Смертельные игры: как расследуют громкие ДТП

Любое ДТП — трагедия, особенно если есть жертвы. Редакция ЗР внимательно следит за ходом расследования самых нашумевших аварий последних лет.

К таким происшествиям приковано внимание общественности, поэтому любое высказывание в СМИ или предположение могут расценить по меньшей мере как предвзятость. Но вот что интересно: при расследовании подобных аварий то оказывается, что камеры наблюдения вдруг перестали работать, то свидетели не могут вспомнить обстоятельств происшествия, а суды в конце концов выносят неожиданно мягкие приговоры. Поэтому мы напомним о резонансных авариях и в будущем проследим, как они будут расследоваться, какие решения вынесет суд. Чтобы дела эти были достоянием общественности, а не ложились тихо в архивы, как это происходит сегодня.

ДТП_no_copyright

ДТП_no_copyright

На Ленинском

Ситуация. 25 февраля 2010 года в Москве, на Ленинском проспекте, столкнулись «Ситроен» и «Мерседес». Погибли две женщины, находившиеся в «Ситроене». Казалось бы, установить, как произошло столкновение, не представляло большого труда: правительственная трасса сплошь и рядом утыкана видеокамерами. Но почему-то в это время из 16 камер, принадлежащих ГИБДД и ФСО, работала только одна, да и та смотрела не туда. Не сработали и частные (коммерческие) аппараты — их на этом участке также достаточно. Случайность? Сомнительно... Следствие тянулось два года, было проведено несколько экспертиз, в результате суд постановил: виноват водитель «Cитроена», нарушивший требования ПДД, что привело к лобовому столкновению с лимузином.

Последствия. Защита погибших женщин не смирилась с приговором и подала жалобу в Европейский суд по правам человека. Повлияет ли столь высокая судебная инстанция на постановление российской Фемиды, сказать сложно. Но расследование этого ДТП привело к изменениям в уголовно-процессуальном законодательстве. Конституционный суд отменил норму УПК, по которой родственники погибшего виновника ДТП не смели возражать против закрытия уголовного дела. Теперь следственные и судебные органы не могут просто прекратить дело, свалив вину на погибшего водителя (увы, так бывало часто). А «странности» в ходе расследования чрезвычайно активизировали общественность, так что выйти сухим из воды чиновнику или богачу теперь непросто.

С Мариной Голуб

Ситуация. Известная актриса погибла в результате ДТП 10 октября 2012 года. В Москве, на пересечении проспекта Вернадского и улицы Лобачевского, столкнулись автомобили «Кадиллак», «Хёндэ», «Kиа» и «Лада». «Кадиллак» под управлением Алексея Русакова проехал перекресток на запрещающий сигнал светофора и протаранил «Хёндэ», в котором ехала актриса. Она и водитель «Хёндэ» погибли на месте. Русаков с места происшествия скрылся.

Последствия. Русакова задержали через несколько дней, а позже суд признал его виновным в нарушении ПДД, из-за которого погибли два человека. Его приговорили к шести с половиной годам заключения в колонии общего режима. Защита осужденного пытается обжаловать приговор. За виновником ДТП числилось множество нарушений, в том числе скоростного режима. Его дело стало одной из причин появления в КоАП статьи, усиливающей наказание за повторные нарушения. Кроме того, столичные власти провели массовые проверки такси (М. Голуб ехала в такси). А у общественности остался один вопрос: зачем в городе развешаны тысячи видеокамер, если ГАИ не реагирует даже на злостные нарушения скоростного режима? Почему не остановили «гонщика» раньше?

На Минской улице

Ситуация. 22 сентября 2012 года на столичной Минской улице Александр Максимов, сев за руль в состоянии сильного алкогольного опьянения, на большой скорости выехал на тротуар, где на остановке убил семь человек, в их числе пять воспитанников детского дома. Максимова задержали на месте аварии.

Последствия. Суд приговорил А. Максимова к восьми с половиной годам заключения в колонии общего режима. Что касается компенсации за жизнь детей и их преподавателей, тут с виновного нечего взять, кроме удержания из его заработка в колонии: за душой у горе-водителя ни кола ни двора. После этого несчастья законодатели в очередной раз обеспокоились состоянием дорожной безопасности. В результате приняты поправки в КоАП (готовятся и поправки в УК), ужесточающие наказания за управление в нетрезвом состоянии. Правда, такие, как Максимов, законов не читают, а потому задача отсечь от руля подобных алкоголиков и наркоманов осталась нерешенной.

На переезде в Щербинке

Ситуация. 26 августа 2013 года на железнодорожном переезде у станции Щербинка (Подмосковье) электропоезд протаранил легковой автомобиль; водитель последнего в тяжелейшем состоянии попал в больницу. Сразу после ДТП виновным признали шофера: по мнению следствия, именно он не выполнил требований ПДД и выехал на переезд при запрещающем сигнале светофора. Но в Интернете появилась видеозапись, на которой видно, что автомобиль переезжает пути при разрешающем сигнале — вдруг появляется поезд и сносит его. Служебная проверка установила, что виноват дежурный по переезду: он решил пропустить скопившиеся у переезда машины и вручную открыл шлагбаум.

Последствия. Хотя следствие не закончено, компания РЖД уже взяла на себя обязательство компенсировать ущерб потерпевшему. Чтобы в дальнейшем избежать подобных случаев, железнодорожники переписали служебные инструкции, а также провели ревизию всех переездов. Правительство Московской области приняло программу ускоренного строительства в ближайшие три года туннелей и мостов на месте самых загруженных переездов.

В Подольске

Ситуация. 13 июня 2013 года в Подольском районе (Новая Москва) водитель Г. Арутюнян не справился с управлением и на полном ходу протаранил КамАЗом рейсовый автобус. Погибли 18 человек, более тридцати получили ранения. По версии следствия, у самосвала отказали тормоза.

Последствия. Водитель грузовика признал свою вину. Дело, скорее всего, закончится обвинительным приговором. Семьям погибших и потерпевшим власти Москвы пообещали компенсацию (большей частью уже выплачена). Перекресток, где произошло ДТП, давно считается опасным, и жители не раз просили поставить здесь светофор. Но только после ужасного случая власти установили его, причем за сутки. Законодатели сделали свой вывод из аварии и быстро приняли поправки к закону «О безопасности»: с мая все водители-иностранцы обязаны сдавать экзамены по российским правилам. Практически ликвидированы транзитные номера (такие были на грузовике Г. Арутюняна). Кроме того, прошли массовые проверки автотранспортных предприятий с целью выявить опасные машины. Но вопрос о прохождении ТО всеми транспортными средствами так и остался «добровольным».

С участием иеромонаха

Ситуация. 15 августа 2012 года на Кутузовском проспекте столицы произошло ДТП с участием иеромонаха Илии (в миру Павел Семин). На вседорожнике «Мерседес» он на большой скорости столкнулся с автомобилем «Шкода-Октавия», после чего протаранил оградительные барьеры. В результате погибли двое дорожных рабочих. Священник с места происшествия скрылся. Позже он вину признал, но частично. По словам адвоката Игоря Трунова, когда выяснилось, что из уголовного дела пропали записи с 22 камер видеонаблюдения, заснявших момент ДТП, а также показания свидетелей, утверждавших, что Семин был пьян, монах и вовсе заявил: не помню, мол, что и как произошло.

Последствия. По мнению защиты, высокопоставленные покровители молодого священнослужителя всячески пытались замять дело. Но оно получило широкую огласку. В результате Павел Семин признан виновным в ДТП, его лишили водительского удостоверения и приговорили к трем годам колонии общего режима. При этом гражданские иски потерпевших были уменьшены: вместо 3 млн рублей компенсации суд постановил взыскать с виновника в пользу вдов погибших по 500 тысяч.

С участием вице-премьера Дагестана

Ситуация. Вечером 19 декабря 2013 года в Москве, на Кутузовском проспекте, погиб заместитель председателя правительства Дагестана Гаджи Махачев. Стало известно, что чиновник, сидевший за рулем, не справился с управлением, и его «Мерседес» вылетел на встречную полосу. Это привело к столкновению нескольких машин — погибли три человека, ранены шестеро.

Последствия. По предварительной оценке, причиной ДТП стало несоблюдение правил водителем «Мерседеса» (превышение скорости, выезд на разделительную полосу). Федерация автовладельцев России обратилась в правительство Москвы с просьбой усилить на этом участке дороги меры безопасности при производстве строительных работ, установить разделительный барьер. Но нас больше волнует другое: какие барьеры (или камеры) нужны, чтобы высокопоставленные лица прекратили грубейшим образом намеренно нарушать ПДД, явно рассчитывая на безнаказанность? И очень интересно — что же зафиксировало видеонаблюдение в тот вечер на Кутузовском?

Убийство в Воркуте

Ситуация. Вечером 10 октября 2013 года в Воркуте водитель БМВ-Х5 сбил двух пешеходов. Какое-то время вседорожник стоял на дороге и в тот момент, когда женщина начала подниматься, еще раз переехал ее, после чего умчался. Потерпевшие с серьезными травмами были доставлены в больницу. Позже водитель вседорожника сам явился в ГИБДД. Мировой суд наказал его самым «жестоким» образом — аж трехдневным арестом за оставление места ДТП.

Последствия. После появления шокирующего ролика в Интернете против водителя — бизнесмена Игоря Герасимова — все-таки возбудили уголовное дело по статье «Покушение на убийство». Следствие продолжается. А если бы ролик не выложили в Сеть?

Все ДТП громкие, их виновники часто пытаются ускользнуть от правосудия. Помогают деньги, связи. Возможно, наш контроль перекроет лазейки: виновных накажут в соответствии с тяжестью содеянного, а профильные организации сделают выводы, исправят, построят, чтобы впредь не допускать таких аварий.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии