Мы, оказывается, ровесники

МЫ, ОКАЗЫВАЕТСЯ, РОВЕСНИКИ

МЫ И АВТОМОБИЛЬ

СМОТРИТЕ, КТО ПРИЕХАЛ

МЫ, ОКАЗЫВАЕТСЯ, РОВЕСНИКИ

Наш собеседник Алексей БАТАЛОВ — известный актер, режиссер, профессор ВГИКа и... ровесник журнала «За рулем».

Елена БУЛАВИНА

— Алексей Владимирович, правда ли, что вы, можно сказать, профессиональный водитель?

— Действительно, это так. «Профессионалом» стал еще в армии. Там получил «классность», водил грузовики, автобусы. Мне в общем-то очень повезло: в то время автомобиль был пределом мечтаний каждого молодого человека.

— Выходит, на роль в фильме «Дело Румянцева» вас пригласили не случайно?

— Как раз случайно — во всяком случае, не за шоферские таланты. Но армейская школа, конечно, для роли пригодилась. В одном из главных эпизодов нужно было везти детей в грузовике с открытым кузовом, а такое актерам не доверяли. Мне доверили: профессиональные права, водительский опыт. Словом, эпизод снимали без дублера.

— Сколько же лет вы за рулем?

— Всю жизнь. Ездить начал задолго до того, как получил «права». Было это после войны. Тогда меня, шестнадцатилетнего, очень тянуло к технике — учился даже на тракториста. Сейчас «руль» вообще часть человеческой жизни, а для современного актера в особенности...

— Как же складывалось у вас «взаимопонимание» с автомобилями?

— Раньше машины менял часто. Помню, куда-то ездил, записывался, ждал открытки... Накопил, купил, продал, приобрел новую и так далее. Всю жизнь в очередях, в ожидании. Выбор был небогатый, о машинах, на которых ездят сейчас, даже мечтать не приходилось. Но я любил свои «москвичики», особенно самый первый, четырехсотый, похожий на старый-старый «Опель». Вообще же я все время на колесах. Утром сажусь за руль, поздно ночью вылезаю из машины. Сейчас у меня «пожилой» СААБ, ему десять лет, но я очень доволен — горя с ним не знаю.

— Автомобиль для вас лишь транспортное средство или нечто большее?

— Теперь, скорее, средство передвижения, причем плохое, потому что очень медленное. Виноват, конечно, не автомобиль — езжу я в основном по городу, а какой уж тут темп! Это вообще все болтовня про скорость: на гонках — я понимаю, а так маета одна — от одной пробки к другой.

— Москва сильно изменилась со времен вашей молодости, не так ли?

— Невероятно — ничего общего с той уже нет. Раньше это был просторный, открытый город, где можно было в удовольствие прокатиться «с ветерком». Теперь... думаю, в центре Парижа проехать легче, чем в Москве.

— За границей вы, наверно, тоже водите машину и, конечно, сравниваете...

— Да, ездил за рулем чуть ли не во всех европейских столицах: обычно беру автомобиль у друзей. Что касается порядков, думаю, там они гораздо жестче. На Западе намного раньше нас начали ездить, а значит, раньше выработали в себе привычку подчиняться законам дороги. Не надо считать, что мы такие вот дураки: просто как-то очень резко прибавилось машин и люди еще толком не осознали, что произошло, — не успели приспособиться. Как у нас говорят, не смогли «отрепетировать». Я часто вижу, как в столичной пробке какой-нибудь «ас» буквально кипит, лопается от злости, а где-нибудь в Париже к заторам относятся куда проще — с детства привыкли.

— Получается, что вы всегда предпочитали ездить медленно и аккуратно...

— Просто всему свое время. Раньше любил скорость, часто даже на съемки в другие города старался ездить не поездом, а на своем автомобиле.

— И, наверняка, успели выработать свои водительские пристрастия?

— Прежде всего, ценю надежные машины, а потому очень люблю военные, штабные. Но если пофантазировать, то, конечно, «Роллс-Ройс»! Английский, благородный, но ведь ездить (в нашем понимании) на нем нельзя... Была в свое время такая занятная реклама: «Самый неэкономичный и самый дорогой автомобиль в мире. „Роллс-Ройс“. Все, коротко и ясно. Но вот чего не могу терпеть, так это современных псевдоспортивных машин для богатых молодых людей. Не вижу в них никакого смысла, тем более что в городах их мощность просто ни к чему — разогнаться-то даже негде. А вообще, машина должна быть машиной. Не люблю малолитражки, предпочитаю просторные, большие автомобили, где можно свободно дышать и чувствовать себя человеком.

— В одном известном фильме ваш герой терпеть не мог нечищеные ботинки, а как вы относитесь к грязным автомобилям?

— Так же. Это ужасно, хотя как кузову остаться чистым в грязь, слякоть... Но уж в салоне должен быть идеальный порядок. Ведь это твое рабочее место!

— Но в нашем представлении рабочее место актера — все-таки съемочная площадка. Когда мы увидим вас в новых фильмах?

— Есть много предложений и планов, но сегодня их очень сложно реализовать. К счастью, преподавание во ВГИКе дает возможность понемножку делать не то, что противно, а то, что нравится и хочется.

— Как профессор, руководитель творческой мастерской, вы, надо полагать, верите, что ваши студенты когда-нибудь будут сниматься в хороших фильмах?

— Я убежден, что неправильно готовить актеров только для кино, и вижу свою задачу в том, чтобы научить владеть актерским ремеслом, а уж где им суждено работать — в кино ли, в театре, на телевидении — это как судьба пошлет. Кстати, в какой-то мере это можно отнести к вождению автомобиля: уж если садишься за руль, то должен быть профессионалом, на чем бы ни пришлось ездить.

— Традиционный, но всегда ожидаемый читателями «За рулем» вопрос: что бы вы хотели им пожелать?

— Надежных дорог в России не было и скоро не будет — на это надеяться не приходится. Поэтому пожелаю хотя бы хороших, надежных автомобилей. К машине привыкаешь, как к живому существу, и становится грустно, если она подводит.

«За рулем» и его читатели поздравляют замечательного мастера нашего кино, выдающегося деятеля российской культуры с юбилеем. Мы желаем вам и дальше радовать нас новыми ролями, новыми творческими удачами и... всегда иметь, надежный добротный, просторный автомобиль.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые