Глава Росавтодора о ситуации в ДВО: «Паводок добавил проблем, каких не ждали»

О подробностях инспекционной поездки по регионам паводка рассказал «За рулем.РФ» глава Росавтодора Роман Старовойт. Вместе со своими коллегами он проехал по трассе «Колыма» из конца в конец 2,1 тыс. км.

Руины после паводка: жизнь улусов зависит от дорог www.zr.ru

Руины после паводка: жизнь улусов зависит от дорог www.zr.ruЗа сообщениями из регионов наводнения все много трагичнее, чем сказано в сухих строках. О подробностях для читателей «За рулем.РФ» рассказал Роман Старовойт, глава Росавтодора. Он вернулся из инспекционной поездки по трассе «Колыма», проехав на машине из конца в конец 2,1 тыс. к
За сообщениями из регионов наводнения все много трагичнее, чем сказано в сухих строках. О подробностях для читателей «За рулем.РФ» рассказал Роман Старовойт, глава Росавтодора. Он вернулся из инспекционной поездки по трассе «Колыма», проехав на машине из конца в конец 2,1 тыс. к

— Роман Владимирович, ваши самые сильные впечатления?

— Важнее всего, что сегодня по этой дороге стратегического для региона значения автомобили едут на всем протяжении от Якутии до Магадана. В каких-то местах по одной полосе, которую удалось отстоять, но едут. Надо оценить, чего это стоило. Представьте, какими были массы воды, если напором из-под полотна трассы вырвало полсотни бетонных водоотводных труб метрового диаметра. Не успели бы ремонтники вовремя, в местах прорыва могли были образоваться колоссальные размывы — потеряли бы дорогу.

Насыпь, словно дамба, сдерживала озера влаги. На такие сверхнагрузки она не рассчитана — и потоки все-таки рассекли полотно в 50 местах. Суммарная протяженность разрывов — около 4,5 км. Но только на двух участках движение закрывали надолго — на два и семь дней. В других случаях ликвидировали прорехи весьма быстро... Там, где реки подошли вплотную к насыпи, потоки уносили основания полотна. За десятки, а то и сотни километров доставляли к месту бульдозеры, экскаваторы, другую технику, подвозили скальный грунт, песчано-гравийную смесь… Промокая под ливнями до нитки, дорожники вкалывали практически круглосуточно.

Руины после паводка: жизнь улусов зависит от дорог www.zr.ru

Руины после паводка: жизнь улусов зависит от дорог www.zr.ruРоман Старовойт, глава Федерального дорожного агентства.
Роман Старовойт, глава Федерального дорожного агентства.
Роман Старовойт, глава Федерального дорожного агентства

— Теперь напряжение снято?

— Только в том смысле, что обильные осадки прекратились и новых разрушений не ожидаем. Но паводок добавил проблем, каких не ждали.

Стало понятно: участки трассы, близкие к рекам, бестолку укреплять — их надо уводить от русел. И не только из-за грандиозных разливов. Проектанты первоначального маршрута дороги не учли, что реки восточных регионов имеют свойство чуть не ежегодно менять путь русел. Отсюда, многокилометровые участки дороги придется строить заново. Мало того что понадобятся большие, чем для ремонта, усилия, время и деньги (до миллиарда рублей, в зависимости от протяженности) — пока не ясно, куда и как отводить.

Не ясно еще и потому, что половодье вымыло на этих землях верхний слой грунта, который испокон служил «термопрокладкой» для вечной мерзлоты. Ее не стало — и вечная мерзлота уже не вечна: ледяная земля будет таять, и процесс не остановить. Следующей весной на месте обнажившихся линз мерзлоты (их диаметр может достигать 1 км) возникнут озера.... Еще одна головная боль: мерзлота пошла трещинами. Одну из них мы промеряли: 17 метров глубиной.

Руины после паводка: жизнь улусов зависит от дорог www.zr.ru

Руины после паводка: жизнь улусов зависит от дорог www.zr.ruТрещина в вечной мерзлоте, глубина 17 метров.
Трещина в вечной мерзлоте, глубина 17 метров.

Поможет Институт мерзлотоведения Сибирского отделения РАН — с его посещения я начал визит в Якутск. В арсенале ученых технологии строительства в регионе, в том числе, как ни парадоксально звучит, с предварительным замораживанием почвы. То есть выход есть, но даже этап проектирования новых обходов дороги грозит затянуться. Чтобы все шло оперативнее, берем консультации у ученых буквально в авральном порядке.

Еще неприятные новости: местные обратили наше внимание на то, что ливни здесь в принципе участились, стали обильнее. И, возможно, как следствие в гористых местностях пошли селевые сходы, они заваливают дороги. А ведь до сих пор все считали, что сели свойственны более теплым широтам. С изменениями климата придется считаться — нужно дополнять защитные технологии строительства и содержания дорог.

Руины после паводка: жизнь улусов зависит от дорог www.zr.ru

Руины после паводка: жизнь улусов зависит от дорог www.zr.ruЭто не сель, а «всего лишь» след паводка. То, что оставляет сель, во тысячи крат хуже.
Это не сель, а «всего лишь» след паводка. То, что оставляет сель, во тысячи крат хуже.

Это о ближайшей перспективе, но остаются неотложные задачи. На подходе холода: когда мы проезжали Оймяконский район, температура здесь уже упала до —4ºС, через пару недель зима наступит в этих краях повсеместно. Надо успеть подготовить трассу к снежному насту — выровнять поверхность грунтового полотна, прежде всего на участках послепаводковых работ. Не сделаем — наст повторит и усугубит бугры и рытвины. (Трасса «Колыма» пока не покрыта асфальтом, поскольку прежде нужно реконструировать мосты, обновить инженерные сооружения. — Ред .)

— Но, может, по заиндевевшему грунту автотранспорту будет проще?

— Ни дня нельзя ждать. Лед на Лене сделает ее несудоходной, а ведь доставка всего и вся в эти края проходит по реке судами, осуществляющими северный завоз. Крайне важно до холодов успеть создать в населенных пунктах региона запас продуктов и топлива.

Ситуация уже сложная, и, опять-таки, парадоксальная. На юге Дальнего Востока невиданное наводнение, а в верховьях Лены воды мало: глубина в ряде мест — около метра. Чтобы суда не сильно проседали, их загружают на треть. Странно, но местные уповают на осенние дожди, которые подняли бы воду в верховьях... Как бы то ни было, уже доставленные грузы нужно поторопиться развести от портов по улусам (в Якутии — аналог термину «район».  — Ред .). Потому федеральные дороги мы обязаны максимально быстро привести в состояние, позволяющее как можно ближе подвести к людям продукты и топливо, и как знать, что жизненно более важно. Расстояния же здесь громадные. Кстати, сейчас в отдаленные улусы продукты сбрасывает авиация. Но для доставки запаса топлива на зиму никакой авиации не хватит.

Руины после паводка: жизнь улусов зависит от дорог www.zr.ru

Руины после паводка: жизнь улусов зависит от дорог www.zr.ruЗаградительные брустверы поднимали до полутора метров над плоскостью дорожного полотна, они тянулись по нескольку сот метров.
Заградительные брустверы поднимали до полутора метров над плоскостью дорожного полотна, они тянулись по нескольку сот метров.

— В поездке вы, понятно, оценивали состояние федеральных трасс — они под попечительством Росавтодора. Но видели и состояние местных дорог…

— Очень многие просто потеряны: смыло не только дорожную одежду, но и основания. Другие в состоянии полной непроходимости, третьи — еще под водой. Дать общую оценку разрушений даже не берусь.

— Роман Владимирович, дорожным рабочим наверняка пришлось нелегко?

— Признаться, до сих пор не по себе оттого, что недостаточно оценил, насколько сложно… Где-то на границе Якутии и Магаданской области нашу машину сильно затрясло на ухабах отремонтированного участка. Неужто не могли лучше выровнять?! Вскоре подъехали к бригаде — стоят два грейдера, бульдозер, экскаватор, рабочие меняют крестовину кардана грейдера. Я с упреком: как же так! А они мне: можно, мы съездим на денек домой помыться, а то полтора месяца только и знаем вагончик да сухой паек… Посмотрел на них: изможденные, на серых лицах отразились эти полтора месяца без выходных работы за десятки и сотни километров от цивилизации…

Руины после паводка: жизнь улусов зависит от дорог www.zr.ru

Руины после паводка: жизнь улусов зависит от дорог www.zr.ruДвое слева — те самые парни. (Крайний справа — Роман Старовойт).
Двое слева — те самые парни. (Крайний справа — Роман Старовойт).

Не легче им было и вблизи населенных пунктов. В одном из них жители — не начальники, а простые люди — рассказали, что дорожники их просто спасли. Здесь, как и во многих местах, дорожная насыпь сыграла роль дамбы: по одну сторону — наполняющееся озеро, по другую — жилища. Укрепив насыпь, сметливые рабочие принимались регулировать сброс воды: водоотводные трубы под дорогой, «нацеленные» прямо на дома, перекрывали, а те, что расположены поодаль, постоянно расчищали (огромная масса мусора в воде постоянно забивала трубы)… Так что, дорожники не просто работали — воевали.

— В какую сумму обойдется восстановление федеральных дорог Якутии и Магадана, хватит ли средств у Росавтодора?

— Пока будем маневрировать тем, что имеем, — отложим до лучших времен работы, которые можно отложить. Скажем, не хватило четырех дней, чтобы забетонировать последние две опоры под мост через реку Колыму — паводок снес уже готовую опалубку, а заодно дамбу и подъездную дорогу. Жаль, открыть мост собирались в октябре, его ждали жители… Теперь к сроку все равно не успеем — перенесли ввод объекта на август следующего года, а высвободившиеся деньги направим на объекты, требующие срочного вмешательства. Такому принципу и будем следовать, но постараемся не трогать инвестиции, предназначенные для развития других федеральных дорог.

Руины после паводка: жизнь улусов зависит от дорог www.zr.ru

Руины после паводка: жизнь улусов зависит от дорог www.zr.ru

Размер финансирования на восстановление вскоре определим. Министр транспорта Максим Соколов в эти дни готовит предложения к проекту указа президента страны. Но в нем будет фигурировать только порядок цифр, поскольку наводнение не везде прекратилось и точный размер ущерба определить невозможно. Относительно же Якутии и Магадана, то, когда получим проекты с подвижкой насыпей от русел рек, обсчитаем, во что станет обход линз вечной мерзлоты, — только тогда можно будет суммировать затраты. Сейчас — рано.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии