Антиутопия

Российский автопром в стиле Достоевского поставил людей неравнодушных в безвыходное положение.

Болеть за российский автопром вроде как надо, потому что лет через двадцать (по прогнозам Минпромторга) кончится нефть, из бюджета страны исчезнет процентов 40 денег. Работающий автопром со всеми сопутствующими отраслями мог бы быть хорошим подспорьем. С другой стороны, поддерживать его, покупая русские машины, неохота — чувствуешь подвох. За этими машинами привычнее видеть не увлеченных инженеров, а пиарщиков и пилильщиков. Поддерживать их и прощать огрехи совсем не хочется. Тем более что нет уверенности в том, что деньги пойдут именно на развитие.

В глубине души все понимают — рано или поздно придется разрубать этот узел. Но рефлексия не набирает градус, необходимый для начала действия. Успокаивает ощущение продуманности и правильности происходящего в автобизнесе, пришедшее вместе с зарубежным товаром и системой потребления. Все отточено так, что переживать и придумывать не надо: индустрия формирует желание и предлагает понятные шаги для его удовлетворения. Этот же процесс дает нам ощущение, что мы такие же, как они. В этой системе нет места желанию нации сделать русский автопром лучше. Отчасти поэтому мы так безразлично следим за развитием отечественных проектов. Как только мы не сможем покупать товар, может оказаться, что мы, как американские индейцы, поменяли наши ресурсы на блестяшки, и нам останется лишь показывать нашу древнюю культуру в виде сувениров для туристов.

Может быть, нам вообще не нужен автопром? Живет же и припевает Австралия без машин собственной разработки? Не наше это, ну и не надо! Будем брать другим! Тогда зачем нам программы развития автопрома, финансируемые из бюджета? Если мы считаем, что автопром нам все же нужен, давайте делать хорошую машину. Делать хорошую машину — это создавать вокруг сборочного конвейера эффективные производства комплектующих. Правительство должно организовать процесс, а граждане — внимательно следить за исполнением программы и задавать вопросы о ходе процесса. За развитие автопрома ответственным назначен Минпромторг, на который возложены разработка и реализация «Стратегии развития автомобильной промышленности Российской Федерации на период до 2020 года».

Есть вопрос к Минпромторгу по исполнению одного из пунктов Стратегии: «Принятие тарифных и нетарифных мер по ограничению импорта». Почему официальный дистрибьютор по реализации запасных частей к автомобилям LADA на внутреннем рынке, «ЛАДА Имидж», продает в своей упаковке приводные ремни, сделанные в Испании? LADA — не болид Ф1. Я сомневаюсь, что для моделей Волжского автозавода требуется ремень генератора с эксклюзивными характеристиками. В России есть свои производители, поставляющие ремни на конвейер ВАЗа. Почему заказ не разместили там? Этот заказ как раз и создал бы объем, которого, по объяснению Минпромнауки, не хватает производителям комплектующих для модернизации производства. Формально — все в порядке! ЗАО «ЛАДА Имидж» хоть и является 100%-ным дочерним предприятием ОАО «АВТОВАЗ», не попадает под программу локализации производства. Фактически — страна не получила современного производителя комплектующих. Может быть, виновата недоработка в законодательстве? В ответ можно услышать аргументы о рынке и конкуренции. Тогда выходит, что Минпромнауки за четыре года действия программы локализации не создал в России конкурентоспособного производителя приводных ремней. Непозволительная медлительность, когда на построение экономики, по прогнозам того же Минпромторга, нам осталось меньше 20 лет!

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии