Спор решит специалист

СПОР РЕШИТ СПЕЦИАЛИСТ

]

СЛОВО — ЭКСПЕРТУ

СПОР РЕШИТ СПЕЦИАЛИСТ

200 тысяч аварий происходит ежегодно, но максимум в 30% случаев можно четко определить, кто прав, кто виноват. В стране, отметившей столетие автомобиля, до сих пор нет нормального механизма разбора происшествий. Растянутое во времени взаимодействие различных служб ГАИ, их незаинтересованность в поиске причин аварии, отсутствие обязательного страхования, судебной практики... К сожалению, во многих случаях даже не назначается экспертиза. В результате — поломаны чьи-то судьбы, кто-то потерял деньги, и все авторы писем потеряли веру в справедливость и закон.

Давайте посмотрим, как будет выглядеть та или иная ситуация, когда ее исследует специалист. Читательские письма комментирует эксперт, преподаватель кафедры транспортной юриспруденции МАДИ Михаил КОШЕЛЕВ.

«Поздно вечером я возвращался на VAZ 2106 из Волгограда в Астрахань. Шоссе было пустынно, шел дождь. Приблизительно на расстоянии километра увидел приближающийся свет одинокой фары. За 500 метров я переключился на „ближний“, а метров за сто в слепящем свете едва разглядел, как мотоцикл выехал на мою полосу движения. Экстренное торможение от удара не спасло. Когда пришел в себя, увидел, что моя „шестерка“ находится на полосе встречного движения, впереди — разбитый мотоцикл и тело погибшего. Второй мотоциклист лежал позади моей машины. Через три часа приехали сотрудники ГАИ, составили протокол и схему происшествия. В ходе следствия установили, что водитель мотоцикла находился в состоянии алкогольного отравления! Меня обвинили... в неправильном торможении. Оказывается, нужно было не резко давить на педаль, а „ступенчато“. Я просил провести экспертизу и ответить на вопрос: можно ли за две секунды до столкновения остановить автомобиль, движущийся со скоростью 80 км/ч, плавным торможением, да чтобы его не занесло на мокрой дороге? Мне отказали. Второе обвинение звучит так: за 500 метров я должен был остановиться на обочине. В результате — семь лет строгого режима по ст. 201 ч. 3 УК».

Начнем с того, что описанные водителем действия соответствуют требованиям п. 10.1 Правил. VAZ 2106 до столкновения двигался прямолинейно. В идеальном случае автомобиль с заблокированными колесами до полной остановки должен сохранять заданную траекторию. Однако в реальных условиях на машину действуют различные силы, которым заблокированные колеса сопротивляться не могут. Следовательно, в зависимости от технического состояния автомобиля, дорожного покрытия и т. д. траектория торможения будет более или менее отклоняться от прямолинейной. Это учтено и в ГОСТ 25478–91.

На схеме ДТП «Жигули» изображены на встречной полосе с разворотом вправо. Если предположить, что при экстренном торможении автомобиль сохранял прямолинейное движение, то получается, он ехал не по проезжей части, а по левой обочине. Разумеется, этого быть не могло. В таком случае с технической точки зрения утверждение, что ВАЗ двигался по правой полосе, а после торможения отклонился влево с разворотом по часовой стрелке, не только не исключено, а наиболее вероятно. Причины отклонения обязаны были установить в ходе предварительного следствия: они в этом ДТП решают спор, кто прав, а кто виноват. Конечно, выдвинутые обвинения абсурдны. Удивляет, почему не было учтено состояние водителя мотоцикла и расположение тел погибших на проезжей части.

«Авария произошла во дворе жилого дома. Я ехал на VAZ 2108 прямо. Неожиданно справа, из-за поворота, выскочил „Москвич“, и на скользком дорожном покрытии его занесло. Я даже затормозить не успел. Удар пришелся в левое переднее крыло „Москвича“. Работники ГАИ обвинили меня в нарушении п. 10.1 и несоблюдении „правила правой руки“ на равнозначном перекрестке».

Во-первых, столкновение произошло вне перекрестка, судя по схеме, в 14 метрах от него (если, конечно, считать пересечение дворовых проездов перекрестком). Во-вторых, водитель VAZ 2108 не нарушал п. 10.1 ПДД. С экспертной точки зрения, прежде чем делать такой вывод, нужно рассчитать критическую скорость автомобиля с учетом пробуксовки ведущих колес, а затем сравнить ее с реальной. Поскольку такого расчета не проводилось, вывод о нарушении п. 10.1 не обоснован. Следовательно, обвинение водителя VAZ 2108 в том, что он не пропустил «Москвич», не соответствует фактическим обстоятельствам происшествия и должно быть снято. А утверждение о выборе им скорости, не соответствующей дорожным условиям, не подтверждено расчетом.

В то же время непонятно, почему обвинения в нарушении п. 10.1 не были предъявлены водителю «Москвича». Очевидно, что, выбрав скорость с учетом гололеда, он имел бы техническую возможность остановить автомобиль или разъехаться, не входя в занос.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии