Записки странствующих "оководов"

ЗАПИСКИ СТРАНСТВУЮЩИХ «ОКОВОДОВ»

]

ИСПЫТАНИЯ

Пробег

ЗАПИСКИ СТРАНСТВУЮЩИХ «ОКОВОДОВ»

Александр БУДКИН,

Андрей КОЧЕТОВ

— Нет, я решительно не желаю сидеть все праздники дома. Поехали!

— Куда?

— В автопробег! Вдоль Оки!

Две редакционные «оки», участницы длительного теста, отправились в путешествие. С собой — палатки, спальники, шампуры и пара блокнотов. Так, на всякий случай.

Энциклопедия поведала, что исток Оки нужно искать в центральной части Среднерусской возвышенности. Атлас автомобильных дорог помог найти кратчайший путь — каких-нибудь 80 км южнее Орла.

Мы у цели. Исток реки должен быть неподалеку, в низине, в полукилометре от шоссе. Сворачиваем влево и медленно, но верно удаляемся от цивилизации. Протоптанная вокруг поля «узкоколейка» уводит нас в сторону. По краю плохонькой дороги — откос, это будет первое серьезное испытание. Медленно направляем машины вниз под углом около 30 градусов. Преодолевать препятствие фронтально нельзя — в месте резкого перегиба рискуем сесть брюхом. А увеличишь «угол атаки» — не ровен час перевернешься на склоне.

Слалом между деревьями автомобилям понравился больше. Демонстрируя друг другу велосипедную маневренность и изредка покачиваясь на мягких лесных кочках, машины пробирались все ближе к заветной цели.

— Да на ней за грибами можно ездить.

— Можно, если лес сухой.

— А сколько опят в багажник войдет...

Пешая разведка помогла точно определить, куда нам нужно — маленький, едва заметный ручеек собирается в небольшое озерцо. Здесь мы и сделаем фото на память.

Вечереет. Позади почти пятьсот дорожных километров и около тридцати бездорожья. Первый населенный пункт на пути реки, первый мост, первые внедорожные испытания городских машин. Впрочем, почему городских? По тому лесу, что мы сегодня колесили, и «Нива» не везде пройдет. Хотя бы потому, что слишком большая. «Жигулям» и «самарам» с их углами въезда и съезда там и подавно делать нечего. А «Ока» — в самый раз, свесов почти нет, длина — как у велосипеда, ширина — немногим больше, чем у человека с двумя корзинками. Жаль, по грязи ездит плохо — быстро вязнет.

— Сегодня по плану «плохие дороги».

— А что, в России есть хорошие?

— Брось свои шутки, если сегодня подвески из машин не вывалятся, будем считать «Оку» танком.

Из 580 км, пройденных машинами за второй день, на нормальные дороги пришлось 100 км утром и 70 вечером. На остальные 410 км ушло более 12 часов. Хотя ехать старались быстро, средняя скорость получилась чуть более 30 км/ч.

Проселочные дороги, отсыпанные когда-то щебнем, казались теперь манной небесной. Камушки, конечно, барабанят по днищу, но едешь сносно. Высохшая колея деревенских тракторов похуже, а разбитый еще при социализме асфальт, напоминающий не то стиральную доску, не то поле под Прохоровкой, для 12-дюймовых колес испытание страшное. А какая проверка для элементов подвески! Сотни (!) километров непрерывно чередующихся ямок, колдобинок и промоин всех форм и размеров, словно рукой художника, вписаны в пространство между обочинами.

— За что меня так? — закряхтела машина после очередного попадания в ямку побольше.

— Извини, дорогая, испытания.

Но вот у напарника что-то случилось — резко отстал и моргает дальним. Ага, колесо прокололи — с кем не бывает. Только вот беда — заднее колесо на переднеприводном автомобиле, да на проселочной дороге, да после 7 часов тряски по разбитым проселкам... Даже опытный водитель не сразу заметил, что с машиной что-то произошло. В общем, на списание пошла не только камера, но и шина.

Признаться, к проколу отнеслись более чем спокойно. Запасных колес-то у нас — два. В крайнем случае, переставив колеса с одной машины на другую, до ближайшего шиномонтажа доберемся всегда.

Чуть позже, проехав один, а за ним другой и третий шиномонтаж, поняли: наше спокойствие во многом основывалось на неведении — купить «оковские» шины в российской глубинке трудно, а камеры — практически невозможно. Вывод: одну запасную камеру стоит возить в багажнике. Особенно когда собираешься в дальний путь.

Испытания плохими и очень плохими дорогами машины выдержали с честью — всего один помятый диск (отрихтовали на месте), а вот двоих седоков, трудившихся за рулем бессменно, за 14 часов тряски укачало здорово. Свое дело сделали довольно жесткая подвеска «Оки» и высокая шумо- и вибронагруженность. В общем, спали ночью как убитые.

День третий — тест на «убаюкивание». С утра до вечера — только хорошие дороги, большие скорости и монотонный визг двухцилиндрового моторчика. Слева — мелькают встречные, справа — проплывают попутные.

На обгонах машина особо не блещет, но с тихоходами справляется. Любимый прием «Оки» в этих случаях — интенсивный разгон на III передаче с 60 до 90 км/ч. В крайнем случае можно до 100, но мотор уже жалко. Обгон на IV передаче предполагает довольно продолжительный разгон по своей полосе в хвост обгоняемому или выполнение маневра «с ходу».

Две «оки» с московскими номерами неожиданно часто вызывали интерес сотрудников ГИБДД. В родных же краях эти машины будто не замечают. Однажды нас проверили на угон... и выяснили, что у камазовской машины не тот двигатель! В наших документах значится VAZ 11113, в милицейском компьютере — VAZ 2111.

— Ошибка, — сообразил инспектор и отпустил, пожелав счастливого пути.

Во второй половине дня дороги стали более извилистыми, и скорость немного снизили. Появились первые признаки укачивания. Причины те же: шум и вибрации в «Оке» выше, чем в других отечественных автомобилях, поэтому и комфортная скорость поменьше — в пределах «сотни» (да простят нас сотрудники ГИБДД).

— Остался последний рывок — меньше 400 км, и мы в Нижнем.

— Ну да, а потом самый последний — до Москвы.

— Это не в счет.

В общем-то, верно. Основные испытания позади и лишние 800 км нормальных дорог сформировавшегося представления об «Оке» дальнего следования" не изменят. Конечно, "девятке" или "десятке" наши малышки на трассе уступят. А вот с "Жигулями" — потягаемся. В пользу "классики" пойдут более резвый двигатель, более плавный ход и меньшие вибрации. Чем ответит "Ока"? Во-первых, лучшей посадкой. Ноги в грудь, как в "Жигулях", не упираются, и, выходя из машины, не возникает желания разминать колени. Еще? Передний привод "Оки" в сочетании с рулевой рейкой не заставляют вас ежесекундно подруливать. Наконец, вспомним о расходе топлива. Малыши на два-три литра экономичнее, и при меньшем объеме бака уезжают на одной заправке на 50–100 км дальше "Жигулей".

Мы ничего не сказали о вместимости? Это на десерт. Наберемся смелости утверждать, что «Ока» с двумя пассажирами возьмет на борт немногим меньший груз, чем «Жигули» с тремя членами экипажа. Со сложенными задними сиденьями ее багажное отделение окажется заметно больше, чем багажник у «классики». Проиграет же малютка по вместимости только тогда, когда «жигулист», помимо багажника, доверху наполнит свои задние сиденья и возьмется балластировать крышу. Впрочем, последнее и на «Оке» возможно.

Нижний Новгород нас встретил приветливо — жаркой погодой и охлажденными напитками. Где остановиться — вопрос не стоял, очевидно, в гостинице «Ока». Машины, почувствовав скорое расставание с полюбившейся рекой, немного погрустнели. К месту прощания ехали не спеша и немного задумчиво, казалось, вот-вот пустят слезу.

Здесь, у стен нижегородского кремля, наша экспедиция завершилась. Две «табуретки» сдали первый серьезный экзамен. А сколько еще предстоит...

Это место машины признали за исток Оки.

Сотни километров по ямкам, колдобинам и промоинам всех форм и размеров.

На безрыбье и рак — рыба. Но этот паром в Муроме, сделанный из бульдозера, озадачил даже местных жителей — говорили, что видят впервые. Неуправляемое чудо техники плавало недолго и на наших глазах село на мель у берега.

Вот и все, что было. Слева от машин из-за стены нижегородского кремля видна Ока. Справа — широкое русло Волги, в которое наша река впадает.

Фото Александра БУДКИНА

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии