Обратный отсчет

ОБРАТНЫЙ ОТСЧЕТ

]

ТЕХПОМОЩЬ

Автовоз

ОБРАТНЫЙ ОТСЧЕТ

ЕВГЕНИЙ БОРИСЕНКОВ.

ФОТО АВТОРА И КОНСТАНТИНА ЯКУБОВА

Соблазнительно стать обладателем современного автомобиля за полцены. Площадки крупнейшего поставщика европейского секонд-хэнда — Литвы заставлены автовозами с покореженным товаром. Дело за малым — отремонтировать купленную машину. Проще всего обратиться к местным умельцам. Далеко ехать не надо, да и цены вроде божеские. Мы решили попробовать.

ХУК СЛЕВА

Поиск объекта для возрождения занял не один день. Покалеченные автомобили надо было рассортировать по цене, году выпуска и характеру повреждений.

Экземпляры старше 1997 года и моложе 2000-го нас не интересовали. Льготные таможенные ставки действуют лишь в этом коридоре.

Среди «льготников» заметен перевес престижных экземпляров, как «Мерседес-Бенц СLK», " Ауди А6" или БМВ пятой-седьмой серий. После ремонта за такой автомобиль в Москве можно выручить хорошие деньги. Если, конечно, повезет с покупателем. Но в любом случае внакладе не останешься. Беда в том, что и начальная стоимость велика. Мы со своими пятью тысячами долларов только вздыхали и отворачивались.

Все, что дешевле, шло нарасхват. Часто, натолкнувшись на подходящий образец, выясняли, что он продан еще на подъезде к рынку. Секрет такой популярности прост: «наварить» на восстановлении и перепродаже норовят сами литовцы. Особо ловкие, присмотрев лакомый экземпляр, тут же вручают задаток (в среднем — $100–200). А едва оформив документы, перепродают с прибылью, не снимая добычу с автовоза!

Предварительный отбор весь товар проходит еще там, в Европе. Безнадежные экземпляры в Литву не везут — незачем. Так что вид аварии (лобовой удар, опрокидывание и т. д.) особой роли не играет. Главное, чтобы машина была по карману. Хотя по признанию местного продавца, лучший автомобиль — битый в среднюю стойку. Этим мнением мы пренебрегли, отыскав " Peugeot 206" 1999 года со свернутой набок "мордой" за 4300 долл. Мудрость подсказки осознали, увы, позже.

ЖИЗНЬ ВЗАЙМЫ

Ремонтом автомобилей в Литве занимается, кажется, все трудоспособное население, не торгующее ими на рынке. Поэтому пристроить машину в «жестянку» не проблема. Но прежде не мешает провести маркетинговые исследования. Опросив земляков-перегонщиков, мы выстроили рейтинг известных мастерских по соотношению цена-качество. Сроки нас не поджимали: чтобы сэкономить, стоило подождать.

К месту ремонта купленную нами недвижимость доставил продавец. Иначе нельзя — заезжему перегонщику с этой задачей не справиться. Здесь, в мастерской смогли оценить приобретение по-настоящему. Итак, четырехлетний пятидверный " Peugeot 206" темно-красного цвета. Мотор 1,4 л, механическая коробка. Пробег по одометру — 24 тыс. км.

Удар пришелся в левую скулу почти под прямым углом. Об этом свидетельствуют нераскрытые фронтальные подушки безопасности. Сработала лишь одна боковая — в спинке водительского кресла. В итоге повело концы обоих передних лонжеронов. Пострадали капот, крылья, фары. Зато радиатор двигателя и конденсор кондиционера, потеряв форму, сохранили герметичность. Посовещавшись, первый все же решили заменить — чтоб не портил товарный вид. Вырванной с мясом петлей капота зацепило ветровое стекло: придется разориться на новое. Досталось также заднему левому крылу и пятой двери. Но на фоне общей разрухи это мелочи. Кто-то позарился на магнитолу — на рынке нечто подобное стоит долларов 50.

Из приятного: свежая резина, полный комплект колпаков, целый аккумулятор. Двигатель легко проворачивается стартером, хоть и не заводится. Видимо, пострадали некоторые датчики.

Осмотр плавно перетек в торг. Мастера настаивали на замене почти всех поврежденных элементов кузова. Дай им волю, быстренько отрезали бы разбитый передок, приварив новый. Только покупать полкузова за свой счет не хотелось — дорого. Восстановление обошлось бы не в пример дешевле. Спорили почти за каждую железку. Компромисс гласил — 800 долларов за работу, включая замену стекла, сборку и окраску. К договору (устному, мы же джентльмены!) прилагался список необходимых запчастей. Только раздобыть их мне предстояло самостоятельно! Как оказалось, мастерские такими мелочами не занимаются. А если и готовы услужить, то за большой процент.

Те единственные «колеса», которыми я обладал, как средство передвижения пока не годились. А ездить в поисках бампера или везти капот в общественном транспорте было весьма затруднительно.

Выручили друзья-перегонщики, одолжив (совершенно безвозмездно!) купленный для продажи в России «Ситроен». Так началось путешествие по автосвалкам («шротам») Литвы. Вот где школа коммерции! Я научился сопоставлять цены, торговаться, блефовать и принимать быстрые решения. В итоге сумел добыть почти все, удачно избежав покупки фар от праворульной «англичанки» с «неправильным» распределением света. К финалу на одометре «цитруса» прибавилось 550 км. Недостающее заказал местным челнокам, регулярно наезжающим за запчастями в Польшу.

Лишь теперь стала очевидна правота мэтра! При ударе в стойку мне понадобились бы всего две двери. Их полно на любой разборке.

Оставалось вернуться в Москву и ждать. Процесс грозил растянуться недели на три.

НА ЧЕТЫРЕ С ПЛЮСОМ

А вы верите в чудо омоложения? Нам — пришлось, когда из ворот мастерской вместо старой развалины выкатили новенький, сверкающий лаком автомобиль. На всякий случай сверяю номер кузова — может, спутали хозяина? Нет, наша. Переждав первую волну восторга, приступаю к детальному осмотру. Снаружи все ровно и гладко. Кое-где кое-что, правда, слегка топорщится. Но человека, привыкшего к вазовской продукции, этим не удивить. Под капотом, как и положено, краска матовая. Поверху — слой защитного воска. Такое покрытие на свету не играет, скрывая мелкие огрехи рихтовки. Они, если приглядеться, есть — не ко всякой скрытой полости подобраться жестянщику. Новое ветровое стекло вклеено аккуратно. В углу надпись «Секурит». Неужто родное? Трогаю маркировку изнутри. Так и есть: липа! Самоклеящаяся пленка легко поддается ногтю.

Впрочем, эта наживка не для меня, с таким финтом знаком давно. Салон после химчистки выглядит лучше нового. Спинку кресла, поврежденную сработавшей подушкой безопасности, аккуратно зашили. Это — по договоренности. Ни один нормальный перегонщик на новую подушку не потратится. Пускаю двигатель — чтоб его оживить, специально приглашали электрика со стороны. Все отлично, но не гаснут индикаторы подушек безопасности (ясно, ведь одна из них сработала) и резерва тормозной жидкости. Кроме этого, не включается кондиционер.

Пришлось ехать к специалистам. Одни перепрограммировали блок систем безопасности ($24), другие заправили хладагент ($19). Кондиционер чинили «на продажу» — лишь бы холодил. «Для себя» фреон льют под завязку, только стоит это вдвое дороже.

Оставалось рассчитаться с основным исполнителем, найдя выгодный компромисс между стоимостью работ и их качеством. То есть поторговаться. Первый сет проиграл вчистую, отдав за работу $1100 вместо оговоренных ранее 800. Основной аргумент — скрытые дефекты. Зато удалось отстоять позицию по запчастям — $900 и ни центом больше (просили $1100). Итого — ровно $2000. С тем и отбыл на родину.

Дома качество ремонта задумали оценить с пристрастием. Иначе говоря, получить заключение специалистов о состоянии автомобиля и возможной утрате им части потребительских качеств. Первым экспертом выступил владелец частного гаража-мастерской. Он долго гладил заскорузлой ладонью глянцевую поверхность кузова, ощупывал стыки, приседал и даже, кряхтя, заглянул под машину. «Повезло тебе, парень, — заключил он со вздохом. — У нас так не сделают». А после, прищурив глаз, безошибочно перечислил все замененные и отрихтованные детали. Мол, знай наших!

Следующей инстанцией хотелось видеть официальную организацию — с гербовой печатью и государственной лицензией. Отыскать такую в Москве оказалось непросто. То есть печать и лицензия были у всех, а стапель для проверки геометрии кузова и прибор для оценки качества лакокрасочного покрытия, увы, отсутствовали. Стоимость услуг при этом колебалась десятикратно: от 2 тыс. рублей до 700 долларов. Наконец, удалось отыскать компромисс. Зазоры, качество окраски и итоговый документ брала на себя независимая экспертная компания «Мосэкспертиза». Геометрию и качество сборки — ООО «Антрэ Франс С». Силовая структура кузова оказалась в норме. Автомобилю повезло — удар пришелся по сминаемым «носкам» лонжеронов, не затронув их несущей части. Это косвенно подтвердил не потребовавший регулировки сход-развал. От всего остального мастера не оставили камня на камне.

Основные эпитеты: недотянуто, перекошено, не подогнано, не прокрашено. Правда, относилось все это, в основном, к внутренним, скрытым от глаз поверхностям. Но особенно возмутили экспертов распиленные под эллипс уши крепления крыльев и саморезы фар, ввернутые... в шпатлевку! Дело в том, что отверстия в их корпусах и кузове не совпали. Дыры в металле зашпатлевали, а «по месту» завернули тонкие саморезы. Но, узнав, что стоимость ремонта в полтора-два раза ниже московской, консультанты поумерили пыл.

Мы же, помня, что практика — критерий истины, собираемся постоянно следить за здоровьем подопечного. И, конечно, регулярно информировать читателей.

«Морда набок» — за $4300.

Чудо омоложения.

«Художественная штопка» (по договоренности).

Был дефект — и нет его.

Придирчивый осмотр. Документ — позже.

Саморез, ввернутый в шпатлевку, прослужит недолго. Но на скорость

не влияет.

Что с зазорами...

... и насчет скрытых дефектов?

«У нас так не сделают».

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии