — палатки.

ПУТЕШЕСТВУЮЩИМ ПО МОНГОЛИИ

Памятка от партнера журнала «Мото» компании Enjoy Moto

О стране

Несмотря на небольшое количество исторических памятников и отсутствие развитой инфраструктуры, Монголия привлекает к себе внимание сотен тысяч туристов. Главным богатством страны была и остается почти не измененная людьми природа, которая манит сюда приверженцев экотуризма. Бескрайние просторы зеленых степей, безжизненные на первый взгляд пустыни и солончаки, дикие ландшафты горных районов, изумрудная гладь озер и, самое главное, самобытная культура местных жителей — вот что влечет гостей со всего света.

Когда ехать

Туристический сезон обычно продолжается с мая по октябрь. Начало июля — лучше время для путешествий по северной части страны, в этот же период проводится праздник Наадам. Июнь и сентябрь — также прекрасная пора, но, как правило, туристов в эти месяцы бывает меньше. Лучшие месяцы для встречи с пустыней Гоби — сентябрь и октябрь.

Как добраться

Аэрофлот и Miat Mongolian Airlines совершают по три рейса в неделю между Москвой и Улан-Батором. Поезд из Москвы в Улан-Батор отправляется дважды в неделю, время в пути — 101 час. Есть ежедневный поезд из Иркутска, время в пути — 36 часов.

В Монголию ходят также регулярные автобусы из близлежащих регионов России.

Автомобильные КПП на границе Россия — Монголия: Ташанта — Цаган-Нур (Алтай), Кяхта — Алтанбулаг (Бурятия), Монды — Ханх (302 км от Иркутска), Соловьевск — Эренцав, Хандагайты — Боршо, Цаган-Догород — Арц-Суры, Шара-Сур — Тэс, Верхний Ульхун — Ульхун.

Безопасность

Уровень безопасности средний: много уличных краж, на рынках множество попрошаек и нищих.

Время

Страна лежит в двух часовых поясах. Время в центральных и восточных районах (в том числе в столице — Улан-Баторе) опережает московское на четыре часа, в западных — на три часа.

Язык

Государственный — монгольский (халха-монгол). В городах многие свободно говорят по-русски, на юге страны распространены различные наречия китайского, более 5% населения говорит на казахском языке.

Виза

Для посещения Монголии гражданам России необходима виза, которую можно оформить в консульском отделе посольства Монголии в Москве, в генеральных консульствах Монголии в Иркутске, Улан-Удэ, Кызыле (Республика Тыва) и в Екатеринбурге. Для оформления визы требуется предоставить: загранпаспорт, срок действия которого составляет не менее шести месяцев; одну цветную фотографию 3,6 х 4,7 см; копию первой страницы загранпаспорта с личными данными заявителя; одну визовую анкету (на русском, английском либо монгольском языке); приглашение от принимающей стороны (отель или турфирма, официально зарегистрированная на территории Монголии). Дополнительно необходимо предоставить разрешение на пребывание заявителя в Монголии, выданное в Агентстве по вопросам гражданства и натурализации при МЮВД Монголии (действительно в течение шести месяцев с момента выдачи) и справку с места работы на официальном бланке предприятия с указанием должности и оклада.

Срок действия туристической визы — три месяца с момента выдачи, срок пребывания в стране — 30 суток. Стандартный срок оформления виз — пять рабочих дней.

Посольства и консульства Монголии

В Москве: Борисоглебский пер., д. 11. Тел.: (495) 691-46-36, 690-67-92.

В Иркутске: ул. Лапина, д. 11. Тел.: (3952) 34-21-43, 34-32-45, 34-34-37.

В Кызыле (Республика Тыва): ул. Интернациональная, д. 9. Тел.: (39422) 10–445, 10–430.

В Улан-Удэ: ул. Профсоюзная, д. 6. Тел.: (3012) 21-52-75.

В Екатеринбурге: ул. Маршала Жукова, д. 3. Тел.: (343) 359-88-82, 371-51-28.

Таможня

Свободно импортируется местная валюта в количестве до 815 тугриков, для большего количества необходимы банковские документы, подтверждающие законность ее приобретения. Ввоз иностранной валюты номинально ограничен суммой в $2000 (или эквивалент в другой валюте). Вывоз местной и иностранной валюты ограничен количеством, заявленным в таможенной декларации, заполненной при въезде.

Разрешен беспошлинный ввоз сигарет — до 200 шт., или сигар — до 50 шт., или 250 г табака; крепких спиртных напитков — до 1 л, пива — до 3 л или вина — до 2 л, а также товаров личного пользования на общую сумму до $1000 на человека. Бытовая техника, фото-, кино- и видеоаппаратура ввозятся в количестве, не превышающем одного предмета каждого наименования. Предметы истории (в том числе книги и рукописи), художественные произведения и электронные компоненты должны быть внесены в таможенную декларацию.

При вывозе обязательному таможенному контролю подлежат меха, шкурки животных и изделия из них, золото и изделия из него, драгоценные металлы и камни, а также предметы старины и культурно-исторические ценности. Стоимость каждого вида вывозимых изделий не должна превышать $500. В случае превышения этой суммы взыскивается пошлина от 10 до 100%.

Валюта

Валюта — тугрик (международное обозначение — MNT, внутри страны — Tg или Tug). Курс: 1 RUB = 44,5 MNT (по состоянию на февраль 2012 г.).

Гостиницы

Гостиничная база Монголии сосредоточена в Улан-Баторе и состоит прежде всего из 3- и 4-звездочных отелей. За пределами городов ночлег на территории туристических баз или юрточных кемпингов. Турбазы включают в себя, как правило, несколько десятков войлочных юрт (максимум 50). Одновременно в лагере может разместиться до 180 человек. На территории круглогодичных лагерей расположены также деревянные коттеджи. В летний период размещение в Монголии следует бронировать заранее — дефицит гостиничных номеров ощутим даже в Улан-Баторе.

Прокат мотоциклов

По нашим данным, проката мотоциклов в Монголии нет. Enjoy Moto проводит 14-дневные туры по Сибири и Монголии на мотоциклах BMW R1200GS и BMW F650GS.

Заправки, цена топлива

Бензин (92-й) и дизельное топливо в Монголии есть почти везде, даже в южных регионах, хотя бывают перебои. АЗС много, в том числе довольно современного вида.

Стоимость топлива (по состоянию на декабрь 2011 г.): А92 — 43,97 RUB, дизельное — 40,65 RUB.

Телефоны экстренных служб

Милиция — 102 

Скорая помощь — 103 

Пожарная служба — 101 

Центральная больница при посольстве Российской Федерации — 450–007 или 450–008 

Полезные телефоны

Справочная телефонных номеров — 109 

Справочная аэропорта Улан-Батора «Буянт-Уха» — 116 

Монгольское национальное управление по туризму: +976 11 318–099 

Монгольская ассоциация молодежного туризма: +976 11 350–615 

Посольство Российской Федерации в Улан-Баторе: Проспект Мира, д. 6, г. Улан-Батор, Монголия. Тел.: +97611 327191, +97611 312851 

Генконсульство в Дархане: Залуучудын гудамж, 13, сомон Дархан, аймак Дархан-Уул, Монголия. Тел.: +976–1372 23–996 

Генконсульство в Эрдэнет: Монголия, Орхонский аймак, г. Эрдэнэт

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии