На чем ездил пушкин?

НА ЧЕМ ЕЗДИЛ ПУШКИН?

]

КЛУБ «АВТОЛЮБИТЕЛЬ»

у камина

204 ГОДА СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ А. С. ПУШКИНА

НА ЧЕМ ЕЗДИЛ ПУШКИН?

МИХАИЛ КОЛОДОЧКИН

Он преодолел в своих путешествиях по России около 40 тысяч верст, обогнав по этому показателю самого Пржевальского. Но в Петербурге брал лошадей напрокат, не имея средств завести собственный экипаж. Он был лично знаком со всеми высшими сановниками, включая самого Императора. Но так и не получил разрешения съездить за рубеж, оставаясь до конца своих дней «невыездным». Наконец, именно благодаря ему не затерялись в истории имена Бенкендорфа, Гончаровых, Вяземских, Воронцовых и даже какого-то Геккерна-Дантеса. Всем им посчастливилось оказаться на жизненном пути Пушкина...

Интересно, а как и на чем ездил по этому пути Александр Сергеевич? Соблюдал ли ПДД, попадал ли в ДТП? Господи, ну и словечки у нас теперь...

АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ И ПРАВОНАРУШЕНИЯ

И заведет крещеный мир

На каждой станции трактир.

20 марта 1834 года транспортное средство Пушкина «раздели». «Из кареты моей украли подушки, но оставили медвежий ковер, вероятно, за недосугом», — философски записывает он.

Нехорошо. Впрочем, Александр Сергеевич и сам не прочь иногда похулиганить. Едет он, к примеру, из Москвы в Новгород и письмо другу сочиняет. Так, мол, и так: «На каждой станции советую из коляски выбрасывать пустую бутылку; таким образом ты будешь иметь от скуки какое-нибудь занятие»... Ая-яй-яй, Александр Сергеевич!

БЫСТРО ЛИ ЕЗДИЛ АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ?

Долго ль мне гулять на свете

То в коляске, то верхом,

То в кибитке, то в карете,

То в телеге, то пешком?

На каких лошадях быстрее — на своих или на казенных? Да на казенных, конечно, — что тут думать?

Онегин летел «в пыли на почтовых», а вот Ларина еле-еле «тащилась». И не потому, что не хотела поскорее пристроить Татьяну замуж за толстого генерала — просто экономила деньги и ехала на собственных лошадках. Хочешь взять казенное животное — изволь запастись документом, так называемой подорожной, и запиши туда чин, звание, маршрут. Ежели ты, к примеру, чиновник 13-го класса, то положено тебе три лошади — при условии, что их не уведет из-под носа чиновник 1-го класса... Потому что будь ты хоть дважды первый поэт России, ему на это наплевать — построит он станционного смотрителя во фрунт: вынь да положь мне аж 20 лошадей! А ты сиди и жди, да не забывай на каждой станции платить «прогоны» — от 8 до 10 копеек на лошадь за версту. Не нравится — поезжай на своих, только помни, что лошадкам отдыхать нужно, а потому про ночную езду лучше забыть сразу.

В общем, если ты не представитель Прези... извините, Императора, и если нет у тебя ни чина, ни бумаги, то скорость твоя не превысит 12 верст в час зимой, 10 — летом, 8 — осенью. Итого — примерно 70–100 верст в сутки.

Кстати, в допетровской Руси быстро никто не ездил, хотя лошади при Рюриковичах и Годуновых были не хуже, нежели при Романовых. Однако признаком важности была именно медленная, солидная езда — это потом все перевернулось. Повалившие через прорубленное Петром «окно» европейцы принесли с собой моду запредельно лихих заездов по людным улицам городов. Но при этом в Москве неизменно ездили медленнее, чем в «младшей столице»...

Что касается самого Александра Сергеевича, он обожал скорость и даже хвастался как-то, что покрывает 500 верст в 48 часов. Дистанция огромного размера...

АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ И СПЕЦСИГНАЛЫ

Нет — мигалок и сирен Александр Сергеевич не видел. А вот количество фонарей или факелов на карете сразу определяло важность ездока: сегодня мы бы сказали, что двойные фонари — это круто. Примерно как нынешние ксеноновые фары...

Впрочем, какая езда без звуковых сигналов? Знаменитое «Пади, пади!» — крик форейтора, разгоняющего пешеходов, — вполне заменяло господам Онегиным сирены и клаксоны. А чтобы такой гудок был опять-таки «круче», чем у соседа, в форейторы выискивали... маленьких мальчиков с высокими голосами: и модно, и громко! Наберет такой пацан в легкие воздуха да как затянет это «Пади-и-и-и!» — иные от Дворцового моста до Екатерининского канала дотягивали...

АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ О ДОРОГАХ

Теперь у нас дороги плохи,

Мосты забытые гниют.

— Выехал я... из моей проклятой деревни на перекладной, ввиду отвратительных дорог, — жалуется Пушкин в 1826 году. — Псковские ямщики не нашли ничего лучшего, как опрокинуть меня. У меня помят бок...

Впрочем, одну дорогу Пушкин как-то похвалил — как ни странно, ей оказалась нынешняя М10... Господа Воронцов и Меншиков организовали по ней движение дилижансов между Москвой и Питером: зимой они брали по четыре пассажира, летом — по шесть. Места внутри кареты стоили по 100 руб., снаружи — 60–75. Из одной столицы до другой дилижанс добирался примерно четверо суток. Так вот — Пушкину все это почему-то настолько понравилось, что он назвал Московское шоссе «великолепным»! И добавил: «Так и должно быть во всем: правительство открывает дорогу, частные лица находят удобнейшие способы ею пользоваться».

Похоже, в тот день у Александра Сергеевича просто было хорошее настроение...

АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ О ПРИДОРОЖНОМ СЕРВИСЕ

Российским лечат молотком

Изделье легкое Европы,

Благословляя колеи

и рвы отеческой земли.

Да, с ремонтом иномарок уже тогда справлялись довольно лихо. Но и выгодного клиента всегда чувствовали за версту...

«Находился я в мелком чине, ехал на перекладных... Вследствие чего смотрители со мной не церемонились, и часто бирал я с бою то, что, во мнении моем, следовало мне по праву. Столь же долго не мог я привыкнуть и к тому, что разборчивый холоп обносил меня блюдом на... обеде. Ныне и то и другое кажется мне в порядке вещей».

Нет, не полюбил Александр Сергеевич наш сервис, который, видимо, еще тогда был ненавязчивым. Да и грядущие путешествия порой навевали на него тоску. «...Иль чума меня подцепит, иль мороз окостенит, иль мне в лоб шлагбаум влепит непроворный инвалид», — с грустью размышлял он.

АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ НА СВОИХ ДВОИХ

От лошади, как и от машины, нужно время от времени отдыхать. Александр Сергеевич частенько так и делал — проснется, бывало, поутру и идет себе пешком из Петербурга в Царское Село. А к вечеру тем же манером — обратно. Итого — около 50 км в день...

Чтобы в пути не было скучно, Пушкин обзавелся тяжеленной палкой, купленной по случаю в Кишиневе. Крестьянин Афанасий вспоминает: «Бывало, идет барин, возьмет палку и кинет вперед, дойдет, поднимет и опять бросит — пока домой не придет...»

АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ И ГЕРР ДРИТТЕНПРЕЙС

Кстати, а как насчет этикета, достоинства, внешних приличий? Негоже, наверное, когда у тайного советника выезд хуже, чем у титулярного...

Конкретные указания на сей счет успел дать еще первый император Петр Алексеевич. Мин херц указывал, что «знатность и достоинство... часто тем умаляется, когда убор и прочей поступок тем не сходствует... того ради напоминаем мы милостиво, чтоб каждый такой наряд, экипаж... имел, как чин и характер его требует». А кто напоминаниям не внемлет, тот... ну, в общем, вскорости об этом пожалеет.

Петровская табель о рангах надолго вбила в мозги россиянина, что самой точной единицей измерения его общественного положения является лошадиная сила. А овес у нас, как всегда, дорог — в 1836 году каретных дел мастер Дриттенпрейс содрал с Александра Сергеевича за свое изделие 4150 руб. Докупить к карете собственных лошадок камер-юнкер Пушкин уже не мог — дороговато-с... Приходилось нанимать их на стороне — четыре симпатичные лошадиные силы для разъездов по Питеру обходились в 300 руб. за месяц. «Водителям» платили отдельно.

Кстати, г-н Онегин почему-то не «тянул» даже на Дриттенпрейса — «молодой повеса» вообще не имел собственного выезда и нанимал ямскую карету. Ее можно было брать на день на извозничьей бирже.

АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ И БУДУЩЕЕ

Лет чрез пятьсот дороги верно

У нас изменятся безмерно.

Любопытно, на чем бы ездил Александр Сергеевич сегодня? Определенно можно утверждать только одно — его машина не была бы белого цвета! Да и в праздники, пожалуй, не стал бы он никуда на ней выезжать. А все потому, что предостерегала его некогда цыганка от белого человека с белой головой, да на белом коне — а нынешние гаишники в парадной форме все такие белые-белые...

Конечно, от судьбы не убежать. Александра Сергеевича она настигла-таки в облике блондина в белом мундире — новоиспеченного родственничка по имени Дантес. Да только никогда Пушкин не стал бы Пушкиным, будь он по натуре мнительным нытиком, боящимся жизни во всех ее проявлениях. Кто знает — вдруг у симпатичной баронессы окажется экипаж как раз белого цвета? Не обижать же ее из-за этого своим невниманием...

Нет, Пушкин, конечно же, оптимист. Только оптимист мог предположить, что уже к XXIV столетию наши дороги станут хорошими. Что ж, около двух веков уже прошло — посмотрим, будут ли наши потомки ругать дорожников, например, в июньском номере 2303-го...

Ох, и трясло же тогдашних ездоков во время скоростных заездов по булыжным мостовым... То ли дело зимой на санях. А еще лучше — пешком.

Не удивительно, что уже тогда у городского жителя время от времени возникало желание вырваться из городской суеты в «обитель дальнюю».

СЛОВАРИК ДОРОЖНО-ТРАНСПОРТНЫХ ТЕРМИНОВ ПУШКИНСКОЙ ЭПОХИ

Бричка — легкая полукрытая повозка с верхом, будкой.

Вершник — конник, сидящий верхом.

Возок — зимняя повозка, крытые сани с дверцами.

Дилижанс — он же належанец или лежанка — общественная почтовая, или частной промышленности карета, или иного рода повозка, многоместный крытый экипаж.

Зимник — дорога, пролегаемая по водам и болотам, где летом вообще нет езды.

Зимняк — санный путь вообще.

Кибитка — телега или сани с верхом, крытая повозка.

Колея — накат по дороге, желобчатая выбоина, врезанная колесами.

Коляска — барская ездовая повозка с половинчатым верхом и на пружинах.

Перекладные — лошади, сменяемые на почтовых станциях.

Подорожная — открытый лист на получение почтовых лошадей.

Почтовая карета — в которой от почтового отделения за деньги раздаются места.

Прогон — установленная плата при езде «на почтовых».

Проселок — путь между селениями в стороне от городов и больших дорог.

Тракт — большая дорога, почтовая дорога.

Форейтор — верховой, правящий передними лошадьми при запряжке цугом.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии