Кризис, которого... не было

КРИЗИС, КОТОРОГО... НЕ БЫЛО

АКТУАЛЬНО!

РАССЛЕДОВАНИЕ

КРИЗИС, КОТОРОГО... НЕ БЫЛО

Почему в нашей стране — с крупнейшими запасами нефти — пропал бензин?

Игорь МОРЖАРЕТТО

Сообщения российских газет этим летом удивительно напоминали сводки из районов боевых действий. «Ставрополь. Число работающих автозаправок в регионе заметно сократилось. Но и те точки, где не закрутили шлангов, бесперебойно торгуют лишь соляркой. А за марками 93 и 95 выстраиваются „хвосты“ длиной до километра...». «Волгоград. В области цены на бензин резко пошли вверх, одновременно на ряде заправок возник дефицит бензина, особенно „демократичного“ А-76. Волгоградская областная дума приняла решение срочно обратиться к президенту и правительству с предложением заморозить цены на нефтепродукты и даже национализировать нефтяные компании». «Красноярск. Специалисты территориального управления по антимонопольной политике пришли к заключению, что исчезновение в Красноярске и его окрестностях автомобильного бензина и резкий скачок цен на него стали следствием картельного сговора владельцев автозаправок». Телевизионные новости были под стать газетным: бесконечные очереди за бензином, усталые лица водителей, гневные тирады в адрес тех, «кто это безобразие устроил»...

А кто это устроил?

ГИПОТЕЗЫ «НЕФТЯНЫХ ГЕНЕРАЛОВ»

Свои версии причин кризиса есть у тех, кто был обязан его не допустить, — руководителей отрасли. Так, глава Минтопэнерго Виктор Калюжный, проехав в июле по городам и весям Краснодарского края, пришел к убеждению, что во всем происходящем (а в Сочи в эти дни, к примеру, бензин был всего на двух из доброй сотни колонок) повинны владельцы АЗС. Именно они припрятывают топливо, чтобы создать ажиотаж и затем взвинтить цену, а кроме того, «загоняют» его в страны ближнего зарубежья — Украину, Молдавию, Армению. Там, по словам г-на Калюжного, цены на нефтепродукты в пять-шесть раз выше, чем в России, и, конечно же, торговцы повезут товар туда, где его можно продать подороже.

Этой же версии придерживались в нефтяной компании «ЮКОС». РИА «Новости», со ссылкой на анонимный источник в «ЮКОСе», сообщало, что только за июль в страны СНГ из России нелегально вывезено 80 тыс. тонн бензина. Причем везли его мелкие трейдеры (те же самые владельцы АЗС) чаще всего контрабандой, чтобы не платить таможенных пошлин. Сами же крупные нефтяные компании — всегда на виду у таможни и в такого рода экспорте бензина замечены не были.

Вице-президент крупнейшей российской нефтяной компании «ЛУКойл» Леонид Федун в основном с министром тоже согласен: «Одна из причин кризиса кроется в ненормальной организации сбытовых сетей. Нефтяные компании владеют лишь 30% розничного рынка, тогда как 50% приходится на компании, которые имеют одну или две АЗС. Чтобы ситуация была стабильной, нужен резерв основных нефтепродуктов. Мелкие компании с ничтожным оборотом не могут позволить себе иметь двух-трехнедельный запас... И поэтому, когда волна спроса выметает у них топливо, они, естественно, вынуждены либо срочно повышать цены, либо временно закрывать автозаправочные станции в поисках нефтепродуктов.

Если посмотреть на географию кризиса, то хорошо видно, что ценовые скачки происходили как раз в тех регионах, где доля крупных компаний на рынке чрезвычайно низка. Так, в Петербурге, где кризис разразился еще весной, у «ЛУКойла» всего восемь АЗС, еще несколько принадлежит «Сургутнефтегазу», большинство же — мелким фирмам. На юге России нефтяные компании не имеют крупных сетей заправочных станций, а дилеры владеют одной-двумя АЗС".

Для выхода из нефтяного кризиса наши уважаемые «нефтяные генералы» предлагают срочно увеличить государственные вложения в развитие отрасли (что, конечно же, необходимо — кто бы спорил!), сделать более гибким налогообложение (а кому в стране нравится наша налоговая система?), а также, по мнению вице-президента «ЛУКойла», «обязать независимых дистрибьюторов иметь двух-трехнедельный или, как минимум, недельный запас топлива. Тогда неизбежно встанет вопрос об объединении или слиянии мелких компаний. Государство, со своей стороны, должно взять на себя лицензионные функции и ввести жесткие правила организации топливного рынка страны». И это тоже очень верно: в большинстве стран мира на рынке АЗС действуют только крупные компании.

У РОССИЙСКИХ — СОБСТВЕННАЯ ГОРДОСТЬ

Только наша Россия к «большинству стран мира» не относится, мы живем не по закону, а по душе. Вот так, «по душе», несколько лет назад НАШИ ОЛИГАРХИ И ПРАВИТЕЛЬСТВО ДОГОВОРИЛИСЬ ПО-ДЖЕНТЛЬМЕНСКИ О РАЗДЕЛЕ НЕФТЯНОГО РЫНКА СТРОГО ПО ТЕРРИТОРИАЛЬНОМУ ПРИНЦИПУ. Например, Владимир Потанин и нефтяная группа «Сиданко» добывает и перерабатывает нефть на Дальнем Востоке и Северо-Западе России, «ЛУКойл» Вагита Алекперова «отвечает» за Поволжье, Приуралье и Ростовскую область, группа «Альфа» — хозяин Тюменской нефтяной компании — заботится о снабжении нефтепродуктами районов Центральной России и т. д. Зачем нам в России конкуренция?

Так что совершенно не важно, сколько АЗС принадлежит крупным компаниям, а сколько мелким «частникам»: У «БЕНЗИНОВОГО КРАНА» КОНКРЕТНОГО РЕГИОНА ВСЕ РАВНО СТОИТ КОМПАНИЯ-МОНОПОЛИСТ. Ей принадлежит единственный в регионе НПЗ — нефтеперерабатывающий завод, нефтехранилища и пр. «Компания считается монополистом, если она держит 35% рынка, — говорит министр по антимонопольной политике Илья Южанов. — А, к примеру, в Ростове „ЛУКойл“ и „ЮКОС“ вместе владеют лишь 15% бензозаправок. Однако более мелкие компании не способны с ними конкурировать. Их просто не подпускают к бензохранилищам».

Вот и первое следствие «бензинового кризиса»: вынужденный переход многих мелких АЗС под контроль крупных компаний. Иначе это называется — ПЕРЕДЕЛ РЫНКА. И ОРГАНИЗОВАЛИ ЕГО, ЕСТЕСТВЕННО, НЕ САМИ ВЛАДЕЛЬЦЫ БЕНЗОКОЛОНОК, БЕЗДУМНО ПОВЫШАЯ ЦЕНЫ НА ТОПЛИВО. «Очевидно, что соглашение между правительством и нефтяными компаниями не выполняется, — считает глава Российского топливного союза Сергей Борисов. — Пусть ни нефтяники, ни правительство не делают вид, что именно мы — враги народа. Люди из последних сил пытаются сдержать рост цен на станциях, работают на пределе рентабельности, чтобы только не навлекать на себя гнев властей».

Второе следствие. При том, что в первой половине этого года в России было произведено топлива на 4% больше, чем за первое полугодие прошлого, во многих районах страны, в том числе имеющих собственные НПЗ, бензин стал дефицитом. Версия, что его «вывезли за рубеж мелкие трейдеры» совершенно не соответствует действительности. За июнь 1998 года, к примеру, Россия экспортировала бензина на 28 млн. долл., а за июнь 1999-го — меньше чем на 17 млн. долл. С конца же июля экспорт бензина из страны вообще запрещен! ТОПЛИВА, КАК И СЫРОЙ НЕФТИ, ВОПРЕКИ РАСХОЖИМ ПРЕДСТАВЛЕНИЯМ, ИЗ РОССИИ ВЫВОЗЯТ НЕ БОЛЬШЕ, ЧЕМ РАНЬШЕ!

Контрабанда? Наверное, какое-то количество бензина нелегально попадает на Украину и в Армению, но здоровенный бензовоз — не иголка, и через государственную границу его провести не так-то просто. Тем более — колонну бензовозов или железнодорожный состав. И в Государственном таможенном комитете РФ нас заверили, что НИКАКИХ КРУПНЫХ ДЕЛ ПО КОНТРАБАНДЕ БЕНЗИНА ЗА ПОСЛЕДНИЕ МЕСЯЦЫ НЕ БЫЛО.

Как не было... и нефтяного кризиса! Министр Калюжный, правда, уверяет, что «стране не хватает 10–15% бензина», но как-то странно получается — хватало, хватало, и вдруг... В условиях кризиса резко увеличилось количество машин?.. Или — расход топлива? Нелогично как-то. Ведь бензин производится даже в бо'льших количествах, чем раньше, и... видимо, оседает где-то на нефтехранилищах в России. Под самыми разными предлогами. Например, самый модный: «для успешного проведения уборочной кампании». В этом году, когда урожай много ниже прошлогоднего, губернаторы многих областей запросили на уборочную в два-три раза больше горючего, чем в прошлом году. И ведь получили! Для чего нужен, скажем, двукратный запас бензина красноярскому губернатору Александру Лебедю? Во-первых, в нашей стране экспорт бензина, в отличие от экспорта сырой нефти, не нуждается в лицензировании и квотировании: топливо можно быстро продать за рубеж, а куда пойдут деньги в преддверии парламентских и президентских выборов — догадывайтесь сами. Во-вторых, как ни крути, бензин — товар политический, и накануне тех же выборов можно немного снизить цену на топливо в своем регионе, выбросив на рынок запасы дешевого бензина...

ЦЕНА КРИЗИСА

Итак, основные задачи, стоявшие перед организаторами кризиса, можно считать практически решенными, и, возможно, к выходу в свет этого номера перебои с топливом в большинстве районов страны уже забудутся, как страшный сон. Что же до цен на бензин... Конечно, про то, что они вернутся на прежний уровень, и думать нечего. Такого в родной стране не было никогда. По мнению большинства розничных торговцев, совпадающему с мнением нефтяников, розничная цена «92-го» бензина должна быть 0,3–0,35 долл. (или около 8 руб.) за литр, но только вот потянет ли такую цену наш потребитель? Московская топливная ассоциация провела опрос среди автовладельцев и выяснила, что для большинства порог покупательной способности — 6–6,5 руб. за литр. Этой черты мы уже достигли...

В заключение процитирую отрывок из служебной записки президента Союза нефтегазопромышленников России, депутата Госдумы Владимира Медведева в Правительство РФ: «В сложившихся условиях нефтяные компании, как правило, заинтересованы в максимальном получении прибыли любой ценой, их интересы резко расходятся с интересами государства, что ведет к неоправданному росту цен на нефтепродукты на внутреннем рынке. Не может отдельная компания преследовать в этом кризисном состоянии общеотраслевой интерес!».

Конечно же, причиной кризиса было не инкриминируемое владельцам мелких АЗС преступное желание припрятать бензин, чтобы потом поднять цены на него. Истинные виновники — крупные нефтяные компании, которые сегодня стремятся прибрать к рукам и рынок розничной торговли топливом, а заодно, разумеется, «подтянуть» цены к мировым. В преддверии выборов в числе их союзников оказались некоторые политические деятели в Москве и в регионах, рассчитывающие на ответный шаг нефтяных магнатов — финансовую подпитку. Так что наш кризис имеет не столько экономическую, сколько политическую основу. Противостоять этому должно государство с помощью антимонопольного законодательства (так, во всяком случае, происходит во всем мире), но, похоже, сейчас наше правительство в этом не заинтересовано. Судьба государственной власти, знаете ли, тоже от выборов зависит...

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии

Загрузка...