Не зарекаясь от тюрьмы...

НЕ ЗАРЕКАЯСЬ ОТ ТЮРЬМЫ...

]

СПОРТ И ТУРИЗМ

«КЭМЕЛ ТРОФИ»

НЕ ЗАРЕКАЯСЬ ОТ ТЮРЬМЫ...

Впервые захватывающее автомобильное приключение проходило зимой

и по совершенно необычным правилам.

Станислав НЕЧАЮК. Фото Александра Вильфа

Когда летним январским днем 1896 года корабль под названием «Первое мая» причалил к берегу, вряд ли его 14 измученных штормами обитателей огласили окрестности радостными возгласами. Мрачные серые скалы и пронизывающий антарктический ветер никак не располагали к веселью. К тому же здесь, на краю Света, на острове, некогда нареченном Магелланом Огненной Землей, им предстояло строить тюрьму для самих себя.

Кстати, и по сей день она, правда, превращенная в музей, остается главной достопримечательностью самого южного города планеты — Ушуая. Занятно, но именно неподалеку от этого центра перековки аргентинских зеков организаторы «Кэмел Трофи-98» решили устроить финиш увлекательной автомобильной экспедиции. Не иначе как с намеком на испытания, что выпали на долю участников из двадцати команд этого большого приключения.

У нынешнего «Кэмел Трофи» есть девиз: «Жизнь одна. Проживи ее ярко!». Красиво, не правда ли? Однако, на мой взгляд, уместнее были бы слова: «Давай, давай, работай!». Работай руками, ногами, но прежде всего головой...

Большинство предыдущих подобных экспедиций скорее всего можно было бы назвать автопробегом — пусть в тяжелых, порой невыносимых условиях. Но тогда все команды проходили дистанцию в конвое под неусыпными взорами организаторов, не дававших участникам сбиться с маршрута. Ныне все иначе. Каждый экипаж волен был выбирать свой путь от Сантьяго до Огненной Земли. Самостоятельно решать, где и когда останавливаться на ночь, заглянуть ли в придорожное кафе или жевать на ходу опротивевший шоколад, пополнять запасы провизии и, самое главное, по собственному разумению строить стратегию борьбы за победу. Ведь теперь «Кэмел Трофи» стал, по сути, своеобразным видом спорта, если хотите, многоборьем с элементами ралли, ориентирования, гребли, лыж, альпинизма, горного велосипеда. Да еще и проходил впервые зимой! (Да, да в августе — здесь зима.)

В чем же суть этих двадцатидневных состязаний, соперничество в которых развернулось на территории Чили и Аргентины? В день старта все экипажи получили толстенную, на зависть иным писателям, книгу с координатами точек по всему маршруту длиной в 8 тысяч километров. Их-то и предстояло «собрать» по ходу путешествия как можно больше. Но это еще не все. В окрестностях каждого такого контрольного пункта организаторы наметили еще несколько точек с разной, скажем так, ценой в очках. Как добираться до них, решали сами участники. Благо под рукой, точнее, на крыше «Ленд-Ровера Фрилендера», были надувные лодки, лыжи, снегоступы, горный велосипед. И все это в условиях ограниченного времени — от восхода до заката.

За соблюдением правил строго следили организаторы, «пасшие» каждую команду по отдельности на «Дефендере». Этих ребят вполне можно было бы считать своего рода ангелами-хранителями, которые при случае придут к вам на помощь. Да вот только подчас выручать приходилось их самих.

Так случилось, например, с нашим дуэтом петербуржца Игоря Баронаса и москвича Константина Агевнина. Однажды им пришлось возвращаться за камерой журналистки-растеряхи, ехавшей в машине сопровождения, потом вытаскивать застрявший «Дефендер». А это все потерянное время, которого не хватило, чтобы «собрать» пару отнюдь не лишних точек.

Впрочем, сами наши ребята, занявшие в итоге девятое место, не склонны все валить, как говорится, с больной головы на здоровую.

— Очень важно было сразу нащупать правильную стратегию, — рассказывал Константин. — Ведь «собрать» все точки просто невозможно. Надо решать каждый раз: то ли позариться на ту, что посложнее и поценнее, или постараться добраться до тех, что «подешевле», но зато взять их несколько. Увы, поначалу нам не удалось до конца раскусить эту премудрость.

После первого этапа из четырех наши оказались лишь шестнадцатыми. Но потом сумели выйти на седьмое место, удивив многих своей прытью. А на девятое откатились лишь после того, как им пришлось вызволять «Дефендер» организаторов.

Победу же в Ушуая праздновали французы, которые лидировали практически всю дистанцию. Вторыми стали южноафриканцы, третьими — англичане. Впрочем, на заключительном празднике отличить победителей от остальных участников было невозможно. Во всяком случае в тот момент, когда они все вместе старались подбросить повыше своего «мучителя» — директора «Кэмел Трофи» Ника Хорна из Велико-

британии. Порой даже казалось, еще чуть-чуть и он может разделить участь своего соотечественника Сэма Хизлопа, пойманного когда-то в этих местах индейцами и сброшенного со скалы за, скажем так, негуманное отношение к аборигенам.

Игорь Баронас (слева) и Константин Агевнин.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии