Грошовые "пятерки"

ГРОШОВЫЕ «ПЯТЕРКИ»

РЫНОК

ВТОРЫЕ РУКИ

ГРОШОВЫЕ «ПЯТЕРКИ»

Заборы провинции и полосы столичных газет пестрят объявлениями о продажах «Жигулей» за 300–500 долларов, на ходу.

Стоит ли овчинка выделки?

Мы провели эксперимент.

Евгений БОРИСЕНКОВ

Поиски привели нас на одну московскую фирму, предложившую за сравнительно небольшие деньги — семь и девять тысяч рублей — две «пятерки» 1995 и 1996 годов выпуска с пробегом около 60 тыс. км каждая. Обе машины были вроде бы на ходу и выглядели сносно. Решили: рискнем. Тем более, эксперимент: запчасти купим — они недороги, заменим сами — работа наша, а потому бесплатная. Словом, отправились за покупкой.

В зарешеченном загоне понуро стояли два с виду одинаковых белых ВАЗа. По славной московской традиции близнецов тут же нарекли «Горынычем» и «Кощеем». «Родственники» не блистали чистоплотностью. Из первой же открытой двери повеяло... дохлой кошкой. «Благоухала» гниющая прокладка шумоизоляции пола — особенность, хорошо знакомая владельцам «Жигулей». Лежащий сверху резиновый «ковер» через стыки легко пропускает воду, и он же не позволяет вынуть прокладку, чтобы ее просушить, без предварительной разборки салона. К тому же машина-то казенная — кому была охота возиться?

В другой «пятерке» ковер, к счастью, оказался попроще — что-то вроде манишки на тоннеле, а под ногами — голое тело кузова. Бесхитростно — зато не гниет. Но и в малом коврике зияла прореха — похоже, недавно здесь красовался «Муль-т-лок». Снимали его впопыхах, ничуть не заботясь о сохранности салона. Впрочем, тот и так производил безрадостное впечатление. Водитель явно злоупотреблял курением. Зловонный налет от табачного дыма закоптил все, что было можно, сделав стекла полупрозрачными и окрасив белый когда-то потолок в грязно-коричневый цвет.

Продавленное сиденье свидетельствовало то ли об избыточном весе седока, то ли о низком качестве пружин. Внутренности другого автомобиля выглядели не лучше. Его приборный щиток держался на честном слове. Мы заподозрили, что неспроста. Вернувшись к первой машине, внимательно осмотрели панель. Так и есть! Хромированный ободок спидометра носил следы взлома. Прикосновения отвертки хватило, чтобы снять его вместе со стеклом. Похоже, в одном случае счетчик пробега «мотали» электромоторчиком через штатный трос, в другом — барабаны с цифрами крутили спичкой. Цель этих акций — скрыть от начальства «левые» поездки или скостить перед продажей реальный пробег — уточнить не удалось.

Оба кузова сохранились неплохо. Пережитое выдавали лишь отдельные пятна ржавчины да следы неумелого кузовного ремонта. Таблички на стеклах свидетельствовали, что автомобили защищены от коррозии в каком-то антикор-центре. Любопытства ради заглянули в полости дверей через отверстия от украденных динамиков. Мастика ровным слоем покрывала... клапаны! На сами двери не попало! Такой подход к защите поверхностей озадачил — клапан-то из клеенки, и так выстоит. Схалтурили мастера. Спасибо хоть подкрылки поставили.

Замки достойно выдержали испытания временем и километрами. Семь дверей открылись-закрылись легко. У восьмой, задней, выпала и провалилась внутрь тяга блокировочной кнопки. На помощь призвали маститого спеца. Засунув вслед за тягой проволочный крючок, он неуловимым движением снял замок с предохранителя.

У «Горыныча» оказалась подбитой фара, спущено колесо и вместо кое-каких реле, предохранителей и лампочек — пустые гнезда. Двигатель его еле пустился и с трудом работал. Как выяснилось, развалился подшипник контактной пластины распределителя. «Кощей» обладал замшелым аккумулятором, явно уже побывавшим на свалке. Треснувший корпус и раскупоренные банки без электролита не оставляли надежд на его реанимацию. Зато наживленный двумя гайками карбюратор сиял подозрительной чистотой.

Похоже, пока оформлялась сделка, весть об уже «ничейных» автомобилях долетела до алчных шоферюг фирмы-продавца, успевших до нашего приезда заменить часть годных деталей на хлам. Проделав это в обратном порядке, нам удалось возродить один экземпляр. Второй взяли на буксир и вскоре оказались у ворот родной мастерской. Потянулись ремонтные будни.

«Кощея» привели в чувство достаточно быстро. Тот сомнительный карбюратор нам подкинули из-за врожденного дефекта — при резком открытии дросселя у него случался глубокий провал. Виноват оказался шариковый нагнетательный клапан ускорительного насоса. Подвижность он не потерял, но почему-то не пропускал топливо к распылителю. Заменили винт — держатель клапана, и автомобиль обрел резвость. Поневоле пришлось позаботиться о тормозах. Ревизия выявила закисшие задние цилиндры и стертые колодки «по кругу». Поставили новые. Результат превзошел все ожидания. На первом же светофоре «пятерка» замедлилась так интенсивно, что сзади в нее въехал «каблук». Так и ездим сейчас с гнутым бампером в ожидании возмещения ущерба.

«Горыныч», отдавший собрату здоровые «органы», потребовал больших вложений. Древний аккумулятор выбросили. Спущенное колесо накачали, но оно оказалось зарубежным, с экзотическим рисунком протектора. Остальные покрышки — «наши», но разных заводов. Пришлось менять весь комплект. Купили дешевые по московским меркам шины «Партнер» Московского завода — они хорошо проявили себя в зимних тестах. Колесные диски, хоть и покрыты ржавчиной, «сработались» с бескамерной резиной — давление держится в норме.

Упругость сиденья восстановили просто — после разборки между пружинами и пористой подушкой положили лист оргалита. Получилось по-немецки жестко, зато голова водителя наконец-то оказалась выше руля.

Сэкономив на фаре, заменили только стекло. Лампочки и реле наскребли по сусекам. В общем, все привели в божеский вид, и лишь дефицит бюджета не позволил прикрыть магнитолой уже пропиленную под нее дыру в панели.

Но вскоре «Горыныча» потянуло на «скоромное» (жирное): в течение всего двух недель он перешел от привычных ста граммов масла на тысячу километров к литру на сотню. Замерили компрессию. В разных цилиндрах она составляла не больше 7 кгс/см2. Сняли поддон и головку блока, вынули поршни. Все кольца оказались целы, но верхние кромки поршней... выкрошились! Остатки алюминиевого сплава продольными полосами наволоклись на зеркало цилиндров. Что же произошло? Измерили детали. И поняли — двигатель однажды уже перенес ремонт. Да какой! Неведомый мастер в расточенные под первый ремонт цилиндры почему-то вставил номинальные (!) поршни. Наверное, других не нашлось. Решили пока мотор не разбирать и гильзы не шлифовать, а просто подобрать поршни нужного размера. Предполагалось, что стальные кольца должны соскрести с зеркала наслоившийся алюминий. Сказано — сделано. Удача сопутствовала нам — компрессия превысила 10 кгс/см2 во всех цилиндрах. Расход масла, естественно, уменьшился. Так что теперь об «обходной» технологии ремонта напоминает только сизый дым из выхлопной трубы. Но мы не унываем — лишь бы кольца притерлись, а там, заменим и колпачки клапанов.

К подвескам и ходовым частям ветеранов никаких претензий! Они сохранились на удивление хорошо. Видимо, преимущественно городская эксплуатация машин по относительно ровным дорогам не успела перемолоть нежное «жигулевское» железо. А в хозяйских руках и подавно ходить будет. То же касается и кузовов — главных деталей автомобилей. Мелкие пятна ржавчины и вмятины особого беспокойства не вызывают: придет время — устраним. Главное — кузова сохранили первозданную геометрию — залог дальнейшей нормальной эксплуатации. Именно на кузов, как известно, нужно обращать основное внимание при покупке подержанного авто. Если нет уверенности в собственном опыте — лучше пригласить знающего человека. Иначе «секонд-хэнд» может выйти дороже нового автомобиля. Но если подойти к выбору со знанием дела — найдешь вполне приемлемый вариант. И наш эксперимент — тому пример (см. таблицу расходов).

Сейчас оба автомобиля честно трудятся в редакционном отделе эксплуатации. И мнение некоторых сотрудников все больше расходится с мировым рейтингом надежности. Нет, не «Тойота», а «пятерка» — неубиваемый автомобиль. Попробуйте найти в Стране восходящего солнца экземпляр 1970 года выпуска, все еще эксплуатируемый запасливым дачником или самодеятельным таксистом. А «жигулей„-ветеранов в России — сколько угодно!

Показатель состояния кузова — брызговик крыла в сборе со стойкой цел и невредим.

Ржавчину на крыле — следствие неумелого ремонта — несложно устранить своими силами.

Топорщатся дефлекторы! А так ли это страшно?

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии