Пыльное солнце пустыни

ПЫЛЬНОЕ СОЛНЦЕ ПУСТЫНИ

]

ОПЫТ ЭКСПЛУАТАЦИИ

Русский проект

ПЫЛЬНОЕ СОЛНЦЕ ПУСТЫНИ

Второй дальний маршрут (о первом см. ЗР, 1999, № 10) трех отечественных автомобилей пролегал на юг — в дельту Волги, в жаркие прикаспийские пески.

...Ехать решили не спеша, километров по 600 в день. Останавливаться, где понравится. Словом, путешествие рядового автотуриста — заядлого рыбака.

Аркадий КОЗЛОВ

Заметки бортмеханика

Старт задерживала «Орбита». Ее сдали на гарантийный ремонт (СТО «Ижмашсервис», что в Москве, на Федоскинской) вместе со списком дефектов на трех машинописных листах. Высокая комиссия в составе зам. директора завода по качеству, главного конструктора и других официальных лиц авторитетно заявила, что собрана она... не на «Ижмаше». Точнее, начали собирать на заводском конвейере, но сразу после окраски кузова автомобиль чудесным образом оказался на фирме «Санда». Там-то «Орбиту» и смастерили. А потому, мол, все претензии — фирме-продавцу. У нее, как водится, на этот случай припасена справка о недееспособности, а умалишенные у нас под охраной государства и ответственности не несут...

К счастью, на лиловой печати в ПТС читалось «Ижмаш». Покряхтев, заводчане признали дитя своим и, пообещав все уладить, забрали машину в ремонт.

Первый месяц ушел на переговоры со СТО и заводом. Предназначенный нам кузов все плыл по конвейеру под неусыпным контролем ОТК. А время не ждало, даже раскаленные астраханские пески могут покрыться снегом. И смысл испытаний пропадет.

Пришлось забрать «Орбиту» со станции и самим засучить рукава. Главная неисправность была в редукторе заднего моста. Выкрошились зубья сателлитов и полуосевых шестерен — уже второй комплект! Выбор запчастей на рынке — отдельная история, мы о ней еще расскажем. К счастью (и вопреки уверениям продавцов), подходят шестерни от «412-го» «Москвича». Но только те, у которых 20 шлицов и 16 зубьев (а встречаются разные!). Как мы их искали! По всему необъятному Южнопортовому рынку столицы. И с напильником в руках, ибо если нужная шестерня не ржавая, то непременно сырая. Отобрали наилучшие, на всякий случай — три комплекта: один на машину, остальные в запас. Как оказалось, не зря. Железо нынче «слабое», а шестерни, похоже, и вовсе расходный материал...

Ночевать на берегу Волги — что может быть чудеснее! Если б не ночные гудки пароходов да полчища комаров. К первым можно привыкнуть, ко вторым — никогда. Лучше всего сжечь в машине спиральку «Фумитокса». Можно, опустив стекла, прокатиться с ветерком — всех насекомых сдует. Кстати, самое чистое стекло от летучих-кусачих — у «Орбиты», самое грязное — у «шестерки». В чем виновен малый наклон стекла и форма капота.

Спать удобнее всего в «Святогоре». Если разложить заднее сиденье, в салоне во весь рост умещается двое взрослых. В «Орбите» — сняв подголовники и откинув спинки, тоже неплохо. В «шестерке» кочковатое спальное место — на «троечку».

Новониколаевск. На посту ДПС последнюю машину каравана остановил молоденький сержант. Стребовал все: техпаспорт, доверенность, «права», разрешение на рацию. А потом — еще документы, ну хоть какие-нибудь (интересно, какие?). Тщательность проверки объяснил напряженной обстановкой и возможностью «проникновения на территорию вверенной области» террористов. В подтверждение возложенной на него ответственной задачи попросил открыть капот. Потом — багажник. Никого! Последний аккорд — сверка номеров. Поскучнев лицом, отпустил... На постах останавливали еще не раз, а в больших городах, кроме того, заставляют регистрироваться. Что ж, время нынче такое, что лучше перебдеть...

Заметки бортмеханика

Через 809 км у «Святогора» вспыхнула контрольная лампа тормозов, а сами они «пропали»: брать стали только со второго качка. Пришлось съезжать на обочину и доставать инструмент. После прокачки все заработало, как надо. И только перед самой Москвой педаль снова стала проваливаться. В рабочем цилиндре левого заднего колеса износились манжеты. Поставили новый — опыт показывает, что замена только манжет вылечивает болезнь ненадолго.

Едем-едем-едем... До самого Волгограда дорога однообразна и монотонна. И если б не огромные фуры, которые приходилось обгонять, — придремать за рулем немудрено... От сна спасались сухарями и болтовней по рации.

В самом городе-герое ехать непросто: черепашья скорость, бесконечные пробки и жара. Температура за 40. Минералка разве что не кипит, за руль впору браться в рукавицах — того и гляди обожжешься до волдырей. Вентилятор охлаждения двигателя жужжит, не останавливаясь. В «Святогоре» оглушительно взорвалась газовая зажигалка, беспечно брошенная на «торпедо». Левая рука у каждого водителя обгорела на солнце — припекает неистово, а окно не закрыть. Остается обмотать ее полотенцем. Рубашка с длинным рукавом пришлась бы как нельзя кстати. И вообще, маршрут следовало бы рассчитать так, чтобы проскочить большие города ранним утром, когда еще прохладно и улицы пусты.

Наконец, и Волгоград, и Волжский позади. Путь лежит вниз, вдоль левого берега Волги. Дорога потеряла ширину, транспорта поубавилось и ехать стало легче. Летняя степь скучна и горяча. Лишь редкие населенные пункты вносят хоть какое-то разнообразие. Белое пыльное солнце. Выжженная трава. Только колючки да телеграфные столбы (последних — больше).

В Астраханской области полным-полно мотоциклов. Латаных-перелатанных, неопределенного цвета и возраста, вплоть до трофейных, с колясками и без. Все мотоциклисты — без шлемов. Видимо, кость крепка... Среди отчаянных наездников поровну трезвых и уже отдохнувших. Надо быть осторожными — действия их зачастую непредсказуемы, а манера езды, как у тореадора — уворачиваться в последний момент.

Заметки бортмеханика

«Орбита» раскапризничалась... Она не знала еще, что такое настоящая жара, когда на скорости 70 на пятой передаче не выключается вентилятор двигателя. Бампер перекрывает большую часть радиатора. Набегающего воздуха не хватает... Пришлось снять брызговик двигателя — помогло.

Капустин Яр. Старый, но изумительно сохранившийся ГАЗ-51 соседствует с новеньким «Фольксвагеном». Множество велосипедов — всяких. На них и дети, и взрослые, и сухопарые старики, и дородные тети. Рынок: арбузы, вишня, слива, абрикосы, семечки — совсем недорого. Как тут удержишься? Меру бы только знать — туалетов-то в степи нет. И придется бежать за горизонт, где вспоминаешь, что туалетная бумага осталась на заднем сиденье. А верблюжья колючка — не бархатистый лопух... Впрочем, от фруктов все равно трудно отказаться. Но их обязательно нужно мыть! Воду просто необходимо возить с собой. Конечно, можно умыться из реки и даже ополоснуть в ней посуду. Но каковы могут быть последствия? Так что чистую питьевую, из расчета три литра на человека в сутки, везем с собой. И еще — аварийный запас литров 10. На случай, если радиатор закипит.

Готовили ночью быструю лапшу. В темноте. Единственный фонарик отдали страждущему на дороге — ключи искать (фарами долго не посветишь). Один из нас впервые в жизни пробовал «китайскую кухню». Высыпал все из пакета в кружку, залил кипятком... Потом долго-долго жевал, да так и выплюнул. Оказалось — пакетик со специями! Резюме: без фонарика — не жизнь! Даже инструкцию не прочесть, что куда сыпать.

Из Ахтубинска решили дать крюк: грешно миновать мертвое озеро Баскунчак. Искупались в соленой воде, исцарапав ноги белыми кристаллами. Но удовольствия — море. И удивления: в странно-тугом рассоле можно сидеть, стоять, лежать — а вот нырять не получится. Пробкой выстреливает на поверхность! Только потом просто необходимо окунуться в пресное озерцо неподалеку, чтоб смыть с себя корку соли.

Заметки бортмеханика

Настроение напрочь испортила «Орбита» — выкрошился очередной комплект шестерен дифференциала. Тут-то и пригодился наш запас. Потому как не найдешь на «Орбиту» запчасти в провинции.

До Астрахани добрались без особых происшествий. Там нас, как водится, пересчитали и зарегистрировали — раз шесть! Город совсем небольшой, но какой-то путаный. Улочки, в основном, кривые. Широкий проспект вдруг чахнет и перетекает в непроезжий проулок. Движение сплошь — одностороннее... И — знаки! По здешнему обычаю, часть их игнорируют, а другую, наоборот, свято блюдут. Разобраться в них нелегко, а потому лучше ехать за местным попутчиком. Иномарок тут на дорогах негусто, в основном — «запорожцы». Здесь особо почитаема «Волга» — неудивительно...

Горячая Астрахань... Фрукты — в полном летнем ассортименте. Рыба — соленая, вяленая, копченая, балыки. Но цены... акулы! Сами астраханцы добывают все подешевле, у знакомых-браконьеров. Основные покупатели — приезжие — за удовольствие платят втридорога...

К морю пробиться не удалось: исколесив десятки дорог, так и не нашли нужной. Жара. Пот. Песок. И пыль — везде: за шиворотом, в волосах, в ноздрях, на зубах, в воде, на бутербродах и в фотоаппаратах... И, конечно, в карбюраторах! Пришлось и буксовать, и толкать, и откапывать застрявшие машины...

Заметки бортмеханика

Лучше всех бежал по барханам «Святогор», что неудивительно — 14-дюймовые колеса и передний привод. «Орбита» похуже, но, в общем, тоже приемлемо. А вот «шестерка» подкачала — зарывается в песок!

В обратный путь двинулись по другому берегу Волги. Дорога не хуже, чем через Ахтубинск, и бензин есть. Но... снова тащимся через непомерно длинный Волгоград. Дорога проходит через этакий аппендикс, принадлежащий Калмыкии, с селением Цаган Аман. В прошлом году, говорят, за проезд 10-километрового участка степные братья новоявленного покровителя шахмат делали «ход конем» — сдирали по 50 рублей с машины. Очевидно, именно этот участок портил воздух во всей республике. Поста, однако, не оказалось, только сиротливо поднятые шлагбаумы. Деньги брать перестали — совесть проснулась?

Заметки бортмеханика

Закашлял, а потом и вовсе заглох «Святогор» — засорился карбюратор. Последствия пыльных дорог... Прочистили, поехали — но недолго. Теперь встала «Орбита». На дне поплавковой камеры толстым ковром лежала ржавая пыль. Забило жиклеры. Ржавый бак исправно поставляет грязь в систему питания. Топливный фильтр забивается за полторы тысячи километров. Одна только «шестерка» так ни разу и не чихнула всю дорогу до самой Москвы.

А теперь — впечатления после пробега.

«Орбита». Все надежды на предстоящий ремонт. Под кривую от рождения крышку воздухофильтра проникает песок. Карбюратор вечно засорен, а весь абразив неминуемо попадает в двигатель. К концу маршрута стало забрасывать маслом свечу 1-го цилиндра. Компрессия в нем упала на 2 кгс/см2. Прогноз — износились кольца.

Порастерялись декоративные накладки, крепеж едва держится. Цепляется низко расположенным глушителем за неровности там, где спокойно прошли «Святогор» и «шестерка».

Однако «Орбита» легка в управлении. И кресла — уж очень хороши! Удобные, в них совсем не устаешь. За постоянное внимание, которого требует к себе изделие «Ижмаша», присуждаем ему «бронзу».

«Святогор». Недобросовестная сборка съедает все преимущества. В самом пробеге он не доставил особых хлопот, но это результат тщательной подготовки в техцентре ЗР, а не заслуга завода. Уже застучали стойки подвески. «Серебро».

«Шестерка» все еще беспроблемный автомобиль. Почти. И, пожалуй, самый приспособленный для длительных поездок, несмотря на неудобство посадки и тяжелый руль. Считая, что все же лучше плохо ехать, чем гордо стоять, присуждаем ВАЗу «золото».

На одометре «Орбиты» сейчас 33 388, «шестерки» — 38 869, «Святогора» — 36 052 км. Отрочество закончилось, наступила пора зрелости. Что-то дальше будет... Ведь впереди высоченные горы Тянь-Шаня и север Средне-Русской равнины.

P. S. Спустя три месяца с момента обращения на «Ижмаш-авто» дело, наконец, сдвинулось с мертвой точки. «Орбиту» ждут в ремонт на СТО «Ижмашсервис». Так что в следующий пробег «Орбита» пойдет заново рожденной. Надеемся.

Ремонта в дороге попросили «Святогор» и «Орбита».

Астраханский кремль.

У озера Баскунчак.

Ехали и по проселочным дорогам,

Умывальников начальник.

...и без дорог,

...и даже так.

Жди меня, и я вернусь.

Уж этот кабриолет не застрянет!

Купили карту. Ну и что?

Чтобы пыль не проникала в салон «Орбиты», вентиляционные отверстия в дверях заклеили изолентой.

Фото Аркадия КОЗЛОВА

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии