Кто отвечает за дорожную безопасность в России?

В последние месяцы мы узнаём о законодательных и нормативных инициативах в области организации и безопасности дорожного движения чуть ли не ежедневно. Только эффекта от них будет немного, если не произойдет самого главного — не появится один-единственный ответственный за эти темы орган.

1

1

ПРИДАТЬ СИЛУ ЗАКОНА

Сразу две организации в начале этого года предложили сделать Правила дорожного движения законом, а не документом, который утверждает правительство. Депутат Госдумы, первый заместитель главы комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Вячеслав Лысаков считает, что сейчас ПДД — это подзаконный акт, то есть не более чем инструкция для водителей и пешеходов. А вот в качестве федерального закона они заработают гораздо лучше!

Собственно, не он первый это придумал: российские законодатели уже выдвигали схожие идеи. Например, еще в 2006 году фракция «Единая Россия» поручила сенатору Владимиру Федорову (бывший глава ГАИ России) подготовить сводный закон, в который предполагалось включить ПДД и еще ряд актов, регулирующих дорожное движение. Но дальше общей концепции дело тогда не пошло.

А сейчас и Министерство транспорта разработало проект закона «Об организации дорожного движения». Свою заинтересованность министерство объясняет тем, что транспортные проблемы городов приводят к серьезным экономическим потерям, которые достигают 7–9% ВВП в год.

В настоящее время просто не существует свода правил, которые четко распределяли бы обязанности по организации движения между ведомствами и органами власти разных уровней. Основная нагрузка лежит на ГИБДД, однако та явно не справляется. Собственно, в этом корень зла многих дорожных проблем.

НА КОМИССИОННЫХ НАЧАЛАХ

Мы думаем, не стоит изобретать велосипед заново. Давайте посмотрим на мировую практику! Венская конвенция по безопасности дорожного движения, к которой присоединилась и Россия, предлагает, чтобы этими вопросами занимался некий государственный орган в тесном сотрудничестве с общественными организациями. В Европе в роли первого чаще всего выступает министерство транспорта той или иной страны (а в Испании, например, министерство по развитию). Для координации усилий государства и общественности служит специальная комиссия.

Самое интересное, что у нас в стране тоже существует правительственная комиссия по обеспечению безопасности дорожного движения, ее работой руководит вице-премьер Игорь Шувалов. Входят в комиссию представители семи министерств и ведомств, которым не чужды упомянутые проблемы. Вроде все замечательно, только орган этот собирается крайне нерегулярно (в среднем два раза в год) и, хотя принимает какие-то решения, все они не являются постановлениями правительства. То есть не имеют реальной силы. Кроме того, уважаемый г-н Шувалов кроме комиссии по БД возглавляет еще несколько — например, по миграционной политике, развитию малого и среднего бизнеса, экономическому развитию и интеграции, телерадиовещанию и т. д. Понятно, что у чиновника такого ранга нет даже возможности вникнуть в суть проблем. Вот и получается классическая ситуация семи нянек, у которых, дитя… Сами знаете.

Еще один очень важный момент: правительственная комиссия, несмотря на высокий статус, не имеет средств (да и права ими распоряжаться) для реализации своих решений. Хотя у каждой из организаций-участниц комиссии есть бюджет, в котором, кстати, предусмотрены затраты именно на организацию и безопасность движения. Есть еще и Федеральная целевая программа по БД, на которую, между прочим, за пять лет было выделено свыше 50 млрд. рублей, но эти деньги почему-то перечислялись через МВД, судьба их во многом неизвестна (ЗР, 2012, № 3).

Вот так у нас все замечательно устроено, поэтому «крайним» ведомством, которое занимается организацией дорожного движения и следит за безопасностью на дорогах, стала ГИБДД. Хотя формально в ее обязанности вписана лишь последняя функция, и то лишь как контрольная. При этом ГИБДД не распоряжается выделенными для этой цели деньгами — для этого назначены совсем другие люди из МВД.

Между прочим, в законе «О полиции» четко прописано, что «основным критерием оценки деятельности правоохранительных органов является мнение населения», а совсем не процент раскрытия преступлений или количество составленных протоколов. Но как раз мнением населения никто не интересуется. И в правительственной комиссии Шувалова, понятное дело, никаких представителей общественности нет и не предвидится. Да и звать-то по большому счету некого — организации автомобилистов у нас малочисленные и слабосильные, с экспертами по организации дорожного движения и безопасности проблема…

В их роли все чаще приходится выступать нам, журналистам. И в наших силах через средства массовой информации рассказать о проблеме и показать примеры ее решения. Увы, госорганы наше мнение не интересует. Одно время меня и нескольких коллег приглашали поучаствовать в разработке законопроектов в ряде комитетов Госдумы, но потом звать перестали — видимо, мы оказались не слишком удобными «соавторами»… 

ОДИН ЗАКОН, ОДИН ИСПОЛНИТЕЛЬ

Итак, в Минтрансе считают, что повысить безопасность можно, только приняв специальный закон. Правда, не очень понятно, кому отвечать за его выполнение; в самом министерстве считают, что это не совсем их функция (во всяком случае, при нынешней структуре).

— То, что тема организации дорожного движения достигла уровня федерального закона, — очень позитивный факт, — считает научный руководитель НИИ транспорта и дорожного хозяйства Михаил Блинкин. — Хотя, по-моему, существующих законов в принципе достаточно, просто они «не дружат» между собой.

— Я уверен, что в стране обязательно должен быть единый государственный орган, занимающийся вопросами дорожного движения и безопасности, причем желательно в ранге министерства! — не сомневается Виктор Похмелкин, лидер Движения автомобилистов России. — Возможно, эти задачи могло бы взять на себя новое Министерство автомобильного транспорта и организации движения, — нынешний Минтранс взвалил на себя слишком много обязанностей и функций в совершенно разных отраслях. Кстати, в новое министерство могла бы войти и служба дорожной полиции. И не надо бояться симбиоза гражданского ведомства и военного. В нынешнем министерстве юстиции РФ тоже имеется военная структура — Федеральная служба исполнения наказаний. И они нормально уживаются…

Как видите, общественность давно за. Даже резолюция конференции руководителей автошкол и та призывает «создать в стране экспертный совет при Президенте России, представляющий собой группу экспертов по безопасности дорожного движения, включающую ученых и специалистов-практиков в этой области».

Но пока у нас официально упомянутые вопросы решают семь чиновников под руководством восьмого — вице-премьера, причем никто из них за это ответственности не несет. Так стоит ли ужасаться тому, что растут цифры смертности на дорогах?

1_no_copyright

1_no_copyright

БЕЗОПАСНОСТЬ НА ДОРОГАХ — В РУКАХ СЕМИ НЯНЕК.

А КАК В ЕВРОПЕ?

В Европейском союзе за безопасность на дорогах отвечает специальный орган — Европейская комиссия по транспорту и движению; ныне ее возглавляет эстонец Сиим Каллас. Она вырабатывает документы, предписывающие местным органам, а также автомобильным и шинным производителям вводить те или иные программы транспортной безопасности. Затем нормы утверждаются Европарламентом. Комиссия разрабатывает краткосрочные и долгосрочные планы. Главные цели — переход к объединенной панъевропейской транспортной системе, действующей по единому законодательству, а также сокращение смертности на европейских дорогах на 50% к 2020 году. Любой житель Евросоюза (и не только!) может обратиться в комиссию и к ее руководству через сайт с жалобой, рекомендацией или информацией о состоянии в сфере транспортной безопасности. Считается, что благодаря работе комиссии число жертв на европейских дорогах за 2001–2010 годы сократилось в среднем на 43% (от 3% в Румынии до 58–61% в прибалтийских странах).

Помимо Еврокомиссии безопасностью на дорогах занимаются две специализированные негосударственные организации. Это образованная в 2002 году немецким автомобильным клубом ADAC, британской автомобильной ассоциацией AA и голландским клубом автотуристов ANWB организация — Европейская программа по оценке дорог (EuroRAP). Она проводит независимую оценку состояния и инфраструктуры дорог, выявляет опасные участки и предлагает меры по их переустройству. В 27 странах Евросоюза EuroRAP сотрудничает с 65 партнерскими организациями — госорганами (как правило, министерствами транспорта), различными объединениями и фондами.

С 1997 года работает и Европейская программа по оценке новых автомобилей (EuroNCAP), основанная лабораторией транспортных исследований британского департамента транспорта при поддержке правительств Франции, Германии, Швеции, Нидерландов. Ее задача — определение уровня пассивной безопасности автомобилей, сертифицированных для продажи на территории Евросоюза.

На национальном уровне проблемами организации движения и безопасности на дорогах занимаются, как правило, министерства транспорта.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии