Старая, старая комедия

СТАРАЯ, СТАРАЯ КОМЕДИЯ

МЫ И АВТОМОБИЛЬ

/ПРОВИНЦИЯ

СТАРАЯ, СТАРАЯ КОМЕДИЯ

КАК УЛИЦА ДРУЖБЫ НАРОДОВ СТАЛА УЛИЦЕЙ КОНТРАБАНДИСТОВ

ТЕКСТ / ИГОРЬ МОРЖАРЕТТО

Помню с детства кинокомедию «Закон есть закон» с Фернанделем в главной роли. Многие ее тоже наверняка помнят: герой служит полицейским в маленьком городке, через который проходит франко-итальянская граница. Вспомнили? Улыбнулись? Так вот, у нас тоже есть такой город, где по центральной улице проходит государственная граница. Только обитателям его жизнь не кажется смешной.

С РАЗНИЦЕЙ В ЧАС

Вообще-то это два разных города, вернее — поселка городского типа. С российской стороны — Чертково, райцентр Ростовской области; с украинской — Меловое, райцентр Луганской области. Только вот границы между ними как не было, так и нет, хотя на географических картах она, понятное дело, есть. Но в жизни — как провести ее, если проходит она... ровно посредине улицы Дружбы народов? Соответственно, четные дома — украинские, нечетные — российские. А в самом начале улицы прямо посредине стоит парикмахерская. С точки зрения географии мужской зал находится в России, а женский — на Украине. В жизни реальной никто, конечно, не стал проводить через комнату ожидания жирную черту и из одного зала в другой можно пройти, не предъявляя заведующей паспорт.

По эту сторону невидимой границы, в Чертково, налоговый климат лучше, чем у соседей. Здесь, к примеру, работают элеватор, маслозавод, молокозавод; в Меловом, которое тоже всегда специализировалось на переработке сельскохозяйственной продукции, только недавно после многолетнего перерыва запустили заводик по производству подсолнечного масла. И — все. На российской стороне исправно действуют несколько коммерческих фирм, на Украине частное предпринимательство у властей по-прежнему не в чести...

И рынок в Чертково куда больше. Тут, собственно, их даже два — продовольственный и промтоварный, который занял всю площадь между зданием местной администрации и универмагом (открытым, как следует из памятной доски, к 60-летию образования СССР). Чего тут только нет — китайские рубашки и украинские носки, турецкие светильники и российская бытовая химия, а целый ряд выделен под автозапчасти. До украинского рынка, если по прямой, — метров сто будет, но он намного меньше и беднее. На полпути от одного базара к другому вас встречает плотная группа местных «валютчиков„-менял — расплачиваться можно как рублями, так и гривнами. А текущий курс тут каждый ребенок знает.

Между двумя поселками пролегла еще одна граница — временна'я: разница между московским и киевским временем — ровно час. По мнению местных жителей, это даже удобно.

— День освобождения Черткова и Мелового один — 16 января, и ветераны войны у нас общие, — рассказывает заместитель главы администрации Чертковского района Ольга Супрунова. — Митинг в этот день и 9 Мая обычно назначают в одно и то же время, поэтому ветераны успевают поучаствовать в обоих праздниках — от одной центральной площади до другой пять минут пешком. Кроме того, украинские магазины закрываются на час позже, поэтому если кому не хватило водки — всегда может сбегать через «границу» за горилкой...

КАК БУДЕТ «ПРОКОЛ»

ПО-УКРАИНСКИ?

Начальник отделения ДАI Меловского района капитан Сергей Восковец вместо обеденного перерыва прилежно изучает... украинский. На столе — несколько учебников и словарей.

— Я ведь русский по национальности, — оправдывается он. — А мы тут всегда говорили только на русском. Теперь я обязан вести все делопроизводство на государственном языке. Слава Богу, пока отсрочку дали и разрешили протоколы оформлять на русском...

Капитану Восковцу не позавидуешь: мало того, что язык учить надо, так еще и зарплату регулярно задерживают. Да и что это за зарплата — 250 гривен (1250 руб.)! Поэтому и разбегаются автоинспекторы (!) кто куда — в коммерсанты, охранники... Причем работу ищут в основном «за бугром».

У соседа, начальника службы ГИБДД Чертковского района майора Ивана Чередниченко, поводов сокрушаться куда меньше. Нет проблем со служебным автотранспортом и горючим для него, зарплату его 12 сотрудникам выплачивают регулярно, и она в среднем в два раза выше, чем у украинских коллег.

— Автопарк у нас в районе побогаче будет. Население практически одинаковое, но у нас на учете 9 тыс. автомобилей и 5 тыс. мотоциклов. У соседей — всего 4800, — с гордостью сообщает майор. — У нас каждый год регистрируется по несколько сотен новых машин, в основном «жигулей» разных моделей. В Меловом новых машин почти нет, зато со старыми номерами, еще черными, ворошиловградскими — чуть не половина, а их выдавали до 1980 года, да и Ворошиловград стал Луганском уже десять лет назад...

Несмотря на такое вопиющее «неравенство», российский майор и украинский капитан продолжают дружить, тем более, что и служить начинали вместе — в Чертковской ГАИ. Многое, оказывается, легче решать «в рабочем порядке», прогулявшись пешочком через условную границу (за телефонные разговоры платить замучаешься, ведь звонок-то считается международным)...

— Если задерживаем за нарушение жителя России на нашей территории — оформляем честь по чести протокол, штрафы берем, но «права» стараемся не изымать — так мы с Иваном Ивановичем договорились, — рассказывает Сергей Восковец. — А то ведь отправлять их — целая история: из Мелового — в Луганск, оттуда — в Киев, далее — в Москву, Ростов и только потом они приедут в Чертково. По пять-шесть месяцев ждать приходилось. А теперь соберется у меня пять-шесть протоколов, иду я к Чередниченко и вместе решаем, как нарушителя наказать.

КАК ПЕРЕЙТИ ГРАНИЦУ

Если пешком — то в любую минуту и в любом месте. Если же вы едете на автомобиле, то тут — уже проблема. Параллельно с улицей Дружбы народов проходят железнодорожные пути (российские), и просто так через рельсы на «Жигулях» или «Таврии» не попрыгаешь. А в конце улицы, на переезде — таможенный пост, где при каждом пересечении границы надо предъявить документы и саму машину для осмотра дотошным пограничникам и таможенникам двух стран. Никаких ограничений для проезда туда-сюда у сторон нет, только вот масса запретов для провоза грузов. Крепких спиртных напитков, к примеру, везти можно не более 1 л, сигарет — один блок. Почему-то вдруг запретили ввоз на Украину картофеля. Да и вообще украинские таможенные правила куда более строгие, чем российские. Например, если старый телевизор или холодильник любящий украинский сын беспрепятственно провезет своей российской маме (а здесь все — родственники!), то при въезде на Украину те же вещи обложат таможенной пошлиной. Российские таможенники строго отслеживают только партии товаров, предназначенные для продажи в России.

Александр, житель Мелового, бывший инженер, а ныне «честный контрабандист», скупает на предприятиях Луганской области трикотажные изделия, грузит их на свой старенький " Moskvich 2140". На улице Дружбы народов они с женой Валентиной разгружают машину и пешком, через железнодорожные пути перетаскивают тюки в Чертково — благо, пройти надо всего метров сто. Потом он возвращается, садится за руль и пустой переезжает через границу — на таможне, кроме запаски и домкрата, ему и показывать нечего. Затем — еще одна погрузка, и дальше дорога лежит в города Ростовской области — Богучар, Миллерово, где на украинский трикотаж неплохой спрос.

— Так, как мы, живет у нас половина города, — рассказывает Александр. — А что делать? Работы никакой нет, пенсию мои родители давно уже не видели, вот и приходится вертеться. Раньше возили из России на Украину бензин, баки здоровенные приделывали, а теперь Лисичанский НПЗ купил ваш «ЛУКойл» и цены с обеих сторон почти сравнялись. Вот мы и перешли на трикотаж.

Кстати, Александра на таможенном посту почти не останавливают — стражи границы всех местных автолюбителей знают в лицо, помнят, кто на чем ездит. Если человек каждый день туда-сюда по пять раз гоняет — что же, каждый раз документы разглядывать? Правда, многочисленные проверяющие «из центра» (которых и с российской, и с украинской стороны предостаточно) местного «либерализма» не одобряют. Но ревизоры приезжают и уезжают, а городу ведь как-то жить надо, хоть и разделен он надвое кордоном.

Несмотря ни на что, жизнь идет своим чередом и не один десяток раз в году границу вообще открывают настежь — пропускают изо всех сил гудящий свадебный кортеж. Дискотека-то, где юноши и девушки знакомятся, на два поселка одна, а для влюбленных все равно, какого цвета у жениха или невесты паспорт. И не важно, где гуляют свадьбу: по неписаному местному обычаю молодожены обязаны возложить цветы у двух памятников Неизвестному солдату — и в украинском Меловом, и в российском Черткове. А обычаи тут все чтут одинаково.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии