Ловцы миллиметров и удачи

ЛОВЦЫ МИЛЛИМЕТРОВ И УДАЧИ

]

СПОРТ И ТУРИЗМ

ФОРМУЛА 1 

ЛОВЦЫ МИЛЛИМЕТРОВ И УДАЧИ

Изменения в конструкции болидов порой совершенно незаметны, но это не мешает их создателям заявлять об очередной революции.

Сергей ЗИНОВЬЕВ. Фото DPPI и ICN

Как сделать гоночный автомобиль быстрее, если основные регламентированные параметры — габариты, объем двигателя, минимальный вес и многие другие — изменять нельзя?

Поисками ответа на этот вопрос всю зиму занимались конструкторы формулы 1, хотя ФИА ввела всего одно серьезное изменение в технический регламент: предписала командам в сезоне-99 использовать шины с четырьмя продольными канавками. Естественно, это ухудшит устойчивость машин в поворотах. Как быть?

Для инженеров это новшество означало лишь одно — поиск каких-то новых решений, способных поднять на должный уровень эту самую устойчивость. Да и гонщики требовали того же. Михаэль Шумахер прямо выразил свои пожелания конструкторам «Феррари» во главе с Россом Брауном: «Я понимаю, что без мощного и надежного мотора не обойтись... Но мне кажется, в предстоящем сезоне судьба побед будет определяться скорее в поворотах, чем на прямых участках, — там, где в большей степени играют роль способности водителя. Ведь сейчас у многих команд в чемпионате двигатели примерно равны. А чтобы я мог реализовать свое преимущество в поворотах, нужен прежде всего устойчивый и прекрасно управляемый автомобиль».

Мнение Михаэля разделяет технический директор «Вильямса» Патрик Хед: «Дополнительные лошадиные силы в новом сезоне не смогут компенсировать плохую устойчивость машины в поворотах и нестабильное ее поведение на прямой.»

Какие же пути избрали инженеры? Перво-наперво, попытались понять (или разведать?), за счет чего их коллеге из чемпионского «Мак-Ларена» Эдриану Ньюи удалось создать столь быстрый автомобиль в прошлом сезоне. Склоняясь к мнению, что модель МР4–13 «вообще очень гармонична», все, однако, отмечали, что наиболее весомый вклад в ее успех внесли удачные аэродинамические решения. Отсюда ясно, что в подготовке машин к чемпионату-99 приоритет отдавали аэродинамике. Точными цифрами никто не располагает, но, похоже, количество часов, проведенных автомобилями в аэродинамических трубах, превысило все былые рекордные показатели. Не случайно же своими собственными трубами обзавелись сразу две команды — «Бенеттон» и BAR. А в прогнозах на будущее то и дело фигурировало имя нового шеф-конструктора «Джордана» Майка Гаскойна, который, как и Ньюи, слывет первоклассным специалистом по аэродинамике.

Впрочем, в сегодняшней формуле 1, где возможности поиска оптимального сочетания обтекаемых форм и настройки различных аэродинамических приспособлений уже во многом исчерпаны, довольно трудно увеличить прижимную силу так, чтобы это не ухудшило другой важнейший показатель — коэффициент лобового сопротивления. Но как бы там ни было, на официальной презентации нового автомобиля «Феррари-F399» Росс Браун заявил, что инженеры пошли навстречу пожеланиям двукратного чемпиона мира и основные усилия сосредоточили на том, чтобы увеличить прижимную силу в поворотах. (Разумеется, о конкретных способах достижения этой цели никто не промолвил ни слова.)

При беглом осмотре F399 не слишком-то отличается от предыдущей модели. Точно так же и новый «Бенеттон-В199» просто на удивление похож на В198! И все же главный конструктор «Бенеттона» Ник Вирт настаивает на том, что в инженерном плане эти модели не имеют ничего общего! «Изменению подверглись практически все 13 тысяч деталей, составляющих шасси и трансмиссию машины... революционный дизайн... мы работали на перспективу...»

Быть может, ни снаружи, ни внутри обычный наблюдатель никаких существенных различий между В198 и В199 действительно не найдет. Но если вооружиться угломером, штангенциркулем или просто рулеткой... Впрочем, и тут вряд ли удастся обнаружить чудеса: где-то что-то на миллиметр короче или на полмиллиметра длиннее, стало чуть толще или малость тоньше, а вот тут угол сопряжения изменился на градус. И так почти в каждом узле (похожим путем шли и в «Феррари»)! 

Еще кое-что интересное про эволюцию болидов формулы 1 могли бы рассказать электронные весы. Так, «Феррари» основательно «перетряхнула» прошлогодний двигатель 047 — не изменяя конструкцию в целом, подвергла изменениям большинство деталей. В результате новый 048, способный, как утверждается, развить до 830 л. с., стал на пять процентов легче предшественника. А это, в свою очередь, позволило снизить центр тяжести автомобиля и улучшить развесовку по осям. Надо полагать, здесь речь также идет о «выловленных», выгаданных или сэкономленных конструкторами граммах и десятых долях миллиметра. В целом же автомобиль (по крайней мере, теоретически) должен стать тем быстрее и надежнее, чем больше удалось наловить «лишних», ненужных и мешающих миллиметров в различных его составляющих.

Впрочем, не только «незаметными изменениями» занимались зимой создатели машин формулы 1. Появились и более осязаемые технические новинки, но и они, если вдуматься, аналогичного «микрометрического» характера. Так, на том же «Феррари» впервые применен управляемый компьютером гидроусилитель руля — на каждой из трасс чемпионата он будет работать чуть-чуть по-разному. Считается, что даже этим мизерным преимуществом сумеет воспользоваться такой пилот, как Михаэль Шумахер. Он-то, собственно, и потребовал отказаться от прежнего полностью механического рулевого управления.

А в конструкции «Бенеттона», если верить невнятным слухам, которые просочились на страницы зарубежных изданий, реализована уникальная тормозная система. Дескать, пилоты смогут регулировать тормоза в зависимости от своих пожеланий непосредственно в ходе гонки! Даже если это так, вряд ли стоит ожидать, что только за счет тормозов Алексадру Вурцу и Джанкарло Физикелле удастся фантастически улучшить время прохождения круга.

А теперь обратимся к результатам последних предсезонных тестов. Вот где настоящие чудеса! Судите сами: в один из дней на испытаниях новых машин на трассе в Барселоне Ярно Трулли из команды «Прост» опередил не только Рубенса Баррикелло («Стюарт»), но и «Джордан» в полном составе! А Хайнц-Харальд Френтцен и Деймон Хилл, в свою очередь, стабильно выигрывали у обоих «мак-ларенов».

Остается только мечтать, чтобы и от каждого Гран-при нового сезона мы получали столько же сюрпризов. Увы, народная мудрость рекомендует в таких случаях обзавестись приспособлением для «закатывания губ». «Бенеттон», «Джордан» и «Вильямс», возможно, подтянутся к «Мак-Ларену» и «Феррари» еще немного ближе, но скорее всего будут бороться лишь за третье место — как и в прошлом году. Правда, на этот раз никто не берется точно сказать, кто станет первым...

«Вильямс-FW21» — образец «среднестатистического» автомобиля современной формулы 1. Характерные особенности — приподнятый узкий и длинный «нос», массивное переднее антикрыло.

«Эрроуз» остался «Эрроузом» — фирма «Цакспид» отказалась от приобретения акций «гоночного предприятия» Тома Уокиншо. А одним из пилотов команды назван бразилец Педро де ла Роса.

Деймон Хилл о новом «Джордане-199»: «Быстрая и очень надежная машина, прекрасно держится в поворотах и слушается руля. С ней можно бороться за титул».

Арбитраж Парижской торговой палаты вынес решение в пользу ФИА — команде BAR не позволено выпускать на трассу болиды в разной «раскраске».

«Феррари-F399» на церемонии подписания спонсорского контракта команды с компанией «ФедЭкс». Слева направо: шеф команды Лука ди Монтеземоло, Михаэль Шумахер, Эдди Ирвайн, тест-пилот Лука Бадоэр.

Восьмиколесный «Стюарт» — так шутили еще в прошлом сезоне. Но, думается, если бы конструкторам разрешили добавить автомобилям колес...

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии