Парнокопытная мечта

ПАРНОКОПЫТНАЯ МЕЧТА

ОПЫТ ЭКСПЛУАТАЦИИ

ГЛАЗАМИ ВЛАДЕЛЬЦА

ПАРНОКОПЫТНАЯ МЕЧТА

Когда-то «вечный» «уазик» был недоступен, как «Волга», и поэтому о нем мечтали. Сейчас он не дороже «Жигулей», но вот нужен ли он вам?

Павел РАССАДИН

Вы спросите: зачем мне, жителю Москвы, понадобился «уазик» — грубый и прожорливый вездеход? Да так, захотелось чего-то большого, прочного, вечного... В свое время через мои руки прошло несколько подержанных легковушек и я люто возненавидел их несущие кузова. Хлипкие лонжероны из листов тонкой жести вызывали аллергию — слегка подгнив, они рвались как картонные.

Пригнав новый UAZ 31512 в гараж, сразу нырнул с переноской под машину. Вот она — мечта, вот Ее Величество — РАМА. Вы только посмотрите на эти мощнейшие коробчатые лонжероны из цельного проката толщиной 3,5 мм... А кованые кронштейны амортизаторов, притянутые к мостам стремянками?! А сами кожухи мостов из цельнотянутых труб с толщиной стенки 9 (девять!) мм... Это вам не «Жигули», где чуть перегрузил — и штампованную балку повело. Кстати, ведь «козлик» берет на борт всего на 200 кг больше — представляете, какой запас прочности?! Но прервем восторги.

Насколько добротно здесь шасси, настолько же убог кузов. Как будто эту жестяную коробку делали не на заводе. Панели отштампованы с точностью плюс-минус 5 мм, а острые, как бритва, отбортовки, похоже, загибали вручную, киянками. Двери, с их петлями и замками, трудно назвать автомобильными. На кабинах комбайнов и трансформаторных будках — и то лучше. Когда дверь распахиваешь настежь, ее петли ходят ходуном, выгибая панель стойки кузова — конструкторы не предусмотрели усилители жесткости. Податлив и щит передка, а это уже опасно. Когда давишь на тормоз, главный цилиндр отклоняется вбок миллиметров на двадцать. Интересно, сколько циклов таких деформаций выдержат прикрученные к нему тормозные трубки до появления первой усталостной трещины? Может, их надо здесь менять профилактически, одновременно с тормозными шлангами? Весьма вероятно.

Подготовка машины к эксплуатации была традиционна: антикор, подкрылки, линолеум на пол, протяжка крепежа и т. д. В архаичной конструкции «уазика» кое-что переделал «по-современному». Начал с напольной педали газа, не отвечающей, на мой взгляд, требованиям безопасности. Заменил ее подвесной от «Москвича-2141», приварив к валику акселератора. Теперь все педали расположены примерно на одном уровне и в экстренном случае перебросить ногу с газа на тормоз можно мгновенно, не рискуя зацепиться ботинком и потерять драгоценные доли секунды.

Чтобы не подвергать мотор риску, если, не дай Бог, лопнет трубка или шланг масляного радиатора, последний просто снял с машины. Эта штуковина от ГАЗ-51, образца 1951 года, была полезна, когда вместо масла в моторы заливали больше похожий на солярку автол или древесный деготь (при нагреве они теряют смазочные свойства). Современным маслам класса вязкости 15W40 или тем более 20W50 радиатор ни к чему, да и помогать мощной уазовской системе охлаждения не нужно — в любую жару она переохлаждает мотор. Этот недостаток устранил, применив «жигулевский» термостат (о его установке см. в ЗР, 1998, № 6). Удалив шланги масляного радиатора, заглушил отверстия на блоке (для этого подошли неисправные датчики давления).

Как только позволили средства, установил металлическую крышу нахабинского производства взамен брезентовой — в машине стало теплее и уютнее. Как известно, замки дверей и капота в свое время конструкторы не предусмотрели — рассчитывали на часовых с автоматом, охраняющих военную технику. Пришлось снять с дверей наружные ручки, а в водительскую поставить купленный в хозяйственном магазине врезной сувальдный замок под стержневой двухбородчатый ключ. Преимущество скобяного изделия над автомобильными замками оценил в первую же зиму: не боится воды и не замерзает. На капоте и облицовке радиатора закрепил ушки под висячий замок — просто и надежно. О стержневых запорах на люки горловин бензобаков «За рулем» уже писал (1997, № 5, стр. 169).

Наша совсестная с «уазиком» жизнь выявила еще несколько слабых его мест. Течь масла из раздаточной коробки заложена конструктивно — болты крепления крышек выходят прямо в полость картера, и масло просачивается по резьбе и через зазоры гроверных шайб. Слив его при очередном ТО, я вывернул все болты, что ниже «ватерлинии», и, смазав их герметиком, завернул на место. С тех пор раздатка сухая.

Больное место обоих мостов — болты крепления фланцев полуосей и крышек ступиц. Стоит ослабнуть их затяжке, повреждаются сопряженные детали, поскольку крутящий момент, приходящийся на шесть болтиков М8, здесь огромный. Затянуть болты крепко-накрепко мешают их гроверные шайбы — разъезжаются под головками. Но приемлемое решение есть — поставить дополнительно плоские шайбы, перенеся на них поверхности трения.

«Уазик» прослужил у меня около двух лет, не потребовав за 23 тыс. км ни единой запчасти, и был продан в идеальном состоянии. Почему? Да он оказался мне просто не нужен. Тяжелый и прожорливый, груза берет мало. Проходимость лучше не проверять — если застрянет, сам не вытолкнешь. Стихия, где он незаменим — скорее, даже не бездорожье, а пересеченная местность: окаменевшие пласты почвы, бревна, валуны... Только на «уазике» можно смело таранить с ходу сугробы с глыбами льда, не боясь ничего снизу помять или оторвать. Но, увы, за эти редкие моменты ощущения «превосходства и вседозволенности» приходится расплачиваться, часами слушая на трассе рев двигателя и сжигая много топлива. В общем, мой опыт только подтвердил мировую практику: джип для горожанина должен быть, как минимум, комфортен. Если такой не по карману, лучше купить обычную легковушку, что я впоследствии и сделал.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые