Не начинай своего дела завтра

НЕ НАЧИНАЙ СВОЕГО ДЕЛА ЗАВТРА

]

ПРОКОЛ

НЕ НАЧИНАЙ СВОЕГО ДЕЛА ЗАВТРА

Читатели ЗР наверняка обратили внимание на энергичную рекламу некоей фирмы (назовем ее «А»), призывающую вступать в ряды борцов с трещинами на автомобильных стеклах. Естественно, под ее флагом. Заголовки статей: «Шесть с половиной тысяч процентов прибыли», «Получи свою первую тысячу долларов уже через три недели» и даже «Я была простой домохозяйкой» способны разбудить предпринимателя в ком угодно. В рекламе фигурируют адреса и телефоны счастливцев, преуспевших благодаря «А» за считанные месяцы. Звоните, советуйтесь — и покупайте оборудование, технологии, собственное счастье, в конце концов.

Да вот беда: реклама-то, мягко говоря, лукавит. Перед нами письмо Александра Ерофеева из С.-Петербурга: «Я захотел взяться за дело. Подготовил материальную базу, обсудил вопрос с местными органами, договорился с людьми. Все, вроде, просто». Потом позвонил по телефону, указанному в рекламе, — и тут... Оказалось, технологию там не продают и консультаций не дают. Говорят — приезжайте, стекло восстановим! А если хотите работать, то только у нас. Вот как! Но реклама-то призывает открыть собственное дело: стать хозяином и обеспечивать свою жизнь. Ладно, Ерофеев звонит в Москву. В центральном офисе отвечают: «Все правильно, дилер защищает свою территорию». От кого? Это что, монополия? Истребление конкурентов? А допустим, Ерофеев найдет другую фирму (благо, желающих продать за пару тысяч долларов зарубежное оборудование хоть отбавляй), откроет свое дело. Тогда как? Мысли появляются нехорошие. Действительно, «круто».

Мы попросили «А» объяснить ситуацию. Ответ, надо сказать, удивил. В нем говорится, что в С.-Петербург фирма не продает технологии и оборудование, поскольку там уже есть дилер. С ним заключен договор, предусматривающий «защиту территории» от всех, кто желает работать в этом городе и на оборудовании этой фирмы. Получается, несмотря на все рекламные посулы, Ерофееву «свое дело» в С.-Петербурге начать не удастся. Разве только в другом городе или области, где еще нет представителей фирмы.

Однако все ли так просто? Мы обратились за комментариями к юристам Международной конфедерации обществ потребителей и Московского союза потребителей. Оказалось, что, согласно п. 1 ст. 426 Гражданского кодекса РФ, «коммерческая организация не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим в отношении заключения публичного договора, кроме случаев, предусмотренных законом и иными нормативными актами». Далее, в ГК РФ есть статьи 435, 436 и 437. Они посвящены такому понятию, как «оферта»: «...адресованное одному или нескольким конкретным лицам предложение, которое достаточно определенно и выражает намерение лица, сделавшего предложение, считать заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение». За мудреным юридическим текстом скрыта элементарная мысль: предложение, которое содержит все необходимые условия для договора (цена предлагаемого оборудования, его свойства, расчет ежемесячной прибыли, призыв к покупке, номера телефонов), по сути, является таковым со всеми вытекающими последствиями. К нашему случаю наиболее подходит ст. 437. В ней говорится: «Реклама и иные предложения, адресованные неопределенному кругу лиц, рассматриваются как приглашение делать оферты, если иное не указано в предложении. Содержащее все существенные условия договора предложение, из которого усматривается воля лица, делающего предложение, заключить договор на указанных в предложении условиях с любым, кто отзовется, признается офертой». Одним словом, есть все основания считать рекламу предложением договора, и, следовательно, рекламодатель обязан нести ответственность за нанесенный «поддавшимся на уговоры» ущерб (материальный и моральный). Кроме того, согласно п. 3 ст. 426 ГК РФ, «отказ коммерческой организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы не допускается».

Помимо ГК, есть федеральный Закон «О рекламе». В статье 6 «Недобросовестная реклама» прямо сказано: не допускается вводить потребителей в заблуждение и злоупотреблять доверием физических лиц. Очевидно, Александр Ерофеев вправе задать вопрос «А»: «Господа, а где же в ваших многообещающих статьях упоминание о „защищенных территориях“? Или о том, что я опоздал с затеей в моем родном городе? Статья 7 „Недостоверная реклама“ признает таковой любую рекламу, в которой присутствуют не соответствующие заявленным сведения в отношении наличия товара на рынке, возможности его приобретения в указанном объеме, периоде времени и месте. Из текста статьи Ерофеев не узнал о каких-либо ограничениях по приобретению товара, наоборот, помещены контактные телефоны в С.-Петербурге, приводится письмо „партнера по бизнесу“, проживающего там же и уже воспользовавшегося услугами „А“. Таким образом, отказывая потребителю в приобретении рекламируемой технологии в данном регионе, рекламодатель нарушает эту статью, так как сам признает, что реклама содержит недостоверные сведения о возможности приобретения товара в указанном месте.

Рекламодатель допускает и нарушение п. 2 ст. 25 — ведь он обязан указать срок действия как рекламы (выступающей в качестве приглашения делать оферты, если в рекламе сообщается хотя бы одно из существенных условий), так и рекламы, выступающей в качестве публичной оферты. Далее. Согласно п. 3 этой же статьи, если рекламодатель уклоняется от заключения договора после получения акцепта лица, которому адресована публичная оферта, это лицо вправе обратиться в суд с требованиями о заключении договора и о возмещении убытков, причиненных необоснованным отказом рекламодателя от заключения договора. Аналогичное положение содержится и в ГК РФ (п. 4 ст. 445 гласит: «если сторона, для которой в соответствии с настоящим Кодексом или иными законами заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор. Сторона, необоснованно уклоняющаяся от заключения договора, должна возместить другой стороне причиненные этим убытки». Об этом конкретно говорит статья 31: за нарушение законодательства рекламодатели несут гражданско-правовую ответственность. Лица, права и интересы которых нарушены в результате ненадлежащей рекламы, вправе обратиться в суд с исками о возмещении убытков (включая упущенную выгоду) и компенсации морального вреда. Более того — потребовать опровержения ненадлежащей рекламы. Кроме суда, наказать недобросовестных рекламодателей может и антимонопольный комитет. На первый раз он ограничится предупреждением, потом штрафом до 200 МЗ. Повторное нарушение уже грозит уголовным наказанием.

Таким образом, отказ от заключения договора на объявленных в рекламе условиях в данном случае неправомерен вне зависимости от того, по какой причине рекламодатель не указал такого существенного условия, как место действия данной рекламы. Кроме того, потребитель вправе требовать окупаемости оборудования за 1,5–2 месяца и получения указанной ежемесячной прибыли, в противном же случае он вправе потребовать расторжения договора и возмещения всех убытков.

Александр Ерофеев пока не решил, станет ли требовать сатисфакции или плюнет и забудет. Скорее — последнее. Слишком часто эффектная форма не отвечает содержанию. Тем не менее, деятелям рекламы не мешало бы глубже познакомиться с действующим законодательством. Ведь их объявления не так уж безобидны для обеих сторон. Как бы не получилось, что, желая «изменить свою жизнь», несостоявшийся питерский предприниматель решит судьбу «А» — в судебном порядке...

Впрочем, дело не в одной, конкретной фирме (именно поэтому мы не указываем ее названия). Недобросовестная реклама, беззастенчиво обманывающая потребителей, давно прижилась на страницах и экранах СМИ. Наш журнал не может позволить себе роскошь врать. Поэтому мы и дальше будем (с помощью читателей) находить лукавые посулы рекламщиков и решительно с ними бороться.

Владимир ОЛЕЙНИКОВ,

Дмитрий ЖЕРНОВ

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии