Виталий Петров отвечает на вопросы читателей «За рулем»

Наш корреспондент отправился на Гран-При Кореи, чтобы адресовать вопросы читателей пилоту Формулы-1 Виталию Петрову.

IMG_9975

IMG_9975

— Виталий, как удается сохранять форму и не уставать при таком графике передвижений?

— На самом деле ничего сложн ого! Конечно, бывают и неожиданности, как было перед Гран-При Японии. Я простыл во время перелета из-за кондиционера. Но для этого нужно выбирать правильный рейс, чтобы прилететь раньше, успеть адаптироваться в месте, где тренируешься. В течение сезона у нас не бывает серьезных нагрузок, достаточно поддерживать физическую форму, и все.

— Читатели интересуются, на какой машине вы ездите в повседневной жизни и какие новинки вам приглянулись?

— Я был удивлен, когда увидел новую Kia K9, на которой мы приехали из аэропорта. Меня вез водитель, и мы решили заказать эту машину, чтобы нас отвезли на ней же обратно в аэропорт. Для такой марки был сделан серьезный шаг вперед. Обычно, в повседневной жизни во время гоночных уик-эндов у нас нет обязательств по контракту. Хотя во время европейских этапов у нас есть машина от компании Renault. На других этапах мы можем ездить на любом автомобиле. Обычно мы арендуем машину с водителем или берем в прокат для себя. Моя личная машина — Nissan GTR.

8079301335_8da9cc0c55_o

8079301335_8da9cc0c55_o

— Сильно ли по ощущениям отличается пилотирование болида Lotus и Caterham (управление, стабильность, реакция)? Смогли ли вы адаптировать болид Caterham под свой стиль пилотирования?

— Конечно, он отличается, потому что у Lotus больше новинок в технике. Caterham — новая команда, и она только начинает внедрять то, что другие уже сделали. В качестве примера — систему KERS Renault, самостоятельно, вкладывая много времени и денег. А мы покупаем KERS у RedBull и хотели бы, может, изменить кое-что, но RedBull нам это запрещает. Управлять новым болидом немного сложнее, надо привыкать, но мы нашли некий баланс, некие вспомогательные возможности за счет мотора. Эти мелочи немножко, но упрощают гонку. В Сингапуре и Японии из-за досадных случайностей гонки прошли не очень удачно.

8081780433_d7749f35f4_o

8081780433_d7749f35f4_o

— Как вы оцениваете корейский этап? Удастся ли добиться большего?

— Кто знает, что произойдет через пять минут? Я никогда не загадываю. Например, в Сингапуре нас постигла тоже неудача, хотя и рядовой гоночный инцидент, от которого никто не застрахован, а в Сузуке, к сожалению, уже механическая проблема не позволила нам бороться. Посмотрим, что будет в Корее. Естественно, мы анализируем ошибки и стараемся избегать их.

— В чем особенности трассы корейского этапа? Были ли сложные участки?

— Сама трасса не из простых, технически очень сложная. На ней нет кочек, она изобилует интересными поворотами, но на ней тяжело найти баланс. Также нужно отметить, что трасса чистая, однако из-за того, что на ней проходит мало гонок, у нее нет «держака», нет накатанной резины, и поэтому с каждым кругом, который мы проезжаем, машина едет все быстрее и быстрее. Не только у меня, но и у многих других гонщиков эта трасса в фаворитах.

8076406304_2bdb38b61d_o

8076406304_2bdb38b61d_o

— Виталий, сейчас вашим спонсором является корпорация «Вертолеты России». Почему бы помимо финансового участия ей для Caterham не предложить научно-исследовательские работы в разработке аэродинамического обвеса, например?

Косаченко О.П.: В понедельник у нас едет делегация инженеров «Вертолетов России». Они будут работать по трем направлениям: аэродинамика, композитные материалы, организация процесса в условиях сжатого периода подготовки. Также на гонку в Абу-Даби будет направлена группа из 10 инженеро в корпорации «Вертолеты России».

Виталий Петров: Если мы что-то, маленькую долю, десятую долю, что-то найдем полезного в сотрудничестве с «Вертолетами», это будет большим шагом вперед.

— Когда будет объявлено о вашем контракте на 2013 год? На какой стадии находятся переговоры о контракте сейчас?

— Менеджмент работает над этими вопросами уже давно, а у меня своя задача — сфокусироваться на том, что я делаю, успешно выступить и финишировать в этом сезоне.

IMG_9965

IMG_9965

— Не задумывались ли вы сменить менеджера? Возможно ли это в принципе? Мы, болельщики, благодарны Оксане Павловне за то, что она привела вас в Формулу-1, но с тех пор много воды утекло...

— Сменить можно, только на что менять? Мы понимаем, что у нас есть трудности, мы может что-то делать не так, потому что мы первые вместе пришли в Формулу-1. Мы дополняли друг друга и помогали друг другу. Мы работаем вместе на протяжении уже 15 лет. Понятно, что бывают разногласия, что-то делается с трудом, но пока нет людей, на которых можно было бы поменять. Возможно, мы бы даже не меняли, а позвали людей помочь. Проблемы есть и с тем, что в России тяжело найти спонсоров. Поэтому, чтобы сменить менеджера или еще что-то, нужно найти большие деньги для выступления. Любой спортсмен международного уровня имеет персонального крупного спонсора, который может гарантировать помощь. В Америке, например, если боксеру нужно тренироваться, он может прийти к спонсору и заявить о том, что надо: отель для проживания или дом на тренировки. Такая же необходимость и у меня.Нас поддерживают компания «Сибур» и «Вертолеты России», за что большое им спасибо, и пока мы с ними, мы движемся в правильном направлении!

— В 2014 году у нас в России будет свой Гран-При Сочи. Вообще, вот как наша страна будет без национального пилота? Тем более что эксперты пророчат, что к этому времени вы будете на пике своей карьеры.

— Я повторюсь — все зависит от спонсоров. Я не могу ничего сделать, пока у меня нет помощи со стороны. Я даже не могу толком спланировать поездку в Америку или в какие-то теплые страны для тренировок зимой. У меня нет этой возможности. Нет постоянной помощи и поддержки. Я бы и рад взять не одного тренера, а трех. Была бы возможность, у нас бы работала целая компания менеджеров: 3–4 человека решали бы проблемы.

vp_2012_76

vp_2012_76

— В чем сила, Виталий?

— Сила (смеется)? Не знаю, наверное, я умею чувствовать машину колесами, когда она начинает скользить, что в ней не так. Да я даже могу сказать, когда машина начинает тормозить, холодные тормоза, или теплые, или перегретые, или мотор плохо тянет. У меня есть какое-то чувство взаимоотношения с машиной, и поэтому я могу идти на грани. Иногда это тяжело делать, потому что есть такие проблемы как с KERS. Наверное, в этом сила. У меня есть какое-то шестое чувство. Все говорят, что я могу быть одним целым с машиной, и когда это чувство у тебя есть, тогда у тебя есть и сила, и ты быстр на трассе!

Благодарим компанию SK Lubricants (ZIC) за помощь в проведении интервью.

Фото: Фото автора и vitalypetrov.ru
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии