"москвич-214122"

«МОСКВИЧ-214122»

]

ОПЫТ ЭКСПЛУАТАЦИИ

АВТОПАРК ЗР 

«МОСКВИЧ-214122»

Модель — АЗЛК М-214122; изготовитель — АО «Москвич»; год выпуска — 1998; в эксплуатации «За рулем» — с февраля 1998; пробег на момент отчета — 15 тыс. км; предыдущие публикации — ЗР, 1998,

№ 4, 5, 6 (раздел «Испытания»).

Сергей КАНУННИКОВ

Многообещающее и загадочное словосочетание «объединенный интеллект» стало главным рекламным слоганом АО «Москвич». «Интеллект» — это, видимо, зарубежные сталь, тормоза, ШРУСы...

Наш Ерема (" Moskvich 214122") пробежал 15000 километров. Позади ТО-2. Мы решили сравнить молоденького Ерему (год рождения — 1998) с его "предками". Для этого собрали и систематизировали всю накопленную более чем за десять лет в журнале информацию о "41-х". Здесь опыт эксплуатации нескольких редакционных и частных автомобилей, отзывы и предложения, присланные в разные годы читателями. В общем, в поле нашего зрения оказались "москвичи" от первых серийных 1987 года выпуска до зрелых, 1994 года. Наших, редакционных — восемь. Девятый — Ерема. Итак, зов предков... Начнем с мелочей.

Недоумение у потребителей продукции АЗЛК еще в том самом 1987-м вызывало отсутствие задней буксирной проушины и защиты картера, столь необходимых в наших условиях. Защиту со временем стали выпускать, но не на заводе — там с такими «мелочами» не связываются. Задняя буксирная проушина в 1990-м была заявлена производителем как... дополнительное оборудование (пожалуй, первый и последний случай в мировой практике). Встречать машины с такой, с позволения сказать, опцией не приходилось. Кстати, и передняя проушина по-прежнему слаба — отрывается очень легко.

Пластмассовый щиток, укрепленный снизу на переднем бампере, ведет себя так же, как на первых машинах, а именно — отрывается при первом удобном случае. С Еремой это уже случилось (сдавали назад по рыхлому снегу, что обычно даже для Москвы). Так что совет из 1988 года — закрепить щиток любым доступным способом к передней балке — до сих пор актуален. «Вне времени» оказалось и предложение чем-нибудь закрывать отверстие в пластмассовом кожухе перед двигателем. Говорят, там должен быть гидрокорректор фар. Он так и не появился, и прерыватель-распределитель по-прежнему не защищен от воды. Зато (ура!) отверстия в брызговиках, через которые проходят рулевые тяги, на заводе прикрывают резиновыми фартуками с конца 1993 года.

Тремя годами раньше на радость покупателям на «москвичи» начали ставить два наружных зеркала. Однако, как мы уже писали (ЗР, 1998, № 4), на последних машинах правого зеркала нет. Многие хозяева «сорок первого» раньше жаловались на скудость прилагаемого к машине инструмента. Теперь тот набор покажется просто королевским — ныне завод комплектует свое изделие только домкратами и баллонными ключами. Кстати, наш домкрат, судя по коробке, польского происхождения, сломался после третьего подъема. В общем, экономим «на спичках».

Теперь о более серьезных «москвичовских» болячках. Для разговора о них мы отбирали в основном неисправности машин с пробегом 15–20 тыс. км, то есть ровесников Еремы.

Немало нареканий вызывала тормозная система. Негерметичность уплотнений и неплотность мембраны вакуумного усилителя — причина повышенной жесткости педали и низкой эффективности тормозов. Другой распространенный дефект — выход из строя главного цилиндра: из-за перепуска жидкости педаль медленно уходит в пол.

На Ереме усилитель и главный цилиндр импортные — «Лукас». Тем удивительней, что при пробеге 12000 километров и у нас педаль стала медленно проваливаться. Особенно это раздражало, когда подолгу стояли на светофорах, да еще на подъеме. Приходилось несколько раз выполнять упражнение отпустил — нажал. Или пользоваться «ручником», который к этому времени держал уже слабо. Сигнальное устройство сработало — на щитке постоянно горела красная лампа. Главный цилиндр нам поменяли по гарантии. Педаль больше не проваливается. Но ее ход и жесткость нестабильны. А лампочка загорается и гаснет «когда хочет». Ну, не везет «41-му» с тормозами!

Детали передней подвески не ходили на «сорок первых» больше 50 тыс. км. Да и этот пробег обычно предел, после чего ездить уже просто опасно. Опыт владельцев и ремонтников «москвичей» показывает — подвеску очень часто надо «перетряхивать» уже после 20000.

Во время ТО-2 специалисты «Москвич-сервис» придирчиво осмотрели подвеску Еремы. Вердикт был неутешительным — пора менять одну шаровую опору. Сайлент-блоки вскоре тоже потребуют этой операции.

Нельзя сказать, что завод ничего не делал. Увеличена масса, изменена форма сайлент-блоков. Увы, усиленные детали, по ереминому опыту, оказались немногим долговечней старых. Появились кронштейны стабилизатора новой формы. Правда, попадают они почему-то не на все автомобили — нашему не достались.

Много, но впустую говорили и о конструкции задней подвески. Отклонение от технологии — вещь, увы, обычная, а запаса прочности у деталей не хватает. Слабые пластинчатые рычаги, не выдерживая нагрузок, деформируются, и... возможна даже авария (ЗР, 1994, №4). Поперечная тяга Панара тоже достаточно хилая (у Еремы стоит уже вторая). В общем, сдавать назад на «Москвиче» надо весьма и весьма аккуратно.

Практически во всех публикациях о «41-м» авторы отмечали — резиновые колпачки на высоковольтных проводах исправно служат не более нескольких тысяч километров. Потом искра «уходит в баллон».

У нас то же самое — мотор затроил, и колпачки заменили. При этом два высоковольтных провода оторвались от металлических наконечников. Опять до боли знакомая картина!

Термостат на «москвичах» выходит из строя в среднем после 20–40 тыс. км пробега. У нас он пока работает безотказно. Как и выключатель фонарей заднего хода, отказывающий обычно через год-два после начала эксплуатации. Менять его очень неудобно. Поэтому некоторые владельцы включают фонари самостоятельно установленной на панели приборов кнопкой.

Течь масла из-под бензонасоса — характерная черта уфимских моторов. Двигатель Еремы не исключение. Поскольку течет, как правило, не слишком сильно — с недостатком просто миришься.

Ремни привода водяного насоса и генератора на многих машинах обрывались через 10–15 тыс. км.

Ерема продолжил печальную традицию. Ремень «полетел», когда на одометре было 12500 км. Произошло это, конечно же, за городом и в дождь. Причина, скорее всего, в низком качестве ремня. Несоосности шкивов, по крайней мере на глаз, не заметно.

И еще об одной «москвичовской» странности. Не доводилось видеть новых машин с отрегулированным зажиганием. Удивляться этому уже перестали.

На ТО-2 зажигание Еремы тщательно выставили по инструкции. После этого сильнейшая детонация появилась на всех режимах движения — от первой до пятой передачи. На полдороге к редакции пришлось установить трамблер «по слуху». Очевидно, при нынешнем качестве уфимских двигателей и комплектующих только такой способ регулировки и возможен.

Ходимость передних амортизаторных стоек на «41-х» — 20–40 тыс. км.

На нашем автомобиле они пока работоспособны. А вот один из задних бесстыдно потек на одиннадцатой тысяче пробега. Заменили по гарантии.

О ШРУСах и сцеплении — вечной головной боли хозяев «41-х» — говорить пока рано. Пробег в 15–20 тысяч они, как правило, выдерживали и на ранних машинах. У Еремы валы приводов колес работают нормально.

Кузов «Москвича» плохо чувствует себя в климатических и дорожных условиях средней полосы. В журнале неоднократно отмечали: трех-четырехлетние автомобили ржавеют вовсю. Корродируют нижние кромки дверей, пороги, днище, передние крылья. На некоторых машинах того же возраста встречались уже и сквозные отверстия.

Ереме отроду всего полгода. Выглядит он пока неплохо, хотя качество окраски не назовешь блестящим. Покрытие с кузова слишком уж быстро скалывается (ЗР, 1998, № 5). Что будет дальше — посмотрим. Впереди печально известная жителям столицы морозно-соляная московская зима.

Подведем итоги. Современный «Москвич» за десять с лишним лет недалеко уехал от своих предков. Изменения в конструкции за эти годы вовсе не радикальны. Мифический «объединенный интеллект» тоже не создал нового автомобиля. Каким он был, таким и остался...

Поймите нас правильно: ездить на «41-м» можно. Если быть немножко Самоделкиным, иметь побольше свободного времени, мириться с «мелочами» и радоваться низкой цене «москвичей» на вторичном рынке. Правда, фактор дешевизны новых «41-х» — главный аргумент некоторых фанатичных поклонников московских автомобилей — уже не решающий. Во-первых, не так уж он и дешев по сравнению с другими отечественными машинами. А во-вторых, покупатель сегодня требует надежности и добротности изготовления даже от недорогого автомобиля. У него есть выбор.

Все тот же щиток бампера.

Главный тормозной цилиндр и усилитель «Лукас» выглядели очень убедительно...

Подвеска «41-го» таит опасные сюрпризы. Слабые места: 1 — рычаг; 2 — поперечная штанга задней подвески (тяга Панара).

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии