Возлюби ближнего

ВОЗЛЮБИ БЛИЖНЕГО

ЭКСПЕРИМЕНТ ЗР 

ВОЗЛЮБИ БЛИЖНЕГО

Наш корреспондент на два часа сменил профессию и отработал инспектором ГАИ на столичном перекрестке

Дмитрий ЖЕРНОВ

Фото Валерия Утца

У наших автомобилистов всех поколений к ГАИ и ее работникам отношение вполне определенное — они существуют, чтобы мешать нам, наказывать, обирать. Ходят по дороге, свистят, машут полосатыми палками, норовят отнять документы... Мы их не любим. Ну а каково им?

РОЖДЕНИЕ ИДЕИ

А что если попробовать на денек стать обычным инспектором, так сказать, в прямом и переносном смысле влезть «в его шкуру»? Что нужно? Костюмчик, жезл, бляха, свисток и выражение лица. С последним придется поработать: по своим внешним данным я гожусь разве что в Главке заседать.

Когда в Управлении ГАИ узнали о такой идее, пришли в ужас: «Ты представляешь, что это за работа?! Задавят, а нам отвечай?» Потом успокоились, подумали и решили: «Ладно, может, поумнеет». Подобрали форму сержанта. Надел. Получилось нечто среднее между Филиппком и ушастой Каштанкой. Пришлось «утяжелить» положение погонами офицерского состава. Так я стал старшим лейтенантом. Для подстраховки «выдали» патрульный «Форд» и двух могучих инспекторов. На том и порешили. Пришел с работы, распугал домочадцев жестами регулировщика, почитал на ночь Правила, засунул под подушку жезл и заснул. Беспокойным сном работника правоохранительных органов.

ПОКОЙ НАМ ТОЛЬКО СНИТСЯ

Утро. Перекресток. Занимаю позицию у тротуара. Осматриваюсь. Светофоры работают, разметка — выше похвал, интенсивность движения прогрессирует на глазах: приближается час пик, народ спешит на работу. Мои телохранители (лейтенант и сержант) сидят в «Форде», выжидают. Ладно, «разомнемся» проверкой документов: надо же входить в роль!

Пока прохаживался вдоль тротуара, водители не обращали на меня внимания. Но только вдохнул, чтобы свистнуть, вижу настороженные, почти обреченные взгляды. Вот «пятерка». Все согласно «процедурным нормам»: свисток (да что ж вы так боитесь — полпотока сбросило скорость), жезлом указываю водителю на место рядом с собой. Подхожу. Водитель выскакивает из машины, на ходу доставая документы и вымучивая улыбку. Здороваюсь, представляюсь (старший лейтенант Жернов — звучит!). Больше ничего сказать не успеваю. Водитель тычет документы: «Товарищ инспектор, не виноват, извините, спешу, вон жена опаздывает». «Да погодите вы, — одергиваю лебезящего болтуна, — я вас ни в чем не обвиняю!» Бегло просматриваю документы, возвращаю их и желаю счастливого пути. «Все?» — недоуменно спрашивает водитель. Я отворачиваюсь и иду обратно. Если все будут так заискивать, можно потерять веру в человечество. Интересно, как он ведет себя на дороге? Подрезает «слабых» почем зря? Однако спасибо ему: как ни крути, а чувство старлейской значимости и уверенность он мне подарил.

Расправляю плечи и «торможу» VAZ 2109. Не скрою, «градус» повышал постепенно. Не то чтобы страшно, но махать палкой «мерседесам» пока желания не было. «Девятка», включив «поворотник», послушно останавливается у тротуара. Водитель не выходит, опускает стекло. Молодец, думаю, бежать сломя голову к инспектору не нужно. Подхожу, здороваюсь, представляюсь и беру документы. Водитель — молчит. Не торопясь, листаю «права», доверенность, свидетельство о регистрации... Все в порядке. И тут в голове стайка мыслей: а не сверить ли номера кузова и двигателя, попялиться на фонарь заднего хода, подергать «ручник», понюхать СО, пощупать протектор? А может быть, отправить на алкогольную экспертизу с последующим задержанием в качестве подозреваемого? Наши законы и правила позволяют все. Нет, неужто проверять тот же «ручник» эмпирическим путем? Ведь ГОСТ требует как минимум уклона 23%! А все эти подсчеты «щелчков», толкание машины, ковыряние жезлом в колесах для «измерения» люфтов, как известно, для других целей, лично мне противных. Отдаю документы: «Счастливого пути!» «Спасибо», — отвечает водитель. Молодец, так и надо: корректно, вежливо и с достоинством.

Тем временем поток транспорта нарастает. Тесно становится на столичной магистрали. Слышатся сигналы нетерпеливых, визг тормозов. Прямо на меня, на «красный„(!) пролетает перекресток „Москвич“. Так, стоять! А сам думаю: не остановится, пронесется дальше, плюнет в душу. Нет, увидел, затормозил в ста метрах от меня. Вот теперь не спеша. Иди ко мне, „родной“. Подходит: „Ты (!) что, командир? Я же на „желтый“!“ Кровь закипает в моих жилах. „На поздний „желтый“?“ — интересуюсь. „Ну да!“ — отвечает. „Когда уже оранжевый был?“ „Я на „желтый“, а скорость не докажешь!“ — наглеет водила. Из „Форда“ вылезают мои ассистенты: „Пререкаетесь с офицером? Права!!!“ Водитель, продолжая твердить о „желтом“, достает документы. Я вспоминаю, кто здесь „старший“, беру их и передаю лейтенанту: „В машину и составить протокол!“

Эх, жаль, нет приборов, фиксирующих нарушения. Без них все споры и прения — трата времени. Пока печалился, молодцы быстро «оформили» нарушение, отпустили нарушителя и позвали меня: «Ну как? Почувствовал? Этот... твой, предлагал 50 тысяч. Мы говорим: иди старшему предложи. Нет, отвечает, на всех не хватит...» Орлы, благодарю за службу.

ЧЕЛОВЕК ЧЕЛОВЕКУ ВОЛК,

ТОВАРИЩ И БРАТ

Порядком заведенный, выхожу (один я) на дорогу. Вот он, час пик. Что ж творится! Да тут каждого второго нужно штрафовать. «Букет» типичных нарушений: правил обгона, перестроения, подачи звукового сигнала, пересечение сплошной линии разметки, превышение скорости, поворот из второго ряда и пренебрежение приоритетом. Уже в порядке вещей остановка на запрещающий сигнал за «стоп-линией». Но самое «популярное» — попытки давить людей на пешеходном переходе и непристегнутый ремень безопасности. Вот за первое и останавливаю черный «Блейзер». (Эх, жаль, нечем померить светопропускание стекол — от бортов не отличишь!) Вседорожник нехотя останавливается посреди полосы. Как можно злее дую в свисток и показываю жезлом место остановки у тротуара. «Блейзер» дожидается, пока сзади не начнут гудеть, потом медленно причаливает ко мне. С легким жужжанием опускается стекло. Тупой, равнодушный взгляд (естественно, непристегнутого) мордоворота в галстуке. Спокойно представляюсь и объясняю нарушение. В ответ сквозь зубы: «Да пошел ты!» Это — красиво. «Документы, товарищ водитель», — проглатываю оскорбление. Пассажир протягивает мне какую-то карточку. Не глядя, забираю и иду в патрульный «Форд». «Это спецталон, милый, — объясняет сержант. — Податель сего волен творить на дороге, что вздумается. Ты на номера хоть посмотрел? Сплошные „О“ да нули. Угораздило тебя поймать машинку из депутатской конюшни. Сиди уж, сам отнесу талон обратно». Да... Впрочем, что-либо подобное я ожидал. Власть имущие не очень церемонятся с ГАИ. Но я мальчик упрямый. Не успокоюсь, пока не получу сатисфакцию от «Мерседеса-600».

Ну, где ты? Что ж, пойду пока «побалуюсь» иногородними. Подряд останавливаю две машины. Первая — «Таврия» с владимирскими номерами, вторая — " Volvo 850" из славного Краснодара. Водителям вменялся в вину непристегнутый ремень. Как сговорились: каждый выходил из машины, извинялся и спокойно выслушивал мои "ая-яй". Оба получили от меня поощрение в виде предупреждения и, не веря своему счастью, рассыпаясь в благодарностях, уехали.

«Шестисотый»! (Ой, держите меня!) Оружие к бою (за спиной слышу хлопанье дверей «Форда»)! Остановился! Та-ак, «щас» тебе досмотр учиню. Нет! Это не по правилам! Зачем выходить из машины? Почему достаешь документы? Ты еще и здороваешься?! Я так не играю. А нахамить? А фуражку натянуть на нос? А жвачку налепить на лоб? Какой же ты «Мерседес»? Из банка везешь управляющего? Тогда так: «Мне сообщили, что за три перекрестка отсюда вы нарушили правила обгона!» «Что ж, виноват, — вздыхает молодой водитель, — наказывайте». Чувствую, мое лицо сливается с околышем фуражки: «Счастливой дороги и, пожалуйста, будьте аккуратны!»

Вот интересно! По наглости «крутые» иномарки делятся на две категории: или подонки, или берегущие себя (пассажиров, автомобиль) вполне культурные водители. По степени хамства второе место занимают «волги» (служебные и личные).

КАЖДЫЙ ВПРАВЕ РАССЧИТЫВАТЬ, ЧТО И ДРУГИЕ ПЛЕВАЛИ НА ПДД

Похлопывая жезлом по бокам, прохаживаюсь вдоль тротуара. Через несколько минут останавливаю возмутительно грязную «шестерку» с тремя лицами кавказской наружности. Не успел рта раскрыть, как на меня обрушился поток оправданий вперемежку с недвусмысленными угрозами: «Дорогой, у нас такая „крыша“!» Неожиданно водитель (хочется сказать отработанным движением) запихивает в мой карман стотысячную купюру. Резко отбиваю его руку и наступаю ногой на упавшую денежку. «Вы что себе позволяете! Водитель — документы, пассажиры в машину!» — я уже кричу. Озвереешь тут, когда тебя считают продажной тварью.

Пульс зашкаливает, время пить валерьянку. Да что ж это такое! Очередной «Шумахер» на потрепанной «Тойоте», не глядя в зеркало, «скачком» пересекает три (!) полосы. Визг тормозов, рев клаксонов... Еще чуть-чуть и «аварийная обстановка». Понятно, что на мои жесты «японка» не среагирует. Уйдет! Я со свистом бросаюсь во второй ряд и жезлом луплю по капоту. Машина резко тормозит. Подскакиваю к водителю, рывком открываю дверь и хватаю водителя за плечо. Голова как в тумане, ничего лучше не нашел: «Вы арестованы!» «Успокойся, — шепчет на ухо невесть откуда взявшийся сержант, — сейчас с ним разберемся». Я отпускаю водителя. Машины вокруг остановились. Нервно машу жезлом: «Проезжайте!» Сержант «под локоток» уводит гонщика в «Форд», а лейтенант садится за руль «Тойоты».

Собачья работа! А ведь всего пара часов прошла. Рот забит какой-то смесью масла и песка (обычная атмосфера московских улиц). Подходит лейтенант: «Хватит с тебя. С непривычки „крыша“ съедет. Равнодушней надо быть. Если он сам себя хочет убить, ты не спасешь». Да, на каждого самоубийцу инспектора ГАИ не поставишь. Усиливать репрессии? Пока сами не поймут, жизнь не полюбят, другого уважать не станут, ездить, в конце концов, не научатся — хоть расстрельные статьи вводи в Кодекс — большого прока не будет.

А ведь плохо получается. Если вспомнить, что ГАИ сегодня обязана выполнять немереное число «задач», со всех сторон обложена приказами, инструкциями, распоряжениями и телефонограммами, да к тому же имеет негибкую, допотопную структуру. Стоит ли удивляться нашим порядкам на дорогах? О каком авторитете Госавтоинспекции может идти речь? Чтобы хоть как-то удержать в руках ситуацию, начальство выдумывает нелепые сверхсекретные планы типа: за смену «отловить» 12 нарушителей, «найти» угнанную машину, «задержать» одного преступника. Кто такое выдержит? Остается одно: выводить нарушителей ПДД на дорогу и, в зависимости от «степени содеянного», вручать жезл и «план». Трудись, пока не выполнишь «повышенные обязательства». А ведь где-то было: возлюби ближнего...

Редакция благодарит

ГАИ ГУВД Москвы за помощь в подготовке материала.

«Вон там вы пересекли сплошную линию разметки». — «А я не видела!»

Номер совпадает или протереть?

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые