Оставалось развести руками...

ОСТАВАЛОСЬ РАЗВЕСТИ РУКАМИ...

]

КЛУБ АВТОЛЮБИТЕЛЕЙ

/МАСТЕРСКАЯ

ОСТАВАЛОСЬ РАЗВЕСТИ РУКАМИ...

ВОДА ТОЧИТ КАМЕНЬ И... РЕЗЬБУ

ТЕКСТ / АНАТОЛИЙ ВАЙСМАН

Старая машина, на первый взгляд, абсолютно исправная, порой таит в себе такие скрытые дефекты, обнаружив которые приходишь в ужас: «А если бы вовремя не устранил? А вдруг все „вылезло“ бы на скорости под сотню?»

Вот и сейчас, когда мне пригнали эту «шестерку» 1987 года выпуска с просьбой привести в порядок, мелькнула мысль — многие сервисы от таких отказываются. Возни обычно невпроворот и даже с наценкой «за старость» работать невыгодно. Но... реноме фирмы превыше всего, и мы загоняем машину на подъемник.

Как выяснилось, паренек лишь недавно получил ее из отцовских рук и доконает, по-видимому, не раньше чем через год. А пока должен ездить без забот — это уже моя задача. Меняем масла, фильтры, регулируем клапаны. Мотор в хорошем состоянии, и, взглянув на счетчик, где застыли 95 тыс. км, говорю себе: «Верю!» Впрочем, скручивать одометр здесь было некому и незачем.

Ревизия ходовой части и замена деталей заняли целый день. Под конец привели в норму «сход-развал» передних колес, и хозяин уехал довольный.

Однако на следующее утро появился вновь — дескать, руль снова потянуло в сторону. Что ж, может быть... Тогда остается одно — резьба рулевых тяг. Пару раз видел старенькие аварийные машины, у которых рулевая трапеция разъединилась на ходу. Но о своей страшной догадке промолчал — незачем пугать человека. «Подождите еще часок — заменим „изношенные“ тяги». И извиняюсь, что не сделал это накануне, решив сэкономить деньги клиента.

Снимаю с машины обе боковые тяги трапеции в сборе и, ослабив хомуты, выворачиваю наконечники. На верстак высыпается по пригоршне коричневого порошка — это то, во что превратилась некогда прочная сталь. Хвостовики наконечников — как гладкие рыжие палки. Какой там треугольный профиль — лишь кое-где о былой резьбе напоминают полукруглые бороздки... Стало быть, последние сотни километров парень ездил «по краю пропасти». Резкий маневр, наезд боковиной покрышки на край выбоины в повороте и т. п. могли привести к трагедии, ибо соединение правого колеса с левым здесь держалось только на трении. Последнего явно не хватало даже для стабильной установки схождения колес — видимо, возникающей при поворотах боковой силы было достаточно для удлинения или укорачивания рулевых тяг.

Снятые с машины ископаемые железки пополнили мой автоархеологический музей, а клиент уехал с новыми тягами. Возможно, кто-то скажет, что этот случай нетипичный и уж его-то минует участь оказаться в скоростном вираже с разъехавшимися в разные стороны колесами. Да и коллеги попеняют: дескать, к ним такие машины ни разу не попадали. Признаюсь, и мне за четверть века работы такую пригнали впервые. Возможно, виноват особый режим эксплуатации с редкими зимними выездами, когда, нахлебавшись соленой жижи, автомобиль долго преет в теплом, непроветриваемом гараже. И, разумеется, фактор времени — ведь у более молодой, но ежедневно купающейся в грязи машины (например, работающей в режиме такси) скорее сгниет кузов, чем рулевые тяги.

Впрочем, тем и интересна наша работа: хоть изредка, но бывают такие штуки, которых ни ты, ни соседи-коллеги не видывали. Тогда-то и приятно блеснуть профессионализмом — другие развели руками, а ты сделал!

Вот еще одна история из категории редчайших. На этот раз тоже с «шестеркой», правда, совсем свежей. Хозяин, пожилой джентльмен, жалуется, что все 8 тыс. км с момента покупки машины страдает от... громкого свиста в салоне.

— Нет, это не помпа и не ремень, — упреждает догадки клиент. — Звук появляется только на скорости. Полгода езжу по сервисам — никто не определил, что свистит.

— Да, может, не свист это, а гул или подвывание, — пытаюсь я выстроить привычную по тысячам случаев картину диагностики.

— Нет, именно свист. Садитесь — прокатимся!

Стрелка спидометра ползет вверх... 40... 60... 80... И тут я слышу легкий присвист — словно струйка пара вырывается из закипающего чайника. На 90 это уже художественный свист ансамбля песни и пляски, а выше 100 в машине сидеть невозможно — вой заглушает пронзительной нотой все прочие автомобильные звуки.

Сбросив ход, чтобы можно было разговаривать, клиент выводит меня из оцепенения: «Не подумайте, что это воздух через щели — все проклеили, даже двери правили, чтобы плотнее прилегали».

Да... такого у меня еще ни разу... Но звук явно пневматического происхождения — не дурак же я совсем... Покумекав минут пять, командую: «Разгонитесь-ка еще разок!»

Когда звук набрал силу, я подвигал туда-сюда рукоятку управления крышкой воздухопритока — так и есть, тон свиста слегка меняется. Возможно, владелец машины это и не заметил, но мне уже ясно: надо снимать «печку».

Разобрав отопитель, я, конечно, не понял, где и какой поток воздуха там завихрялся, резонировал и источал тот самый свист. Но, собрав все как положено, приладив заслонки и корпусные детали, чтобы не тряслись и не отходили, был уверен — звука не будет. Может, что-то перекосили там при конвейерной сборке — в одном случае из миллиона такое вполне возможно.

А благодарный взгляд клиента — лучшая награда. Устранить редкую неисправность, о которой вряд ли кто слышал, — это не свечи поменять...

Резьба на тягах словно слизана ржавчиной, но на это ушли годы...

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии