"москвич-2141"

«МОСКВИЧ-2141»

]

ОПЫТ ЭКСПЛУАТАЦИИ

«МОСКВИЧ-2141»

Игорь ТВЕРДУНОВ

О том, как редакционному «Москвичу» поменяли кузов после наезда злого автобуса, мы рассказали в № 12 за 1996 год. Этим, однако, дело не закончилось. Самый многострадальный и самый экспериментальный (третий по счету кузов, третий двигатель и вообще почти все новое) из всех наших «москвичей» продолжает обрастать серийными, а чаще — еще не серийными узлами и агрегатами.

За последние месяцы на «Москвич» установили экспериментальный впрыск, газовые амортизаторы, которых пока еще не выпускают и не продают. Но об этом чуть позднее, а пока вернемся к кузову.

Изделие первой комплектации (с обитым салоном, сиденьями и другими причиндалами) благородного темно-мышиного цвета «динго» пережило первую зиму нормально. Точек, пятен и потеков от ржавчины не заметно. Хотя гнить-то ему еще рано, да и «Тектилом» кузов залили по полной программе, и локеры установили.

Ну ладно, немножко порадовались коррозионной стойкости «Москвича» — полгода без ржавчины — но, усевшись на сиденье, поморщились. Запашок в салоне, прямо скажем, не из приятных. Нет, котлету под сиденьем не забыли и мышь в багажнике не сдохла. Дух исходит от преющих на полу ковров. Вода, которая после любого дождика проникает в салон, превратила ковры и все, что под ними, в липкую зловонную гущу. Сушишь-сушишь, а после первого ливня все снова. Знать недолго будем радоваться отсутствию коррозии. Вода откуда только не попадает в салон — даже через аккуратненькую дырочку в крыше, которая осталась после сварки кузова над левой задней дверью. Борьбе с течами можно, наверное, посвятить целый материал, если, конечно, борьба эта увенчается успехом.

Передняя панель, поначалу на удивление тихая, после десяти тысяч километров тряски разболталась, от нее отвалилось несколько странных деталей — и теперь в машине раздается привычный грохот.

Красивые новенькие сиденья, видимо, не рассчитаны на большой вес седока. Подушка водительского кресла уже потеряла первоначальную форму.

Ну ладно, «сорок первый» не вчера изобретен — все его болезни опытным владельцам хорошо известны. Хватит о грустном — поговорим лучше о новинках. Двухлитровый уфимский двигатель нашего «Москвича» теперь оборудован системой распределенного впрыска топлива, разработанной АО «ЭГА». Ожидали мы от впрыска многого, и в основном ожидания сбылись. Хотя система эта в приложении к двигателю объемом две тысячи «кубиков» не до конца отработана и некоторые минусы впрыск с собой принес. Правда, очень немного, и критиковать их пока не будем. Разработчик совершенствует систему, и обстоятельный разговор о ней будет уместен позднее, когда недоработки устранят. Сейчас — о том, что хорошего впрыск дал автомобилю и водителю. Во-первых, прекрасный пуск двигателя. Стоит повернуть ключ, и мотор уже ровно урчит. Не ревет надсадно и не дергается, пытаясь заглохнуть, а уверенно работает- и, полностью прогревшись, сбавит обороты до нормы холостого хода. Правда, сильных морозов весной уже не было, а —10°С для впрыска вовсе не холод. Как и при плюсовой температуре за бортом, стоит повернуть ключ — и мотор оживает.

Двигатель заметно прибавил сил на высоких оборотах. Чуть недосмотрел, не переключился при разгоне вовремя — и он уже «уперся» в электронный ограничитель. Вообще «Москвич» стал заметно резвее, ездить на нем стало приятнее и... тише. Нет больше надоевшего детонационного «колокольчика» под капотом. Нет там теперь и двух самых, наверное, вредных приборов, которые попортили владельцам «москвичей» немало крови, — прерывателя-распределителя и бензонасоса.

Еще один плюс впрыска, который никого, пожалуй, не оставит равнодушным. Весьма прожорливый двухлитровый мотор, который с карбюратором играючи сжигал на редакционном автомобиле около 13 л/100 км, теперь у того же водителя на тех же дорогах расходует в среднем 10,5 литра.

Следующая новинка, которую примерил «Москвич», — газонаполненные амортизаторы «Монро-Газматик». Их продажа в России должна начаться во второй половине лета. На нашей машине работают изделия из опытной партии. Окончательный вердикт выносить пока рано — пусть послужат. Ограничимся первыми впечатлениями от езды на них. Фирменная «москвичовская» плавность хода, когда автомобиль, покачиваясь, будто плывет по волнам, теперь утрачена. Только на очень гладком асфальте «сорок первый» напоминает себя прежнего. Стоит появиться на дороге трещинам и выбоинам, «Москвич» начинает потряхивать, из-под машины доносится перестук колес. Особо пассажиров все же не мотает — чтобы заставить «сорок первый» прыгать, его, кажется, надо вовсе лишить какой-либо амортизации. И с полностью «убитыми» стойками, как показывает опыт, этот автомобиль хотя и грохочет, но все же жмется к земле. К «Монро» мы еще вернемся, когда поработавшие амортизаторы будут подвергнуты ревизии.

Теперь о том, что на машине сломалось. Стучавшие шаровые опоры заменили новыми, но и они после пробега всего 5 тыс. км работают уже не идеально. Проржавев, отвалился глушитель — возраст! Установили новый, а вообще пора менять всю систему выпуска: резонатор тоже дышит на ладан.

Затраты на эксплуатацию составили 1 659 000 руб. Шаровые опоры — 60 000, глушитель — 200 000, масляный фильтр — 20 000, моторное масло — 140 000 руб. Пробежав 5170 километров, «Москвич» «съел» 590 литров «92-го» бензина по цене 2100 рублей за литр. Итого «бензиновых» — 1 239 000 рублей.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии