Оркестр, созданный солистом

ОРКЕСТР, СОЗДАННЫЙ СОЛИСТОМ

]

СПОРТ И ОТДЫХ

Формула 1 

ОРКЕСТР, СОЗДАННЫЙ СОЛИСТОМ

За что платят Михаэлю Шумахеру?

Александр МЕЛЬНИК

Добрые люди, как известно, есть везде. Вот и в окружении Джованни Аньелли кто-то подсказал президенту ФИАТа, что есть в его огромной автомобильной империи человек, не вполне обоснованно получающий огромные деньги. Это небезызвестный Шумахер — автогонщик, пообещавший в ближайшем будущем сделать «Феррари» чемпионом мира формулы 1. Гонорар немец получил гигантский — 50 миллионов долларов, но прошел год, а воз, как говорится, и ныне там.

Аньелли, один из самых могущественных промышленников не только в Италии, но и во всей Европе, решил убедиться в этом собственными глазами. И отправился на Гран-при Италии. А вечером после чашки кофе заметил директору «Феррари»: «Сдается мне, этот Шумахер — прекрасный парень. Так здорово ездить на такой убогой технике, что вы ему подсунули, — настоящий подвиг. Поэтому постарайтесь продлить контракт с ним. И заплатите любую сумму. Столько, сколько он потребует!»

В полувековой истории «Феррари» такого не было никогда. Основатель фирмы Коммендаторе Энцо правил своим гоночным королевством железной рукой, руководствуясь непреложным законом: «Незаменимых нет!» Любой пилот, инженер, механик, менеджер, возомнивший себя умнее или талантливее других, немедленно получал расчет. А заикнуться о прибавке жалованья было все равно, что подать прошение об отставке.

Сколько было талантов, которых изгнали из Маранелло! В начале 50-х уволили двукратного чемпиона мира Альберто Аскари. Спустя десять лет выставили одаренных конструкторов Карло Китти и Джотто Биццарини, замечательного инженера Ромоло Тавони и еще одного чемпиона, Фила Хилла. В 1976-м Ники Лауда, едва не сгорев заживо в одном из «Феррари», во время «дождевого» Гран-при Японии покинул трассу без разрешения Коммендаторе. «Скудерия» мигом забыла два титула, добытые австрийцем за три сезона.

Список длиннейший, и в нем — блестящие английские конструкторы Харви Постлтуэйт и Джон Барнард, выдающиеся пилоты Джоди Шехтер и Клей Регаццони... Причем положение ничуть не изменилось даже со смертью Энцо Феррари в 1988 году. Когда в 90-м на помощь утопающей «конюшне» призвали трехкратного чемпиона мира Алена Проста, идиллия продолжалась не больше года. Француз почему-то не выигрывал, да еще презрительно называл алые «феррари» грузовичками за неуклюжесть. И был уволен даже раньше, чем завершился сезон. Что же изменилось в «Феррари»? Почему Михаэлю Шумахеру дозволено то, что не сходило с рук никому и никогда?

Возрождение знаменитой команды, очутившейся в начале 90-х в самом серьезном за всю ее историю кризисе, началось с приглашения на пост директора Луки ди Монтеземоло. Менеджер команды в середине 70-х, он затем был директором на редкость успешного с коммерческой точки зрения чемпионата мира по футболу 1986 года, проходившего в Италии. Ди Монтеземоло сделал менеджером команды француза Жана Тодта. Сам в прошлом автогонщик, участник чемпионата мира по ралли, Тодт прекрасно понимал роль пилота в создании чемпионского автомобиля и команды-победительницы. Дело оставалось за малым: найти подходящего гонщика. Увы, ни Герхард Бергер, ни Жан Алези с ролью лидера не справились. И знаменитая «Скудерия» погружалась все глубже, пока бал в формуле 1 правили «Мак-Ларен», «Вильямс» и стремительно прорвавшийся в элиту «Бенеттон».

Как раз успехи последнего навели ди Монтеземоло и Тодта на счастливую мысль пригласить Михаэля. С именем немца связывали все успехи «Бенеттона», пребывавшего в роли крепкого середнячка до прихода Шумахера. Михаэлю идея понравилась. Очевидно, выигрывать практически без борьбы, как в 1994 и 1995 годах, ему слегка поднадоело. Возможно, повлияли и слова личного менеджера Вилли Вебера: «Тот, кто станет чемпионом мира за рулем „Феррари“, может спокойно выбросить свой паспорт — его будет знать весь мир». К тому же — об этом нельзя забывать, коль речь идет о человеке, «сбежавшем» от больших немецких налогов в Швейцарию, — у Шумахера появлялась прекрасная возможность обеспечить себя до конца своих дней. Вот и запросил он с «Феррари» поистине астрономическую сумму — 48 миллионов на два года.

Не исключено, что в глубине души Михаэль не верил, что требование будет выполнено. Возмущенный непомерностью его аппетитов, «Феррари» покинул один из главных спонсоров, нефтяная компания «Аджип». «Мы не можем платить таких денег», — заявили там. Однако «Шелл» и «Филип Моррис» моментально заткнули брешь, и ди Монтеземоло предложил Михаэлю Шумахеру подписать контракт.

Тут и наступил для обеих сторон момент истины. Так ли в действительности хорош «солнечный мальчик» или своими успехами немец обязан прежде всего быстрой и надежной машине? И есть ли у «конюшни» из Маранелло нечто большее, чем полувековые традиции, неограниченный бюджет и самая большая и шумная в мире армия болельщиков?

Ответы на эти вопросы появились в самом начале сезона-96. «Как можно ездить на такой нервной, плохо управляемой машине?» — недоумевали перешедшие в «Бенеттон» из «Феррари» Бергер и Алези. «Оказывается, у итальянцев очень даже неплохой автомобиль!» — улыбался Шумахер, едва сев за руль «Феррари».

И все же это было скорее психологической атакой (на это, к слову, Михаэль большой мастер), которая с самого начала ставит соперников в положение обороняющихся. Шумми прекрасно понимал, что никакой, пусть наиталантливейший пилот не сможет стать чемпионом на всего лишь «неплохой» машине. Как самый гениальный скрипач никогда не сумеет покорить слушателей, исполняя музыку посредственного композитора на «так себе» инструменте.

Михаэль знал нужных ему людей — и «композитора», и «скрипичных дел мастера». Поэтому непременным условием своего перехода в «Феррари» поставил приглашение на должности технического директора и главного конструктора Росса Брауна и Рори Берна. Четыре года они проработали вместе в «Бенеттоне». Именно Браун придумал, а Берн построил «формулу», на которой в 94-м Михаэль объехал самого Сенну. А ведь «Бенеттон» располагал тогда весьма заурядным мотором «Косворт» против великолепного «Рено» на «Вильямсе» бразильца.

На покорение чемпионской вершины новый лидер «Феррари» отвел три года. «Первый сезон станет для нас учебным, — говорил он тогда. — В следующем мы уже будем способны выигрывать отдельные этапы. И наконец, на третий сразимся за высший титул». Тут, правда, Михаэль несколько недооценил способности еще одной ярчайшей личности современной формулы 1 — английского конструктора Эдриана Ньюи. «Гений аэродинамики», как называют его порой, создал автомобили, выигравшие шесть из последних восьми чемпионатов мира. В 1996 и 1997 гг. его «вильямсы» были заметно сильнее «феррари». Затем Ньюи перешел в «Мак-Ларен», и Михаэлю приходилось сражаться с новым противником. В середине же прошлого сезона, когда после неустанных поисков, проб и ошибок Брауну и Берну удалось построить автомобиль, почти не уступавший детищу Ньюи, в аварии в Сильверстоуне Шумахер сломал ногу.

Нужно было видеть лица руководителей «Скудерии», ее механиков и гонщиков на Гран-при Италии-99! Не было Михаэля и — ничего не получалось! «Феррари», доселе прыткая и послушная, превратилась в настоящую корову на льду, проигрывая не только «мак-ларенам», но и «джорданам», «вильямсам», «бенеттонам». «Не понимаю, — разводил руками сбитый с толку Эдди Ирвайн. — Кажется, мы делаем все как обычно, но настроить машину все равно не удается». На автомобиле ирландца поменяли амортизаторы, тормоза, антикрылья, даже рычаги подвески — в тщетной попытке найти более удачное распределение веса по осям. Не помогло.

Вернулся Михаэль и на оставшихся двух гонках буквально спас положение. А такого мощного старта «Скудерии», как в сезоне-2000, и не припомнишь! И пусть в первых трех гонках «Мак-Ларен» все же был побыстрее — подводила надежность, но затем «итальянки» сначала сравнялись в темпе с главными своими соперниками, а потом вырвались вперед.

Особенно заметно это было в Монако и Канаде. На узких улочках средиземноморского княжества, самой медленной трассе чемпионата, шансов для преследователей Михаэль попросту не оставил. Лишь трещина на месте сварного шва в выхлопной трубе (отработавшие газы врывались внутрь корпуса машины и так раскалили верхний углепластиковый рычаг задней подвески, что он лопнул) лишила двукратного чемпиона мира десяти зачетных очков. А через две недели очередную победу, свою 40-ю в формуле 1, немец одержал на одной из самых скоростных трасс мирового первенства. Значит, впервые за последние годы у «Феррари» появилась машина, одинаково хорошо чувствующая себя на самых разных по характеру автодромах. Вот теперь оркестр вполне соответствует своему солисту, вложившему немало труда в его создание, тем самым полностью отработав все авансы. Можно слушать музыку.

Михаэль Шумахер в компании главных «мозгов» «Феррари» — Росса Брауна (справа) и «консультанта по общим вопросам» Ники Лауды.

«Бенеттон» после ухода Михаэля угодил в кризис, и до сих пор его пилоты неизменно едут позади «Феррари».

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии