Фильтр противогаза не заменит

ФИЛЬТР ПРОТИВОГАЗА НЕ ЗАМЕНИТ

]

ИСПЫТАНИЯ

ТЕСТ

ФИЛЬТР ПРОТИВОГАЗА НЕ ЗАМЕНИТ

Затронув в ЗР № 5 этого года экологическую тему, мы обещали к ней вернуться.

В частности, проверить, насколько эффективны фильтры, установленные

в системах вентиляции импортных автомобилей. Любопытно все-таки, насколько легче дышится в салоне дорогой иномарки, едущей по одним и тем же улицам

с нашими «Жигулями».

Александр БУДКИН, Зинаида БУЛЫЧЕВА. Фото Александра Полунина

МОЖНО ЛИ 

«ОТФИЛЬТРОВАТЬ» ПРЕСЛОВУТЫЙ СО?

Полигоном для наших испытаний, как и в прошлый раз, стало Садовое кольцо столицы, где более чем полно отражено экологическое состояние центра города. В сравнительном тесте приняли участие VAZ 2105 выпуска 1996 года и БМВ-325i выпуска 1993 года со встроенным фильтром. Для пущей убедительности замеры повторили дважды: 16 и 31 июля, а в части экспериментов задействовали еще один «фильтроноситель» — «Хонду-Сивик» выпуска 1998 года. С измерительной аппаратурой тоже помудрили: наряду с обычными газоанализаторами решили производить отбор проб воздуха в специальные колбы, которые затем отправили на хроматографию. И вот после недолгих сборов наш небольшой кортеж отправился бороздить центр Москвы.

Интереснее всего было проверить, что дает использование внешнего забора воздуха через фильтр при закрытых окнах. Анализ предварительных результатов показал, что принципиальных отличий по основным токсичным компонентам между «Жигулями» и иномарками нет. Выявленная небольшая разница легко объяснима: в машине с кондиционером при закрытых окнах концентрация вредных веществ близка к среднему значению для атмосферы, в то время как в «Жигулях», где окна летом всегда открыты, концентрация всякой гадости в салоне подскакивает вверх при каждом проезде мимо чужой выхлопной трубы. Однако разница между двух- и трехкратным превышением предельно допустимых норм (ПДК) вряд ли может считаться серьезной победой «заграницы».

Несколько иначе обстоит дело с использованием внутренней рециркуляции воздуха в салоне, что предусмотрено на многих автомобилях. После включения этого режима концентрация токсинов монотонно растет, пока не достигнет все того же среднего «забортного» значения. В зависимости от герметичности машины этот процесс может длиться до получаса. Панацея? Конечно, нет. Выходит, что все эти фильтры и рециркуляции — всего лишь дань моде? Ответ на этот вопрос отчасти был получен по завершении хроматографического анализа взятых в салоне проб воздуха.

Одно из достоинств метода хроматографии состоит в том, что исследователь получает возможность увидеть весь спектр вредных веществ. На графиках, похожих на медицинскую кардиограмму, по оси абсцисс откладывается величина, связанная с молекулярным весом исследуемого вещества, а по оси ординат — его относительная концентрация. Таким образом, каждый пик на хроматограмме показывает концентрацию некоторого вредного компонента. Всего таких пиков может быть около сотни — много больше, чем число нормируемых по ПДК компонентов. Использование этого сложного и трудоемкого метода принесло свои плоды: удалось обнаружить, что угольный фильтр может защитить владельцев иномарок от канцерогенных веществ. В большинстве своем канцерогены — это очень сложные углеводороды с большим молекулярным весом, которые не могут находиться в воздухе в виде газа или «летающих частичек». Зато они с удовольствием оседают (адсорбируются) на небольших частицах сажи, которые мы с вами воспринимаем как темный дым. Так вот, фильтр в состоянии задержать относительно крупные частицы сажи, поэтому при полностью закрытых окнах и заборе воздуха через фильтр в салон иномарки попадает гораздо меньшее количество канцерогенных веществ, чем через открытые окна «Жигулей».

Внимательное знакомство с таблицами натолкнет читателя на несколько «страшных» цифр. Например, в одном из случаев в «Жигулях» концентрация бенз(а)-пирена — одного из самых сильных канцерогенов — достигла 129 нг/мз, в то время как в БМВ максимальное обнаруженное значение 2,7 нг/мз — меньше в 50 раз. И это не ошибка: в тот «роковой» момент открытые окна «жигуленка» оказались как раз напротив выхлопной трубы сильно дымящего КамАЗа. Вдумайтесь, сколько людей переживают эти «роковые» моменты, пока такой КамАЗ разъезжает по дорогам. И таких КамАЗов, МАЗов и т. п. великое множество. А ведь в большинстве случаев нужно всего лишь отрегулировать топливную аппаратуру дымящего дизеля. Кстати, даже в салоне «благополучной» иномарки концентрация канцерогенных веществ в указанном случае была превышена на порядок(!), ведь норма-то всего 0,15 нг/мз.

Чем руководствуются специалисты при определении ПДК, большинству из нас неведомо. Насколько опасно превышение существующих норм в два или три раза? Попробуем разобраться.

Всем известно о существовании норм токсичности. Строже всего контролируют в выхлопе содержание СО — окиси углерода. Повышенное содержание этого газа в воздухе пагубно воздействует на кровь человека: красные кровяные тельца образуют с этим токсичным компонентом более устойчивое соединение, чем с кислородом. Проще говоря, «впитывая» СО, кровь перестает «впитывать» кислород. А теперь взгляните на таблицу 3. Содержание СО по нормам ПДК в промышленной зоне не должно превышать 20 мг/мз. Если человек находится в такой атмосфере, то это приводит к снижению цветовой и световой чувствительности глаз и точности зрительного восприятия. Концентрация СО в уличных пробках, как показали испытания, составляет 30–40 мг/мз, а максимальное отмеченное значение 79 мг/мз. После двух часов пребывания в такой среде у человека снижается слух и изменяется энцефалограмма. А когда мы взялись проверить концентрацию СО в гараже с открытыми воротами (!) при работающем двигателе стоящего в нем автомобиля, прибор показывал цифры 1600- 1700 мг/мз. Всего 20 минут пребывания в такой «газовой камере» вызывают тошноту и головокружение. А уже с 1800 мг/мз медики предполагают возможность смертельного отравления. При открытых воротах гаража для этого потребуется около полутора часов. А при закрытых воротах и открытой дверце? Извините, этого мы проверять не стали, но известен не один случай гибели людей в собственном гараже.

Здесь мы привели пример только по одному из токсичных веществ, причем не по самому вредному. Другие, в том числе более ядовитые, проконтролировать гораздо сложнее. Становится понятно, почему во всем мире придают фильтрам такое большое значение.

P.S. Как ни печально, решить экологическую проблему каким-либо одним постановлением или указом нельзя. Каталитические нейтрализаторы, ставшие обязательными почти во всем цивилизованном мире, на наши карбюраторные машины устанавливать бессмысленно. И если бы дело было только в машинах... О какой экологии может идти речь, пока в стране рекой льется этилированный бензин? А ведь распутывать этот клубок проблем все равно придется. Если выживем, конечно.

Наша справка

ПОКАЗАННЫЙ НА ФОТО ФИЛЬТР САЛОНА состоит из специальной трехслойной бумаги. Первый слой имеет крупнодисперсное углеволокно и задерживает наиболее крупный «мусор». Второй — мелкодисперсное волокно со статическим электрозарядом — задерживает до 90% частиц размером 0,3 мм. Третий слой — бумажная несущая основа. Встречаются фильтры с угольным наполнением, защищающие дополнительно от озона, смога и всевозможных бактерий.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии