Генри лиланд — патриарх детройта

ГЕНРИ ЛИЛАНД — ПАТРИАРХ ДЕТРОЙТА

]

МЫ И АВТОМОБИЛЬ

БЫЛОЕ

ГЕНРИ ЛИЛАНД — ПАТРИАРХ ДЕТРОЙТА

«Никогда я не рвался в автомобилестроение. Хлопотное это дело и нервное, не по мне», — говорил наш герой, когда слава его «кадиллаков» уже гремела по всему миру.

Сергей КАНУННИКОВ. Рисунок Александра Краснова

Позже трудами Лиланда появилась еще одна всемирно известная марка — «Линкольн». Тем не менее в автомобильном мире Лиланд — на самом деле человек почти случайный. Когда в начале ХХ века молодые энергичные люди загорелись самобеглыми колясками, он уже занимал весьма солидное положение, и автомобили ему были, вроде, совсем ни к чему. Да к тому же, многие ли ищут новые пути в шестьдесят?

Лиланд родился 16 февраля 1843 года в Бэртоне (штат Вермонт) в семье механика. Сын, как это часто бывает, пошел по стопам родителя. Его первым местом работы стала трикотажная фабрика. Когда началась война между Севером и Югом, он вступил в армию Линкольна. По молодости в строй его не взяли, а определили в Спрингфельдский арсенал оружейником. Здесь-то Генри впервые столкнулся с точной механикой. И эта встреча во многом определила его дальнейшую судьбу: точность и аккуратность стали девизом его жизни. После войны Лиланд работал на оружейном заводе знаменитого Самуэля Кольта, затем на фабрике «Пратт энд Уитни», а в 70-е годы — в компании «Браун энд Шарп», занимавшейся точным машиностроением. Набравшись опыта и средств, Генри Лиланд открыл свое дело — фирму «Лиланд энд Фолкнер».

Фирма располагалась в Детройте на Тромблей-авеню и выпускала зуборезные станки, механическое оборудование, инструмент. В 90-х годах номенклатуру изделий пополнили силовые установки для паровых трамваев и малых катеров, а позже — и бензиновые моторы.

Каждый, кто видел этого ухоженного высокого джентльмена с седой бородой, мог подумать — вот человек, который всего достиг. Между тем о покое Лиланд вовсе не думал, хотя и нового дела начинать не собирался. Все изменил один-единственный визит. В 1901 году фирму посетил Рэнсом Эли Олдс — энергичный инженер и предприниматель, основатель фирмы «Олдсмобил». Он приехал в «Лиланд энд Фолкнер», чтобы заказать 2000 одноцилиндровых двигателей для своих простых и дешевых машин. Такие моторы ему поставляло предприятие братьев Додж, но Олдс намерен был увеличивать производство и искал новых партнеров. Приехал он, понятное дело, на «Олдсмобиле», и Лиланд со своим первым помощником — сыном Уилфредом получили возможность тут же познакомиться с этим произведением. Мотор показался Лиландам никудышным — все, что могло, гремело, трещало и стучало. «У нас наверняка получится лучше, отец. Так паршиво работать мы просто не умеем», — сказал Уилфред.

Прежде чем заключить договор, Лиланд решил довести штатный двигатель «Олдсмобила» до ума. Мотор стал работать ровнее и тише, да к тому же почти на треть прибавил в мощности. На первом Детройтском автосалоне в ноябре 1901 года двигатели «Додж» и «Лиланд энд Фолкнер» стояли рядом. Оба работали и, к изумлению Лиланда, показывали по тахометру одинаковое число оборотов. Ларчик открывался просто: за стендом к маховику его двигателя был присоединен ленточный тормоз. Кстати, это заметил и показал Лиланду молодой Генри Форд.

После выставки Лиланд продолжал совершенствовать мотор — увеличил диаметр впускных и выпускных клапанов, сечение коллекторов. В результате мощность достигла 10,5 л. с. (моторы «Додж» развивали примерно 6 л. с.). Но тут Олдс отказался от заказа и Лиланду ничего не оставалось, кроме как поставить доработанный мотор на свой «Олдсмобил». На том бы все и закончилось, если б опять не вмешался случай.

В августе 1902-го уважаемого в кругах промышленников Лиланда попросили оценить активы ликвидируемого завода «Генри Форд Ко» (прежнее название — «Детройт Отомобаил Ко»). Будущий великий Форд был главным инженером на этом заводе, но разругался с хозяевами — они не разделяли перспективных идей конструктора — и ушел... Предприятие захирело. Лиланд осмотрел завод — достаточно современный по тем временам — и уговорил руководство компании не закрывать дело и воспользоваться его моторами. Так родилась новая фирма, где Лиланд стал одним из соучредителей. Компанию назвали именем основателя Детройта — француза Кадиллака. Строго говоря, читаться эта фамилия должна как Кадильяк (так раньше и писали в русскоязычных изданиях), но потом устоялось английское произношение. Лиланд стал поставлять на «Кадиллак» не только двигатели, но и трансмиссии, механизмы рулевого управления.

«Кадиллак-А», естественно, был во многом — и прежде всего внешне — похож на тогдашний «Форд-А» (не путайте с «Фордом-А» 1928 года!). Правда, на «фордах» стоял двухцилиндровый мотор и эллиптические рессоры, а у «Кадиллака» — одноцилиндровый и полуэллиптические. В марте 1903-го началось серийное производство — за год построили уже 1895 «кадиллаков». После пожара на заводе в 1904 году Лиланд занял пост директора. Пошел он на это неохотно, но иным способом не удалось бы сохранить дававшее солидные прибыли производство двигателей. Вскоре «Лиланд и Фолкнер» и «Кадиллак» слились в одну компанию.

Производственная программа стала расширяться. Правда, одноцилиндровый двигатель оставался прежним, но модель «Кадиллак-А» уже выпускали в двух- и четырехместных версиях. С 1904-го строили «Кадиллак-В». Мотор по-прежнему располагался под сиденьем, но рама стала прочнее (швеллер вместо уголка), в подвеске появилась поперечная рессора.

Лиланд стал весьма заметной фигурой в американских автомобильных кругах. «Мы называли его патриархом Детройта», — вспоминал позже главный инженер «Крайслера» Фред Зедер. В 1903 году была образована Ассоциация лицензированных автомобильных производителей. У ее истоков вместе со Смитом из «Олдсмобила» и Джойем из «Паккарда» стоял Генри Лиланд. Члены Ассоциации договорились об очень выгодном обмене патентами.

В декабре 1904 года появился первый «Кадиллак» с четырехцилиндровым мотором модели «D». Он развивал 30 л. с. Лиланд видел перспективу в создании более мощных, солидных автомобилей. Но пока машины с «четверками» были слишком дороги — 2080 долларов, в то время как самая дорогая одноцилиндровая модель стоила 950. Конструкция их машин тоже не стояла на месте — в 1906-м появились «кадиллаки» «К» и «М». К слову, сам Лиланд ездил на одноцилиндровом купе с высокой кабиной. За характерную форму машину называли «дедушкин цилиндр», а домашние Генри придумали ей еще одно прозвище — «Оцеола».

Качество и точность изготовления узлов и деталей «кадиллаков» были высочайшими по тем временам. Девиз фирмы гласил: «Мастерство — наше кредо, точность — наш закон». Президент «Дженерал Моторс» Альфред Слоун говорил о Лиланде: «Качество было его Богом». Лиланд ввел на заводе стандартизацию деталей и оружейную точность. Допуски составляли 0,002 дюйма (0,05 мм) — чудо для начала века.

В марте 1908-го в Великобритании был проведен любопытный эксперимент. Из прибывших для продажи «кадиллаков» отобрали три одинаковых, разобрали, детали перемешали, причем некоторые заменили запасными. После этого автомобили собрали и испытали. Все их параметры соответствовали паспортным! Это было неслыханно. Британский Королевский автомобильный клуб выдал фирме диплом и серебряный кубок «За стандартизацию». После этого в рекламе «Кадиллака» появился слоган — Standard оf the Worid — «Всемирный (мировой) уровень».

Вскоре фирмой заинтересовался Вилльям Крапо Дюрант. Этот известный бизнесмен скупал автомобильные компании, создавая мощный концерн. «Кадиллак» с его репутацией и прибылями был лакомым куском. Акционеры запросили 3,5 миллиона долларов — большую по тем временам сумму. Дюрант был вынужден отступить, но не надолго. И хотя цена росла, он все-таки купил фирму за 5,6 миллиона долларов. 29 июля 1909 года «Кадиллак» вошел в корпорацию «Дженерал Моторс». Шестидесятишестилетний Лиланд стал генеральным менеджером «Кадиллака» и вместе в сыном продолжал руководить заводом, сохраняя максимум самостоятельности. В 1910-м Лиланд-младший спас концерн от развала, убедив кредиторов согласиться с отсрочкой платежей.

Примерно в то же время произошло событие, заставившее Лиланда-старшего еще раз пожалеть о том, что судьба свела его с автомобилями. Однажды на детройтской улице у некой дамы заглох мотор «Кадиллака». Проезжавший мимо Байрон Картер — фабрикант, основатель фирмы «Картеркар» и приятель Лиланда, конечно же, решил помочь. Машина заводилась, естественно, ручкой. Двигатель пустился сразу, но ручка ударила Картера по голове... «Будь проклят тот день, когда я связался с автомобилями!» — воскликнул Лиланд, узнав о случившемся. И тут же дал указание своим помощникам: «Джентльмены! Автомобили „Кадиллак“ не должны больше убивать людей, и мы обязаны сделать для этого все от нас зависящее». Так появился электростартер инженера Киттеринга, фирма которого поставляла для «кадиллаков» электрооборудование. Первый в мире электростартер устанавливали серийно с 1912 года.

Лиланд хотел, чтобы его автомобили всегда превосходили других. Шестицилиндровые моторы уже встречались нередко, а вот V8 серийно ставила на свои машины только французская фирма «Дe Дион». По указанию Лиланда одну из них купили и испытали. Шефу она не понравилась — небольшая мощность, термосифонное охлаждение, нет электростартера.

«Кадиллаковский» V8 испытывали в строжайшей тайне под Детройтом в арендованном помещении под вывеской «Идеал Моторз Ко». «Кадиллак-51» с «восьмеркой» мощностью 70 л.с. при 2400 об/мин появился в 1914 году. Двигатель отменно работал и стоил при этом даже дешевле некоторых «шестерок». Развитием 51-ой модели стал «Кадиллак-55».

Когда разгорелась первая мировая война, Лиланд собирался взяться за производство авиационных двигателей «Либерти». Дюрант был против: не раз он повторял, что не хочет «участвовать в человекоубийстве». Лиланды покинули компанию, а «Дженерал Моторс», кстати, все-таки пришлось строить авиамоторы. Тем временем Лиланд, которому было уже за семьдесят, вместе с сыном создал новую фирму! Называлась она «Линкольн Мотор Ко» и была ориентирована на производство моторов «Либерти». Деньги патриарх Детройта, конечно же, нашел легко, да и с персоналом проблем не было — многие ушли из «Кадиллака» вслед за отцом-основателем.

В 1920-м началось производство автомобилей «Линкольн». Солидную машину, с довольно строгой традиционной внешностью, оснастили мотором V8 (5,8 л) мощностью 90 л.с. при 2800 об/мин. Консервативность кузова даже при всей тщательности изготовления машины в целом, к сожалению, не привлекла покупателей. Летом 1921-го компания ежемесячно несла около 100 тыс. долларов убытков. В 1922-м завод купил Форд и подарил его сыну — Эдселу. А отец и сын Лиланды покинули компанию, не желая, видимо, работать на многолетнего конкурента. Уж теперь-то, в семьдесят девять, Лиланд-старший, по всем меркам, заслужил покой.

«Кадиллак» и «Линкольн» конкурируют друг с другом до сих пор. Автомобили обеих марок славятся высочайшим качеством, заложенным фанатиком точности, патриархом Детройта — Генри Лиландом.

«Кадиллак-Е» с кузовом купе (1905 г.).

Первый «Кадиллак-А» был очень похож на «Форд».

Лимузин 1904 года.

Одноцилиндровый «Кадиллак-К» 1906 года и его уменьшенная копия, изготовленная в Бельгии в 1986-м.

Модель «51» — первый «Кадиллак» с двигателем V8.

«Кадиллак-55» 1917 года.

Командующий экспедиционным корпусом США в Европе в период первой мировой войны генерал Д. Першинг ездил на «Кадиллаке-55».

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии