На постах и в кустах

НА ПОСТАХ И В КУСТАХ

МЫ И АВТОМОБИЛЬ

/РЕЙД

НА ПОСТАХ И В КУСТАХ

КАК МЫ «МЕШАЛИ» ДПС

ТЕКСТ / ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВ, АЛЕКСЕЙ ПРЕДКОВ, ОЛЬГА ИСЛАМКИНА

ФОТО / АЛЕКСАНДР ПОЛУНИН

ПОГОВОРИ СО МНОЙ, ИНСПЕКТОР...

Обычно милиция сама себя проверяет — не будем обсуждать, хорошо или плохо. Но согласитесь — никто не оценит труд дорожного стража лучше, чем водитель. Вот мы и решили проинспектировать ГИБДД по-своему. Проехали вшестером на трех машинах: новенькой «пятерке», «Кощее» — герое многих наших статей и «Оке» около 1500 км по трассам М7, М5 и по дорогам Мордовии и Нижегородской области.

Задача — как можно больше общаться с автоинспекторами. Ради этого нарушать Правила (но не внаглую, как нередко делает иной автолюбитель). Если не остановят — тормозить самим, находя повод для разговора (это нетрудно — дорога предоставляет сколько угодно тем). Вымогают ли взятки? Готовы ли помочь водителю? Обеспечивают ли безопасность? На эти вопросы мы и хотели найти ответы.

Контактировали с патрулями почти три десятка раз (на постах и в «засадах»). Цельной картины, однако, не сложилось. Это неудивительно: у каждого из нас свои требования к ДПС.

СЛОВО — «ОКОВОДУ»

Для меня неважно, берет ли инспектор взятки, одет в форму или дежурит в спортивном костюме. Главное, чтобы была безопасность. А вот Петровичу, нашему фотографу, от ГИБДД и вовсе ничего не надо. «Чем их меньше, тем лучше», — думает он (однако позже, когда нас чуть не смяла в гармошку ошалевшая пьяная компания на «девятке», эта убежденность пропала).

Приключения чуть было не начались уже в Московской области. Я еле успел затормозить перед бампером застывшей на светофоре «Волги». А все потому, что из-за слепящего солнца не различить сигналов светофора (да и висел он слишком высоко над дорогой). Вот бы увидеть озабоченного этим инспектора...

Владимирская область запомнилась забытыми знаками. Как всегда, их оставили на обочине дорожники после ремонта. «Не будем придираться», — подумали мы и в Нижегородской области (уже вечером, когда стемнело) лихо проскочили мимо очередной гирлянды знаков (ограничение скорости до 20 км/ч, прочие опасности и таблички: зона действия 3 км). И... через полкилометра по-настоящему влетели в эти «прочие опасности» в виде огромных колдобин. Так верить или нет?

В той же Нижегородской области наткнулись на гору асфальта посреди дороги. Она выросла как из-под земли! Метнулись было объехать ее справа, но дорожники замахали руками. Проскочили по встречной (при нулевом обзоре).

На обратном пути в Москву после поворота на Коломну (112-й км М5) начался прямо-таки автобан: по три полосы в каждую сторону, разделительный газон, новый асфальт, прекрасная разметка... «На таком-то шоссе грех не разрешить 110», — ничего не подозревая, размышлял я. Как вдруг асфальт неожиданно закончился — на нас угрожающе надвигалась обочина. Вывернув руль, мы с визгом пролетели мимо упавшего в грязь знака «Сужение дороги». Хорошо, реакция не подвела, а то писали бы сейчас статью на больничной койке.

Второй раз бригада оказалась «на грани», когда в Рязанской области встречный водитель «девятки» вдруг решился на левый поворот — какая-то доля секунды позволила разъехаться. Успели, однако, заметить, что водитель, как и все пассажиры, безбожно пьян.

Как и условились, обо всем увиденном докладывали автоинспекторам. Притормозили возле поста КМП в Московской области (на 81-м км М5) сообщить об упавшем знаке. «Вам чё, лень десять метров пройти? Сами не могли поднять?» — рыкнул усталый инспектор. Пытались объяснить, что в том месте останавливаться было невозможно, но он уже сел в машину и поехал проверять.

На посту ДПС в Ворше Московской области (М7) говорим о лишних знаках: «Дорожники поставили и забыли...» «Поставили — уберут». «Вы запишете?» Инспектор буркнул что-то невнятное и скрылся. Но нам упорства не занимать — на следующем посту (200-й км М7) снова останавливаемся возле «дозорного»: «Дорожники возле Лакинска не убрали знаки, сообщите?» — «Сообщим», — выдавил он. Но где эти знаки, даже не спросил.

СЛОВО — ВОДИТЕЛЮ «КОЩЕЯ»

В Московской области приготовил для инспекторов нехитрый тест: спросить, как проехать. Вот и пост в Ногинске. «Страж» вертит в руках документы старика на видавшем виды «Москвиче». Подхожу, жду. Наконец, тот, не выдержав, рубанул: «Чё надо?» — «Мне бы на Электросталь проехать...» Неопределенный взмах рукой: «Туда!» В общем, сама предупредительность...

Владимирская область. Как только встречные водители начали «моргать» — осторожно, мол, впереди засада, мы остановились, немного спустили колесо и медленно подкатили к торчащей из кустов руке с радаром. Она принадлежала отнюдь не сотруднику ГИБДД, а молодому человеку в свитере, спортивных штанах и кроссовках. Позади него в гуще ветвей стояла милицейская машина (тоже не ДПС). Там-то и сидел настоящий инспектор — с нагрудным жетоном, номер которого был как бы невзначай прикрыт нагрудным карманом. У нас, конечно, безутешное горе и физиономии полнейших «чайников»: «Ребята, выручайте! Еще пятьсот верст ехать, а у нас колесо спустило. Не подсобите насосиком?» Малый в свитере удивился и, не зная что сказать, отправил к «старшему». Тот, окинув пренебрежительным взглядом, послал... нет, в шиномонтаж.

Республика Мордовия. Я решил попросить... подуть в трубку. Подъехали к посту возле села Аким Сергеевка. Ага, вот и инспекторы: один «потрошит» фуры, другой сидит возле поста на табуретке и «стреляет» радаром. Подхожу к нему: «Здравствуйте. Можно у вас „продуться“? Выпил вчера, а сегодня мне надо садиться за руль — хочу узнать, можно или нет». От неожиданности инспектор покачнулся на табуретке и выронил радар. «Чего...?». Я повторил вопрос. Но это не помогло. В конце концов, он произнес знакомую фразу: «У старшего спросите». Старший изумился ничуть не меньше. Затем, немного подумав, молвил: «А нет оснований. Идите в больницу».

СЛОВО ЭКСПЕРИМЕНТАТОРАМ ИЗ «НЕВИДИМКИ»

Так мы прозвали эту «пятерку» цвета «мурена» за полное безразличие к ней ДПС. Наш опыт был самым приятным (может потому, что от имени экипажа с инспекторами разговаривала дама). «Здравствуйте, ищу рынок, где можно купить саженцы. Подскажете?». Инспекторы в Подмосковье подробно и добродушно объясняют (правда, обращаясь на «ты» и используя для связи слов крепкие выражения, но важен результат).

Во Владимирской области автомобилисты, как видно, законы знают. Не прут, как принято под Москвой, по встречной, мигая фарами. Может, это заслуга местной инспекции? По крайней мере, в самом Владимире, где перевернулся и загорелся грузовик, никакой пробки не возникло — движение регулировали четко.

Нижегородская область встретила дорожными работами: латают ямы, подновляют разметку. Однажды мы чуть не сбили «оранжевого жилета». Юрист ЗР Сергей Волгин еле успел дернуть рулем перед конусом ограждения: дорожник поставил его...в метре от своей спины! На ближайшем посту мы пожаловались на бесшабашного работягу. Инспектор поблагодарил и рванул разбираться.

Уже хотели было обрадоваться отзывчивости и ответственности нашей ГИБДД — но тут миновали сломанную «Газель» на обочине. Вот и пост — просим инспектора подъехать, помочь бедняге водителю. «Ладно, проверим», — буркнул в ответ, отвернувшись и уходя... в сторону.

ВПЕЧАТЛЕНИЯ ВСЕЙ КОМАНДЫ

Нам повезло общаться не только с теми, кто слишком «занят», чтобы разговаривать с водителем на отвлеченные (по их убеждению) темы, но и с приятными, доброжелательными служащими, готовыми оказать любую помощь. Любопытно, что для тех и для других мы остались как бы незаметными — почти за 1500 км нас остановили лишь два раза («Ока» и «Кощей» вызвали подозрение). А ведь мы нарушали правила движения, хоть и не злостно, но прямо на глазах у сидевших в засаде и дежуривших у постов инспекторов. Откуда такое пренебрежение? Мнения разошлись. Женская половина команды усмотрела в этом снисходительность ДПС к мелочам. Но мелочь ли — болтовня по мобильному телефону? Нет, похоже, дело в другом. Просто за наши нарушения и штраф был невелик, а инспекция ловит рыбу покрупнее, уверена мужская часть экспериментаторов. Отсюда бесконечное «потрошение» фур и «засады» с радарами. И... никаких стремлений предупреждать нарушения.

«ЕСЛИ НАДО, ПРИДЕМ ДОМОЙ!»

Ключевым пунктом нашего путешествия был Ардатов — одноэтажный мордовский городок. Во всем Ардатовском районе 35 тысяч проживающих. Штат местной ГИБДД — восемь сотрудников; два патрульных «жигуля». Мордовия живет на дотациях. Машина ДПС довольствуется десятью литрами бензина в день, а местные дорожники долбят мостовую ломами... Компьютер районной ГИБДД с базами данных молчит с 8 утра до 5 вечера — электричество дают в темное время суток.

В Ардатове на каждом шагу — погнутый, искореженный, помятый дорожный знак. Причину вандализма начальник штаба Ардатовского района майор Юрий Государев объяснил просто: «Цветной металл... Да и сезон охоты начался, народ ружья пристреливает».

В районе всего полторы тысячи легковых машин. Инспекторы знакомы со всеми, кто за рулем, и не устраивают погони: нарушил — не скроется. Если надо, придут домой и оштрафуют. «Пьяный? Да! Но ничего ж не нарушил...» — приходится выслушивать милиционеру перед изъятием автомобиля. Квитанции тут быстро кончаются — за год в районе оформляют 3500 протоколов.

Мы совсем не заметили ДПС на опасных участках дорог (там, где коварный поворот, ведутся работы). Интерес к организации движения инспекторы проявляли, пожалуй, лишь в тех случаях, когда бездействие явно грозило крупными неприятностями — возможной аварией. К слову, о вероятности происшествия предупреждать ГИБДД несколько раз пришлось нам.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии