Битва моторов

БИТВА МОТОРОВ

]

МЫ И АВТОМОБИЛЬ

/ДЕНЬ ПОБЕДЫ

БИТВА МОТОРОВ

ВОЙНА СДЕЛАЛА

АВТОМОБИЛИ

СОЛДАТАМИ

ПРОТИВОБОРСТВУЮЩИХ АРМИЙ...

ТЕКСТ / СЕРГЕЙ КАНУННИКОВ

Показ новых моделей для вермахта проходил в присутствии высшего руководства рейха во главе с самим Гитлером. Представители фирм и их армейские заказчики докладывали фюреру, что эти мощные и надежные машины способны привезти германскую армию к быстрой победе в восточной кампании...

Немецкая индустрия начала подготовку к войне вскоре после прихода нацистов к власти. Уже с середины 30-х вермахт располагал внушительным парком. Армейское командование старалось сокращать число принятых на вооружение моделей, отдавая себе отчет в том, что во время войны обслуживать и ремонтировать разномастный парк будет сложно. Хорошо известный из истории нацистский лозунг «Один народ, один рейх, один фюрер...» «дописали» военные автомобилисты — «Одно шасси». Но осуществить настоящую унификацию не получилось — фирмы гнули свою линию и в лучшем случае делали однотипные кузова. К тому же между разного рода государственными структурами — министерствами, комиссиями, комитетами — не было согласия. К середине 1941-го в немецкой армии находились машины почти ста моделей, в том числе австрийские и чехословацкие. Многие из них были спроектированы специально для армии и представляли весьма передовые конструкции — дизельные двигатели, полный привод и т. д. 

Автомобильный парк Красной Армии к началу войны намного уступал противнику. Создав первый в мире дизельный танк, отечественная промышленность так и не освоила дизельного мотора для автомобиля. Львиная доля армейской автомобильной техники приходилась на гражданские трехтонки, полуторки, «эмки». Машин, в большей степени пригодных для армейских нужд, было совсем мало. Трехосный ЗИС-6 и полноприводный ЗИС-32 из-за недостатка сырья и эвакуации московского завода в сорок первом сняли с производства. В следующем году прекратил выпуск тяжелых грузовиков ярославский автозавод, а в 1943-м после бомбежки ГАЗа пришлось отказаться от ГАЗ-ААА и полугусеничного ГАЗ-60. Нехватка подходящих шасси замедляла поставку в войска знаменитых «катюш», а тяжелые пушки приходилось буксировать тихоходными неповоротливыми тракторами. Позже выручали автомобили, поставляемые союзниками по ленд-лизу. В самый же тяжелый период войны иномарок в нашей армии было совсем немного, к началу 1944 года всего 22%, и основная тяжесть фронтовых перевозок лежала на наших ЗИСах и ГАЗах.

Тем не менее тяготы войны, осенняя распутица и зимняя стужа показали, что простенькие советские машины прочнее, надежнее и неприхотливее иных именитых немцев — они легко переваривали низкокачественный бензин, лучше пускались на морозе. Не случайно зимой 1941-го командование группы армий «Центр» издало специальную директиву, предписав войскам использовать... трофейные ГАЗы и ЗИСы.

Более всего неприспособленными к условиям войны в России оказались штабные машины вермахта — «кюбельвагены». Многие отличались от стандартных гражданских моделей только упрощенным кузовом. Мощные, привередливые к качеству бензина и масла моторы, сложные подвески прекрасно работали на автобанах, но отказывали на фронтовых ухабах. Даже генералы часто предпочитали простые, надежные, легкие (если что, отделение солдат вынесет из грязи) КДФ — предков легендарного «Жука». На одном из совещаний в ставке командующий африканским корпусом «Пустынный Лис» генерал-фельдмаршал Эрвин Роммель сказал отцу «Фольксвагена» Фердинанду Порше: «Вы спасли мне жизнь. Я остался цел во время пересечения минного поля... шедший за мной тяжелый „Хорьх“ взлетел на воздух».

Советские штабные «эмки» с простой, но прочной подвеской, неприхотливым двигателем выдержали экзамен войной. А уж американским «виллисам» и газовским полноприводникам на прифронтовом бездорожье не было равных. Шофер маршала Жукова Александр Николаевич Бучин вспоминал, что лучшей командирской машиной всю войну оставался ГАЗ-61 — модификация «эмки» с шестицилиндровым двигателем и всеми ведущими колесами. «Бюик», «Паккард» и «Хорьх», на которых Бучин тоже изредка возил Георгия Константиновича, хороши были для улиц Москвы или поверженного Берлина, но не для фронтовых дорог.

Грузовики военного времени — ЗИСы и ГАЗы отличались от мирных деревянными кабинами, упрощенными крыльями, только одной фарой (на фронте все равно приходилось соблюдать светомаскировку). На ЗИС-5 ставили лишь задние тормоза, примитивный глушитель. Но главное — ограниченное количество моделей, базировавшихся на двух-трех конструкциях, позволяло поддерживать машины в строю.

Немецким шоферам и механикам катастрофически не хватало запчастей для разношерстного парка. Все больше автомобилей оставались брошенными на обочинах дорог. Богатство вермахта постепенно таяло. Заводам пришлось отказаться от сложных и дорогих конструкций, и былые конкуренты наконец-то стали выпускать однотипные модели. Теперь уже с кабинами, по конструкции похожими на газовские и зисовские — деревянный каркас, обшитый фанерой.

К концу войны автомобильный парк Советской Армии насчитывал свыше 664 тысяч машин, более 60% из них были отечественные. Это они помогали отбросить фашистов от Москвы, доставляли по льду Ладожского озера продовольствие голодающему Ленинграду, вместе с союзническими «доджами» и «студебекерами» въезжали в поверженный Берлин. Мы победили сильного, прекрасно вооруженного противника и на полях сражений, и в битве моторов, при том, что на немецкий вермахт работали именитые и мощные фирмы не только Германии, но и европейских государств...

...Вспомним же солдат, водивших машины по фронтовым дорогам, вспомним рабочих, сутками не покидавших цехов, где собирали неказистые, но крепкие полуторки и трехтонки, вспомним всех, кто сражался и трудился во имя Победы. Вспомним с благодарностью...

Самый массовый грузовик вермахта — «Опель-Блитц». Грузоподъемность заднеприводного варианта — 3300 кг. Двигатель — бензиновая «шестерка» (3,6 л) мощностью 68 л.с. «Блитц» производили с 1937 по 1945 год,

с 1944-го также под маркой «Мерседес-Бенц L701».

Военный вариант двухтонного ГАЗ-ААА. Автомобиль с 50-сильным

мотором развивал 65 км/ч. Машину выпускали с 1934 года

до бомбардировки ГАЗа в 1943-м.

Дитя первой унификации

автопарка вермахта — «единый легкий» автомобиль БМВ-325 с шестицилиндровым

(1971 см3) 50-сильным мотором, всеми ведущими и управляемыми колесами. В 1937–1940 гг. построили более трех тысяч таких машин. Подобные автомобили с иными двигателями выпускали также фирмы «Штевер» и «Ганомаг».

ГАЗ-11-73.

Немногочисленные,

выпущенные

в 1940–1941 гг.

шестицилиндровые

«эмки» служили

во время войны

командирскими

автомобилями.

Двигатель —

3,5-литровый

мощностью 75 л.с.

«Мерседес-Бенц 4500R Маультир» (мул) делали в 1943–1944 гг. Автомобиль грузоподъемностью 4500 кг оснащали 112-сильным дизелем. Максимальная скорость — 36 км/ч, расход топлива на шоссе — 70 л, на бездорожье — 120 л.

Один из иностранных легионеров вермахта — «Татра-27». Грузоподъемность — 3000 кг, двигатели — бензиновый 52-сильный или дизельный мощностью 57 л. с. 

Часть «американцев» поступала к нам в виде машинокомплектов. В ту пору в СССР собирали полноприводные полуторки «Шевроле-G7107» (6 цилиндров, 3,8 л, 83 л. с.)

С 1942 по 1944 год построили 5931 ЗИС-42М с 85-сильным двигателем. Машины использовали для буксировки тяжелых орудий. Полугусеничные автомобили-вездеходы отличались посредственной управляемостью, низкой скоростью и высоким расходом топлива. ЗИС «съедал» до 60 л бензина на «сотню» и развивал всего 45 км/ч.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии