Королевство миллиона слонов: путешествие по Лаосу

Лаос с направлениями вместо дорог и непроходимыми джунглями — рай для любителей эндуро.

000_moto_0512_112

000_moto_0512_112

Здесь множество трасс различной сложности и несколько асфальтированных дорог. И есть что посмотреть. Эта загадочная страна, попасть в которую было нелегко до конца XX в., приобрела ауру самого необычного государства в Юго-Восточной Азии, а для меня наиболее желанного места для мотопутешествия. И вот мы с друзьями отправляемся в земли древнего королевства Лансанг, что переводится как «королевство миллиона слонов».

Лаос расположен в глубине полуострова Индокитай и не имеет выхода к морю. Здесь проживает множество племен со своими традициями и языками. Издревле главной транспортной артерией была река Меконг и ее притоки. Она же — государственная граница с Таиландом. Я прибыл с тайского острова Самуи (где сейчас проживаю) в пограничный город Нонгкха́й (здесь и далее транскрипция географических названий взята из «Википедии»), пересек границу на автобусе и через полчаса оказался в столице Лаоса — городе Вьентьян.

Вся власть в стране принадлежит Советам, то есть Народно-революционной партии Лаоса. На каждом госучреждении, будь то парламент или сельсовет в деревне, обязательно висит два флага: страны и партии (серпасто-молоткастый). Бюджет этой аграрной страны во многом зависит от туризма. Но услышать английский — большая редкость. Не хотят ни учить, ни учиться. Хотя правительство и разрешило гражданам заниматься частной деятельностью, туристов обслуживают в основном выходцы из соседнего Вьетнама.

Город Вьентьян расположен в излучине Меконга среди плодородных равнин. В 1827 г. он был полностью разрушен сиамской армией и долго лежал в руинах, пока его не восстановили французские колонизаторы, сохранив национальный колорит. Это самая маленькая столица Юго-Восточной Азии, но крупнейший культурный, торговый и административный центр страны. Довольно непринужденный город с множеством буддийских храмов и рынков.

Важнейший национальный памятник Лаоса — ступа Пха Тхатлуанг, изображенная на гербе страны. Это символ и буддизма, и суверенитета Лаоса. По легенде в ее стенах хранится одна из костей самого Будды. Ступа и окружающие ее храмы Ват Тат Луанг Неу и Ват Тат Луанг Тaй несколько раз были разрушены, но затем бережно восстановлены. Не менее интересны королевский храм Ват Пхра Кео (1565 г.), знаменитый «Изумрудный Будда» из которого сейчас находится в Бангкоке, храм Ват Си Муанг (1563 г.), где согласно легендам живет дух-защитник города, удивительная «Черная ступа» без дверей Тхат Дам (XVI в.), а также единственный переживший разрушение города сиамцами храм Ват Сисакет (1818 г.) с многочисленными скульптурными изображениями Будды (всего их 6840). На осмотр города мне хватило нескольких часов, а до старта еще два дня. Беру такси (тук-тук) и еду в так называемый Будда-парк (он же Ват Сиенг-кхуан), что в 25 км от города. Скоро асфальт заканчивается и тук-тук прыгает по пыльной грунтовке. Скульптурный парк, созданный в 1958 г. и вдохновленный идеями буддизма и индуизма, показался странным, гротескным.

На следующий день прибыли Макс, Андрей и девушка Аня, проживающая в Гонконге. Эндурист по призванию, она загорелась проехать с нами первые три дня пути. Отправляемся в прокатную контору. Ее хозяин, пожилой добродушный француз Жюль, обещал нам четыре мотоцикла HondaXR 250 Baja. Но в наличии лишь два Baja и два обычных XR. Отличия всего два, но существенных: у Baja бензобак 14 л (против 9 л у XR) и две огромные фары. Мотоциклы в неплохом состоянии, я ожидал худшего. Я беру простой XR, такой же достается Ане. Предложенный экип в плачевном состоянии, но он хотя бы есть. Позднее наколенники и ботинки ежедневно приматывали скотчем. Я привез свою экипировку, но взял в прокате штаны, джерси и теплую куртку. Получили документы, инструмент, запасные свечи и камеры. Установил на свой мотоцикл навигацию, купил карту Лаоса. Все готово к отъезду.

Утром фотографируемся на фоне триумфальной арки Патусай и выезжаем на север, в город Ванг Вьенг по трассам 10 и 13S. Покрытие — асфальт, местами сильно размытый во время сезона дождей. Я, как более опытный и имеющий GPS, еду первым. За мной Аня, потом Андрей, а замыкает колонну Макс, с которым у меня связь по рации.

Мне нравится XR250 — легкий, практически неубиваемый. Я быстро освоился. Дорога не напрягает. Успеваем любоваться пейзажами и делать остановки для фото. К полудню прибываем в расположенный в горах на берегу Меконга Ванг Вьенг. Квинтэссенция плакатно-открыточной азиатской пасторали с мощной тусовкой бэкпекеров и хиппи, отдыхающих в гармонии с природой за смешные деньги. Основные аттракционы — это каякинг и тюбинг (сплав по реке в надутой камере от грузовика). Утром туристов завозят вверх по течению, а потом они сплавляются. С берега им бросают веревки, они швартуются к бару, получают дозу напитков и весело плывут дальше. А вечером употребляют «вещества» в промышленных масштабах. В дельте реки есть отмель с несколькими барами, а там — полный легалайз. Пробуем все, но понемногу — завтра ехать. На улице становится заметно холоднее, чувствуется, что мы на севере.

Встав пораньше, отправляемся еще севернее, в город Луангпхабанг. Заезжаем на АЗС заправиться и смазать цепи. Смазка, взятая с собой, не выдержала тряски — флакон треснул. Купить ее невозможно. Лаосцы мажут цепи отработкой, в лучшем случае прочищая зубными щетками.

Мы поднялись на высоту около 1500 м. Дорога 13S еще асфальтовая, но уже трудная. Местами асфальт попросту смыло, и по пыльной грунтовке движется множество фур, туристических автобусов и мини-басов. Дисциплина на дорогах Лаоса, как и везде в ЮВА, отсутствует. На серпантине постоянные обгоны по встречке, а тебе остается лишь узенькая полоска обочины, за которой пропасть и никаких ограждений. Местами с гор через дорогу стекают ручьи. На обочинах трудятся дети и старики, собирают для кровли жилищ какую-то траву, похожую на камыш. После одного поворота оборачиваюсь: Аня скользит по асфальту головой вперед. Помогаем подняться — ничего страшного, легкие ушибы (спасибо экипу). Вправляем руль мотоцикла — и в путь.

К вечеру мы в Луангпхабанге, лежащем на слиянии рек Меконг и Кханг, рядом с горой Пхуси. Это старейший город Лаоса, 800 лет бывший столицей крупнейшего княжества, а потом и всего королевства Ляо. Сейчас это культурный и исторический центр страны. Паркуемся у гест-хауса и отправляемся осматривать город, выпив для бодрости по рюмочке местной самогонки «лао-лао», настоянной на женьшене, гекконах, сиамской кобре, скорпионах и ядовитых многоножках-сколопендрах. Как-то в Камбодже я купил бутылочку подобного пойла, но попробовать побоялся. А здесь «замахнули» и остались довольны. После Ванг Вьенга это уже не казалось экстримом.

В городе множество монастырей и храмов XVI-XX вв. Главный — украшенный фресками и мозаиками монастырь Ват Сиенг Тхонг (1559 г.), самый обширный из всех культовых сооружений страны. На улицах идеальная чистота, все дома колониальной эпохи отреставрированы, теперь в них гест-хаусы, антикварные магазинчики и рестораны для туристов. А такого разнообразия тук-туков я не видел нигде. Пожалуй, это лучший город не только Лаоса, но и ЮВА в целом. Жаль, что по графику на него был всего один вечер.

Утром на улице не более 5 °С. Везде снуют монахи — собирают подаяние и чистят карму пожертвовавшим. Мой мотоцикл хандрит — на холодную стартер крутит вхолостую, не цепляя маховик. Наконец двигатель заводится. Прощаемся с Аней (она сдает мотоцикл здесь) и выдвигаемся на северо-восток. Через 10 км съезжаем с асфальта на грунтовку, пролегающую вдоль реки Конг, и будто попадаем в другую страну. Между дорогой и обрывом над рекой тростниковые избушки. В дорожной пыли копошатся чумазые детишки и домашние животные. При нашем появлении каждая деревня оживает: все бегут, буквально бросаясь под колеса, что-то радостно крича и махая руками. Вдоль реки лесорубы валят деревья и сплавляют их вниз по течению. Там погрузчик-слон достает их и поднимает вверх по обрыву на дорогу. Уходим от реки западнее, по живописным холмам. Пожалуй, это самая красивая местность на всем маршруте.

Через два часа выезжаем на дорогу 1С — безлюдную асфальтированную трассу, пролегающую через национальный парк. Поворачиваем на юг, в сторону Вьенгтхонга. Пустынная дорога проходит через деревни, где наше появление вызывает небывалый ажиотаж. Город Вьенгтхонг, гордо выделенный на карте GPS жирным шрифтом, оказался большой деревней с одной улицей.

В Лаосе горячий душ — опция для туристов. Местные ополаскиваются из ковшика или в реке. Но после 10 часов пути нам нужен душ, для чего необходимо электричество, а его нет. Выдав каждому по свече, хозяйка успокоила: электричество дают два раза в день по три часа. Зато абсолютно бесплатно. Через 10 минут включается свет, и мы бежим мыться. В этот день мы только завтракали, о чем ежеминутно напоминают наши желудки. Нашли единственный общепит, где жестами заказываем ужин. Вокруг полнейшая антисанитария. Готовят на дровах. Я заказал цыпленка — подали какой-то набор «собачья радость». Надеюсь, что это все-таки цыпленок, ведь, зная всеядность лаосцев… И, конечно же, Beer Lao! С ним время пролетело незаметно. Свет снова погас, и мы с фонариками побрели обратно. Остановились перед знаком с тигром, частенько встречавшимся по дороге. Смысл надписи: «Мы гордимся, что у нас живут дикие тигры».

Около пяти утра меня разбудили громкие голоса за окном, в основном женские и детские. Оказывается, гест-хаус находится на местном рынке. В восемь утра он уже свернулся. Смазали цепи у местных умельцев — и в путь. Асфальтовая дорога идет на юг по горам национального парка. Очень холодно, туман и сырость. На очках собирается вода, а на мокром, местами подмерзшем асфальте чувствуешь себя некомфортно.

Через три часа спускаемся с гор, становится заметно теплее. В окрестностях Пхонсавана крестьяне, стоя по колено в воде, собирают какую-то траву. Находим отель, обедаем и едем в Долину Кувшинов. Равнины провинции Сиангкхуанг буквально усеяны несколькими сотнями каменных урн неизвестного происхождения. Эти огромные сооружения (самое большое весит 10,6 т) вырезаны около 2 тыс. лет назад из твердого камня, который здесь не встречается. Для чего они использовались, не знает никто. Макс предположил, что это емкости для топлива летающих тарелок. 40 лет назад, во время Вьетнамской войны (1965–1973 гг.), в них прятались повстанцы, держа под прицелом проходящие рядом дороги. Поэтому местность интенсивно бомбили, и с тех пор сохранились огромные воронки. Еще одно напоминание о той войне — огромное количество мин и неразорвавшихся снарядов. Ими буквально усеян восток Лаоса вдоль границы с Вьетнамом. Следовательно, ходить можно только по тропам с белыми маячками MAG. Организация MAG занимается поиском и уничтожением боеприпасов, оставшихся с той войны. Только за три месяца 2011 г. она разминировала 2 млн м2 земли и обезвредила около 2600 взрывоопасных предметов. А местные жители украшают ими свои дома. Наш отель не исключение, хозяин собрал целую коллекцию.

Напротив штаб-квартиры MAG есть ресторанчик с говорящим названием Craters (англ. кратеры, воронки). В нем мы и поужинали, и познакомились с интересными людьми. Один из них — Гарольд из Австрии, второй год едущий по миру на «Гусе». Европа, Канада, Китай — и вот он здесь. А еще семейная пара из Германии на «Сутенерах», едущая из Австралии в Японию, потом в Россию и Европу.

Встав пораньше, полюбовавшись рассветом и заправившись на нормальной АЗС, направились на юго-восток. Впереди нас ждут лишь бочки с помпами и ядовито-красным бензином. Когда «на парах» в глубинке Лаоса находишь такую «заправку» — это счастье. Хотя стоимость топлива тут на 30–40% выше.

Грунтовка «номер 10» ненадолго переходит в идеальный асфальт и вновь сменяется укатанным грунтом. Оказалось, мы едем по строящейся трассе. Временами лавируем между дорожной техникой. Навстречу ползут лесовозы, груженные вековыми деревьями. Один завалился набок, создав большую пробку, но для нас это не помеха. В одном из сел царит ажиотаж. Все: и стар, и млад — бежат в одном направлении. Оказывается, бой быков. Но горбатые быки не хотели драться между собой, а больше гоняли по полю стравливающих их людей.

Вдруг перед широкой рекой дорога закончилась. На месте моста только опоры. Грейдер на тросе переправляет машины с берега на берег. Для нас же — ветхий пешеходный мостик из тростника. К счастью, тяжесть мотоциклов он выдержал. К полудню мы подустали. Не от дороги, а от пыли. Свернули в русло пересохшей горной реки перекусить — и снова в бой. Дорога периодически прерывается руслами речек. Машины переезжают вброд, а мы по пешеходным мостам, иногда платя за проезд по 5 тыс. кип (20 руб.) местным жителям. Однажды пришлось переправляться на лодках-плоскодонках. Задом закатывали мотоцикл в лодку, местный паренек садился верхом и, упершись ногами в борта, держал равновесие.

Вдруг сдох мой GPS, верой и правдой служивший пять лет (дома выяснится, что просто сгорел предохранитель). Приходится доставать купленную карту. На подъезде к Конглору темнеет. В одной из деревень чуть не налетаю на собак, лежащих посреди дороги, чудом успеваю объехать. Дети и собаки — главная опасность на дорогах Лаоса. В Конглоре быстро находим гест-хаус. Ночью погода портится, идет дождь.

001_moto_0512_112

001_moto_0512_112

002_moto_0512_112

002_moto_0512_112

003_moto_0512_112

003_moto_0512_112

004_moto_0512_112

004_moto_0512_112

005_moto_0512_112

005_moto_0512_112

006_moto_0512_112

006_moto_0512_112

007_moto_0512_112

007_moto_0512_112

008_moto_0512_112

008_moto_0512_112

009_moto_0512_112

009_moto_0512_112

010_moto_0512_112

010_moto_0512_112

011_moto_0512_112

011_moto_0512_112

012_moto_0512_112

012_moto_0512_112

013_moto_0512_112

013_moto_0512_112

014_moto_0512_112

014_moto_0512_112

015_moto_0512_112

015_moto_0512_112

016_moto_0512_112

016_moto_0512_112

017_moto_0512_112

017_moto_0512_112

018_moto_0512_112

018_moto_0512_112

019_moto_0512_112

019_moto_0512_112

020_moto_0512_112

020_moto_0512_112

Утром снова холодно и слякотно. Едем в 7-километровую пещеру Конглора, попасть в которую можно только на лодке по реке, проходящей гору насквозь. Внутри темно, влажно и тепло. На входе вместе со спас. жилетами нам выдали фонарики и сланцы. Но скопление сталактитов и сталагмитов искусственно подсвечивается. В сухой сезон река обмелела, и нам порой приходится идти по колено в воде, пока лаосцы перетаскивают лодку через пороги. Для местных жителей река через пещеру — единственная дорога. Возвращаемся в гест-хаус и оцениваем ситуацию. Экскурсия отняла больше времени, чем мы рассчитывали, да и мотоциклам нужен сервис. Решаем отступить от плана и ехать в близлежащий город Тхакхэк. Но сначала заруливаем в мастерскую, а точнее, в место, где люди прямо на земле ремонтируют мопеды.

Тхакхэк — один из самых малопосещаемых городов долины Меконга. В течение Второй индокитайской войны он был своего рода Гаваной на Меконге, в его клубы и казино стекались тысячи тайцев и вьетнамцев. Сегодня китайский Новый год, поэтому повсюду проходят праздничные религиозные мероприятия. Встречаем группу англичан на эндуро с гидом-лаосцем. Они идут в обратном направлении, с юга на север. Вид у ребят грязный и уставший. По словам гида, вчера шли дожди, а дорога — в основном глина. Было много падений. Возможно, нам предстоит то же самое… Ночуем с ними в одном отеле, на берегу Меконга. Коридор завален пропотевшим экипом.

Утром, позавтракав странной лапшой с сырым яйцом, направляемся на восток, в сторону города Махасай. Тут начинается офф-роуд вдоль границы с Вьетнамом. От него нас отделяет лишь небольшой горный хребет. Наш путь пролегает по знаменитой Тропе Хо Ши Мина — идущей параллельно границе системе дорог, троп и опорных пунктов времен Вьетнамской войны. По ней вьетнамцы перебрасывали свои войска с севера на юг, а в многочисленных пещерах укрывались партизаны, что, естественно, не нравилось американцам. Этим местам крепко досталось — за четыре года ВВС США вывалили сюда более 1,1 млн т взрывчатых веществ и гербицидов, нанеся сильный урон природе и населению края. До войны тут были непроходимые джунгли с множеством диких животных, даже слонов и тигров. Сегодня их нет, а природа местами напоминает уральские степи. И во многих семьях до сих пор рождаются дети с различными уродствами.

Дорога 1Е — грунтовка красного цвета с промоинами и буграми — идет через многочисленные деревни в направлении города Сепонг, периодически упираясь в узенькие деревянные мосты. Она забита множеством крестьян на мотоблоках с телегами. Замечаю, что задний тормоз постепенно пропадает, и в ближайшей деревне обращаемся в мастерскую. Хозяин сразу понял, чего мы хотим. Рядом на земле был раскидан мопед. Андрей, осматриваясь, случайно наступил на пластиковую боковину. Раздался смачный хруст. Хозяин мопеда, чуть не рыдая, схватил ее на руки. Спустя мгновение рядом с потерпевшим собрались сочувствующие, о чем-то переговариваясь и недобро на нас поглядывая. Предлагаем компенсацию в 50 тыс. кип (200 руб.), и все счастливы.

Рыжий грунт сменяется бледной глиной, а дорога превращается в безлюдную тропинку, уходящую в джунгли. Ехать значительно сложнее — в лесу влажная после дождя глина с продавленной мотоблоками колеей, местами толстый слой песка. Пришлось и поваляться. Въезжаем в глухую деревню и тут же оказываемся в центре внимания аборигенов. Это края народности Лао тхэнг. Их считают древнейшим народом, и в праздники остальные лаосцы подносят им символическую дань за право жить на их территории.

К вечеру прибываем в Муанг Пин. Здесь большинство уже этнические вьетнамцы, настрой у них менее дружелюбный. У нас же на лбу не написано (по-вьетнамски), что мы русские. Да и русских эндуристов в этих краях видят не часто…

Утром стараемся наесться впрок: день предстоит нелегкий. Сегодня наш курс на юго-восток, в Сараван. Вдоль дороги №23 огромных размеров воронки от бомб, залитые водой и похожие на искусственные водоемы. Американцы сбрасывали бомбы с ядами, поэтому вокруг мало что растет, а в джунглях огромные проплешины. Вместо плодородной почвы песок, который внезапные порывы ветра разносят на многие километры вокруг.

Красный грунт горной «трассы» неожиданно заканчивается взорванным еще во время войны мостом. Через реку ходит паром — две лодки, соединенные платформой. Загружаемся на него вместе с группой местных. Андрей фотографирует, ему позирует веселый дедушка. Редкость для этих мест, ведь население глубинки до сих пор верит, что фото отнимает у них часть души, и отворачивается от объектива.

Далее дорога уходит в джунгли. Снова едем по выжженным ядовитыми бомбами местам. Под колесами камни и песок. Попадаются лесорубы на мотоблоках, они валят деревья и бензопилами распускают бревна на доски.

Над головами вырастает потолок из молодого бамбука, который неприятно хлещет по головам. Из-за густой растительности и песка ехать становится все сложнее. Проходим многочисленные самодельные мостики через горные речки. В одном месте вспугнули бабочек, живущих на дереве. Словно в сказке, мы стояли и смотрели, как тысячи бабочек летают вокруг.

В конце концов упираемся в горный хребет, проехать через который невозможно, и понимаем, что заблудились. Но хуже то, что закончилась вода! Чувствуем судороги в ногах — первые звоночки обезвоживания. У Макса — сильный ушиб ноги. Более трех часов ушло на поиски дороги. Возвращаемся в деревню, а это почти 30 км, и сразу ищем питье. Находим лишь сладкую бурду под названием Sponsor, воду не продают. Выпиваем по паре банок и по банке берем с собой. Время к вечеру, а в горных джунглях темнеет моментально. Вместе с солнцем уходит и тепло.

Подключаем коммуникатор Андрея к моему мотоциклу, и я кладу его в сумку на баке. Дорога 23 показана жирной полосой, а на самом деле это узенькая горная тропа, сильно размытая речками. Иногда она вообще идет по их руслам. Стемнело. Накатывает усталость. В свете моей маленькой фары почти ничего не видно, а у Макса свет пропал вовсе. На одном из подъемов на жидкой глине он роняет мотоцикл. Я останавливаюсь и помогаю ему завершить подъем. Ребята уезжают вперед. На следующем подъеме, вылетев из колеи, падаю уже я. Сумка с коммуникатором слетает с бака, выдирая провод зажигания. По рации оповещаю о происшествии ребят и в полной темноте пытаюсь восстановить проводку. Андрей вернулся, но уронил мотоцикл на камни, продавив крышку картера. Масло гонит только под давлением, но ехать так нельзя. Да и я в суматохе посеял масло на доливку. Доползаем до Макса и решаем ночевать прямо на дороге. Видимо, кто-то наверху не хочет, чтобы сегодня мы ехали дальше.

Пока Макс занимался костром, я нашел у себя в вещах мыло. Андрей заделал им трещину в крышке. Я сначала не поверил, но ни капли масла больше не вытекло. Надеваем на себя всю одежду. У костра тепло, но вообще похолодало здорово. Ребята съели банку консервированного тунца. Я отказался — очень хотелось пить. Выпили банку Sponsor на троих. Лучше бы не пили… Собирая на ощупь валяющиеся бамбуковые палки, надеемся, что очередная палка не зашевелится в руках. Откидываюсь на рюкзак и полусидя засыпаю. Какое же блаженство находиться в горизонтальном положении! А звезды-то какие красивые… «Там кто-то ходит!..» — сквозь дрему доносится голос Макса. Я сразу вспомнил, где нахожусь, и сон как рукой сняло. Что-то большое ломанулось через густые заросли бамбука рядом с нами. В свете фонарика лишь сверкнули глаза. Время 2.30. Костер давно прогорел, очень холодно. Даже не вспомню, когда я так замерзал. Андрей разжег костер, и, немного согревшись, я снова заснул.

С первыми лучами солнца просыпаются птицы. Капли росы, скапливающиеся в листве вековых деревьев, падают прямо на лицо. «На завтрак идем?» — пошутил я. «А можно я еще немного поваляюсь?..» — отшутился Макс. На этой позитивной ноте мы поднимаемся с холодной мокрой глины. Пытаемся разбудить железных скакунов. У Макса заводится сразу, мотоцикл Андрея — минут через 10. У моего не схватывает стартер. Гонял вхолостую, пока не посадил аккумулятор. На влажной глине не растолкать. Берем аккумулятор с мотоцикла Андрея. Завелся! Собираем вещи, выпиваем последнюю банку бурды — и в путь.

Заночевать оказалось правильным решением, потому что самое сложное впереди. Ближе к полудню начинают попадаться местные жители: женщины с детьми и деревянными торбами за плечами, и мужчины с длинноствольными ружьями. Значит, неподалеку деревня, и вскоре мы к ней выезжаем. Позабыв про жажду, достаем фотоаппараты. В этих местах проживает народность Лао сунг. Поначалу они отворачиваются, но потом даже позируют. Воды не попили, но позитивной энергией зарядились.

Дорога становится ровнее и прямее, появляются следы машин. В следующей деревне в ларьке запчастей для мопедов покупаем масло. Жестами спрашиваем про воду. Продавец — щупленький паренек — выносит две литровые бутылки. Жадно высасываем содержимое и просим еще. Всего выпили и залили в бурдюки не меньше дюжины бутылок, чем привели ларечника в восторг. За происходящим с большим интересом наблюдала вся деревня.

Ехать становится значительно легче. Дорогу — размытую грунтовку — можно назвать многолюдной. Вскоре выходим на хороший укатанный грунт, а затем и на новенький асфальт, который приводит нас в Сараван. На развилке меня остановил полицейский. За все время пути я впервые увидел полицию на дороге. Но он лишь захотел посидеть на моем мотоцикле…

По плану наш маршрут должен идти в сторону границы с Камбоджей. Однако мы потеряли два дня, поэтому поворачиваем к конечному пункту — городу Паксе. Через пару часов мы в предгорье плато Болавен. На дороге деревянная доска с надписью на английском (!): здесь можно выпить горячий кофе. Едем по стрелкам и попадаем на кофейную плантацию. Вокруг тысячи кофейных деревьев с созревающими плодами. Мимо проходят крестьяне, нагруженные дровами, а под навесом женщины ткут… Обычные деревенские будни. В беседке лежа в гамаке покачивается белый парень. Он представился менеджером и любезно предложил свежий кофе, воду и жареный арахис. По его виду и интонации стало ясно, что из растений любит он не только кофе. Пока сидели за столом, парень рассказал, что плантации принадлежат государству, но обрабатываются австрийской фирмой. Сорт кофе, произрастающий здесь, на солнечной равнине, — «либерика». А выше в горах, где влажно и прохладно, растет кофе «арабика». Крестьяне показали, как обрабатывают кофе, — только вручную. Немного отдохнув, мы двинулись дальше.

В предвкушении благ цивилизации типа горячей пищи и душа я открутил ручку газа и вспомнил, что еду не один, только на подъезде к Паксе. Остановился подождать ребят. Андрей вскоре подъехал, а Макса нет. Достаю рацию — не отвечает. Возвращаюсь назад и через 20 км вижу: стоит на обочине и голосует. Стуканул двигатель. Хорошо, что не вчера… Останавливаем грузовичок с добродушным водителем и двумя женщинами и загружаем мотоцикл вместе с Максом в кузов. Утром бесплатно поменяли его на Honda WR 223, ибо нашей вины тут не было. Паксе — важный рыночный пограничный город, основанный французами в 1905 г. Он неинтересен, но в 40 км от него расположен знаменитый Тямпатсак, один из древнейших городов страны. Рядом руины Ват Пху (VI-XII вв.), похожие на Ангкор Ват в Камбодже.

Осмотрев развалины, выдвигаемся в сторону плато Болавен. Это горная местность, которая отделяет долину Меконга от горных цепей Аннамите, формирующих границу Лаоса с Вьетнамом. Большая часть местности вокруг плато, высота которого около 600 м, мало исследована туристами. Многочисленные бурные реки сбегают с него во всех направлениях, образуя более сотни красивейших водопадов. Жемчужиной плато я бы назвал водопад Тад Фан. Здесь вода не падает с горы, а как бы льется в яму глубиной 120 м, на краю которой находишься. Незабываемое зрелище!

Вот и закончилось наше путешествие. Мы увидели самобытную страну во всей ее красоте. Прошли своего рода проверку на прочность. А те проблемы, которые случались, почти неминуемы. Это тоже часть приключений. Нужно быть готовым к тому, что звезды лягут не так, как ты задумал, сидя в кресле перед компьютером и планируя маршрут.

Маршрут Вьентьян — Ванг Вьенг — Луангпхабанг — Вьенгтхонг — Пхонсаван — Конглор — Тхакхэк — Муанг Пин — Сараван — Паксе — Тямпатсак — Паксе.
Пробег 2300 км за 10 дней.
Топливо Бензин 91–95, в среднем $1,5 за литр.
Техника Мотоцикл Honda XR 250.
Бюджет $100 в день на человека, всего около $1000.

022_moto_0512_112_no_copyright

022_moto_0512_112_no_copyright

021_moto_0512_112

021_moto_0512_112
ПУТЕШЕСТВУЮЩИМ ПО ЛАОСУ

Памятка от партнера журнала «Мото» — компании Enjoy Moto

Информация о стране

Лаосская Народно-Демократическая Республика — государство в Юго-Восточной Азии со столицей Вьентьян. Это преимущественно горная страна. Горы редко превышают 2000 м, но у них сильно расчлененный рельеф. Самая большая вершина Пху Бья имеет высоту 2817 м.

До 1988 г. въезд туристов на территорию Лаоса был запрещен. Отсутствие иностранного влияния дает возможность увидеть традиционный стиль жизни Юго-Восточной Азии. Путешествуя по плодородным низменностям в долине реки Меконг и скалистым возвышенностям Аннамите, многие признают, что это одна из самых интересных стран в ЮВА.

Когда ехать

Климат в Лаосе тропический, с двумя сезонами: дождливым (май — сентябрь) и сухим (октябрь — апрель). Средняя температура около 28 °С, но в апреле может доходить до 38 °С. В горных районах с декабря по февраль температура падает до 15 °С.

Как добраться

Прямых авиарейсов из России нет. Попасть в Лаос можно только из соседних стран — местная авиакомпания Lao Airlines выполняет рейсы в Таиланд, Камбоджу, Китай и Вьетнам. Во Вьентьян летает также несколько компаний ЮВА. Оптимальный маршрут лежит через Бангкок, куда держат путь некоторые российские авиакомпании и Thai Airways.

Можно добраться поездом до границы Лаоса — города Нонгхай, а дальше автобусом. Автобусы ходят и из Вьетнама, в том числе из Ханоя, где три раза в неделю приземляются самолеты «Аэрофлота» (из Москвы) и Vietnam Airlines (из Хошимина), однако в этом случае визу на границе получить затруднительно. Еще труднее попасть в Лаос по земле из Камбоджи.

Безопасность

Лаос достаточно безопасная страна, где, несмотря на долгие войны, кризисы и нищету, уровень преступности остается удивительно низким. Однако следует соблюдать разумные меры предосторожности: не носить с собой все наличные деньги, драгоценности и паспорт (достаточно иметь ксерокопию), а оставлять их в сейфе отеля.

Время

Опережает московское на три часа.

Язык

Официальный язык — лаосский (лаотянский, лао или ляо) или тхай-лаосский, относящийся к тайской группе паратайской языковой семьи. Насчитывается пять главных диалектов, каждый из которых подразделяется на говоры (более 70). Также распространены французский, тайский и вьетнамский.

Виза

Начиная с 1 сентября 2007 г. гражданам России для посещения Лаоса сроком до 15 дней виза не требуется (и тем, кто прилетает в международные аэропорты Лаоса, и тем, кто прибывает в страну из соседних государств по суше). Нужен лишь загранпаспорт со сроком действия не менее шести месяцев на момент въезда. Иногда офицер пограничной службы может потребовать предъявить обратные билеты либо ваучер или подтверждение брони отеля. В случае если планируется более длительный визит, оформить визу следует заранее в посольстве Лаоса в Москве либо в посольствах и консульствах, находящихся в соседних с Лаосом странах.

Посольства и консульства Республики Лаос

Посольство Лаосской Народно-Демократической Республики в Российской Федерации:

121069, г. Москва, ул. Малая Никитская, д. 18 

(495) 690-25-60, (495) 637-01-58 

Таможня

Ввоз и вывоз иностранной валюты не ограничен (сумма свыше $2 тыс. в наличных или трэвел-чеках должна быть предъявлена таможенным чиновникам при пересечении границы и задекларирована). Ввоз и вывоз национальной валюты запрещены.

Разрешен беспошлинный ввоз из стран, не имеющих общих границ с Лаосом: сигарет — максимум 500 шт., или 100 сигар, или 500 г. табака; крепких алкогольных напитков — одна бутылка, вина — максимум две бутылки; личных драгоценностей — до 500 г.

Запрещен вывоз предметов искусства и старины, являющихся национальным достоянием, изображений Будды (разрешены к вывозу только сувенирные варианты).

Валюта

Лаосский кип (LAK). В обращении находятся банкноты номиналом 5000, 2000, 1000, 500 и 100 кип. Кип — единственная юридически законная валюта страны, но тайский бат и доллары США принимаются к оплате повсеместно, особенно в городах.

1 рубль (RUB) = 285 кип (LAK)

Гостиницы

Лаос — одна из беднейших стран Азии. Гостиницы, как правило, представляют собой гостевые дома высотой в несколько этажей с особым колоритом и минимальным сервисом. Отелей в классическом понимании в Лаосе не так много — около трех сотен; большинство из них классифицированы в соответствии с европейской системой оценки гостиничного сервиса.

Обычно стоимость размещения в гостиницах невысокая, значительно ниже, чем в европейских отелях аналогичной категории. Номера большинства отелей оснащены кондиционером, кроме того, предоставляется бесплатный wi-fi. Наличие в номере отдельной ванной комнаты и холодильника следует уточнять заранее.

Прокат мотоциклов

В Лаосе можно арендовать эндуро 250, 400, 650 см3, старенькие чопперы, мотоциклы китайского производства. Цена — до $50 в день. Обычно туры по Лаосу комбинируют с турами в соседние Таиланд и Вьетнам.

Цена топлива

Бензин дорогой — примерно 55 руб. за литр.

Телефоны экстренных служб

Пожарная служба — 190 

Полиция — 191 

Скорая помощь — 195 

Полезные телефоны

Посольство Российской Федерации в Лаосе:

Sisattanak Distr., Thaphalanxay quarter, km 4, Thadeua str., Vientiane, P.O. Box 490, Vientiane, Laos. Тел.: (856) 21-31-2219, (856) 21-31-2222 

Национальное бюро по туризму: 222–971 

Авиакомпания Lao Airlines: (856–21) 21205154 

Авиакомпания Thai Airways: (856–21) 2225279 

Авиакомпания Vietnam Airlines: (856–21) 217-562/252-618

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии