Дело о мертвой кобыле

ДЕЛО О МЕРТВОЙ КОБЫЛЕ

]

КЛУБ «АВТОЛЮБИТЕЛЬ»

детективное бюро

СЛЕДСТВИЕ ВЕДЕТ ЗР 

ДЕЛО О МЕРТВОЙ КОБЫЛЕ

СЕРГЕЙ ВОЛГИН, ЗАВЕДУЮЩИЙ ОТДЕЛОМ ПРАВОВОЙ ИНФОРМАЦИИ ЗР 

Зимним вечером на своей новенькой «Нексии» Валерий С. возвращался в Москву из Рязани. Мимо за окнами проплывали деревни, в салоне тихо играла музыка. Вдруг неожиданно в свете фар мелькнула тень: «Только бы не человек!» Нога что было силы нажала на педаль тормоза. Через долю секунды машина словно въехала в стену: что-то большое обрушилось на ее крышу, посыпались осколки ветрового стекла...

Когда Валерий выбрался из остатков того, что еще недавно было совсем новым автомобилем, он увидел, что сбил лошадь, запряженную в гужевую повозку. Неподалеку пытался встать на ноги погонщик, упавший с телеги. Это ему не удавалось — он был мертвецки пьян. Прибывшие на место инспекторы ГАИ отвезли водителей (в соответствии с ПДД погонщик гужевой повозки также является водителем) на медосвидетельствование, где этот факт подтвердили. Как выяснилось при разборе происшествия в ГИБДД, гужевая повозка вне перекрестка поворачивала налево и не пропустила двигавшийся прямо навстречу автомобиль Валерия. Решение ГИБДД было очевидным — виновен водитель гужевой повозки П., нарушивший пункт 8.8 Правил и, кроме того, находившийся в состоянии опьянения (пункт 2.7). Руководство совхоза, где работал возница, попыталось обжаловать решение ГАИ в прокуратуре, но безуспешно.

Валерий обратился в местный районный суд, а совхоз при рассмотрении дела выдвинул встречный иск о компенсации убытков, вызванных гибелью лошади. Мотивировка — С. в соответствии со статьей 1079 Гражданского кодекса РФ является владельцем источника повышенной опасности — автомобиля и несет ответственность независимо от своей вины. Вот только адвокат совхоза забыл, что гужевая повозка тоже транспортное средство (это закреплено в пункте 1.2 Правил дорожного движения) и тоже относится к источникам повышенной опасности! Именно на этом основании суд, расценив это дорожно-транспортное происшествие как «взаимодействие источников повышенной опасности» и установив вину водителя повозки, вынес решение о взыскании с совхоза расходов на ремонт автомобиля в сумме более 100 тысяч рублей. Во встречном иске было отказано.

В ГИБЕЛИ ЛОШАДИ ПРОШУ ВИНИТЬ...

Естественно, такое решение суда совхоз не устраивало, и оно было обжаловано в кассационном порядке в областном суде. И вот определением кассационной инстанции решение райсуда отменено, а дело направлено на новое рассмотрение — в тот же суд. Причина? При рассмотрении дела судом «неверно истолкованы нормы материального права». В данном случае имелось в виду, что неправомерно признавать гужевую повозку источником повышенной опасности. В областном суде считают, что таковыми могут быть только механические транспортные средства! Несмотря на то, что закон прямо определяет понятие источника повышенной опасности и что Верховный Суд РФ (постановление № 3 от 28.04.1994) однозначно разъяснил: транспортные средства (любые) являются источником повышенной опасности. Как бы то ни было, решение отменили. Тогда Валерий обратился за помощью в редакцию.

Дело оказалось совсем не простым. При том, что сам «водитель кобылы» своей вины не отрицал, автотехническая экспертиза при первоначальном рассмотрении дала заключение: если бы водитель «Нексии» двигался со скоростью 60 км/ч (дело происходило в населенном пункте), «он имел бы техническую возможность избежать столкновения». Представитель совхоза, понятное дело, ухватился за такое заключение и пытался доказать, что виноват в ДТП Валерий. В дополнительной автотехнической экспертизе (она требовалась хотя бы потому, что эксперт допустил ряд арифметических (!) ошибок) судья отказал. Да и вообще, о чем может идти речь, если вышестоящая инстанция решила: гужевая повозка — не источник повышенной опасности.

В общей сложности суд длился больше года. Были опрошены и сотрудники ГИБДД, которые оформляли происшествие, и оба водителя. Водитель гужевой подтвердил, что был пьян и как увидел приближающийся автомобиль — «дал кнута лошади»: думал, успеет проскочить, после чего лошадь понесла. Так что именно его действия послужили причиной ДТП: если бы вместо того, чтобы ускоряться, осадить лошадь (как того требует пункт 10.1), столкновения не случилось. А еще по нашему настоянию к материалам дела была приобщена справка областного центра по гидрометеорологии, из которой следовало, что на момент ДТП на дороге был гололед и у водителя автомобиля не было технической возможности остановиться и предотвратить столкновение.

СУДНЫЙ ДЕНЬ

И вот — решающее заседание суда. Кратко изложу суть своего выступления.

— Как следует из материалов дела, ДТП произошло по вине водителя гужевой повозки. На схеме дорожно-транспортного происшествия видно, что автомобиль двигался прямо, тогда как телега выполняла поворот на проезжей части. Пункт 8.8 Правил дорожного движения однозначно требует от водителей, выполняющих поворот или разворот вне перекрестка, уступать дорогу встречным транспортным средствам. Это означает, что, если даже водитель автомобиля двигался с превышением скорости, водитель гужевой повозки все равно обязан уступить ему дорогу. Кроме того, лошадь с повозкой является транспортным средством, то есть источником повышенной опасности для окружающих. Об этом свидетельствуют и значительные механические повреждения, которые она нанесла автомобилю.

Речь представителя совхоза можно было свести к двум тезисам: «раз эксперт сказал, что водитель автомобиля, двигайся он со скоростью 60 км/ч, мог бы избежать столкновения, значит, он и виноват» и «раз кассационная инстанция решила, что гужевая повозка источником повышенной опасности не является — так тому и быть».

Посовещавшись часа два, суд вынес решение: владельцу автомобиля в иске отказать, встречный иск совхоза о возмещении убытков в связи с уничтожением лошади — удовлетворить. Вот это да! Выходит, невиновный обязан возмещать убытки виноватому...

После заседания судья пригласил меня в кабинет и сказал: «Признаюсь, вы убедили, что повозка является источником повышенной опасности. Но по этому делу было вынесено определение вышестоящей инстанцией, где разъяснялось, что это не так. И такое определение обязательно для нас, даже если оно не соответствует закону».

Получается, что в нашем, в общем-то ясном и простом случае дело, несмотря на всю его очевидность, было проигрышным с самого начала. Далее наша кассационная жалоба попала все в тот же областной суд, который, естественно, не стал пересматривать свое первоначальное решение (см. выше). Мы направили надзорную жалобу в Верховный Суд. Ждем ответа. Знаю по опыту — дело это не быстрое. А пока в силе остается решение, которое исходит из того, что «голова» всему не закон, а вышестоящий начальник. И даже если он заявит, что Волга впадает в Балтийское море, а наши лошади едят суши — так тому и быть.

Но мы надеемся, что так будет не всегда.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии