Отдать дяде?

ОТДАТЬ ДЯДЕ?

РЫНОК

У разбитого корыта

ОТДАТЬ ДЯДЕ?

«Нет, уж лучше ездить „до упора“, так оно дешевле» — и наш " Ниссан Максима" остался на службе в издательстве.

Антон УТКИН

Поездив четыре года на «Ниссане-Максима», решили его продать. Не то чтобы хорошая машина вдруг стала плохой, напротив — «японкой» мы довольны чрезвычайно, но для представительских целей нужен автомобиль поновей. Тридцать две тысячи долларов мы отдали за новый «Ниссан» — сколько из них удастся вернуть спустя четыре года?

Найти охотников на «секонд-хэнд» за 15 тысяч долларов дело довольно трудное, да и «всего» за десять — тоже: телефон вам, во всяком случае, обрывать не станут. Для России вообще характерен большой контраст между группами покупателей. Скажем, обладателей " Мицубиси Лансер" за 12 тысяч долларов и VAZ 2111 за шесть разделяет отнюдь не двукратная разница в доходах. "Дорогую" отечественную машину осилит и простой фермер, сдавший скот на мясо, а новые иномарки (пусть даже из числа "дешевых") покупают совсем ДРУГИЕ люди. У таких даже галстук в сто раз дороже фермерских резиновых сапог и картошка не из погреба, а из супермаркета...

Итак, вначале закинем удочку на богатенького. А что, состояние машины, как говорят, лучше, чем у новой, да и вообще 70 тыс. км для большой «японки» не пробег — неужели не найдется тот, кто заплатит $16 000, то есть половину магазинной цены? Увы, телефон молчал. А с чего бы, когда за эту сумму здесь же предлагают двухлетних «максимок» с трехлитровыми моторами (у нашей объем 2 л)?

Какой-то интерес появился, лишь когда планка упала до $14 000, но двое-трое позвонивших по телефону предупреждали, что торг не только уместен, но и совершенно необходим. В тот день, когда вышло объявление с ценой $12 000, «максимку» дважды приезжали посмотреть. На вид — типичные перекупщики-профессионалы: техническое состояние их не интересует в принципе, главное — внешний вид. Небольшую вмятинку на правой передней двери и едва заметные царапины от кошачьих лап каждый профи оценил в $2000, намекая на соответствующую скидку и, оставив номер мобильного телефона с предложением «звонить в любое время», исчез.

Цена $11 000 вызвала шквал звонков: автомобильные «жучки» всех мастей, почуяв, что буквально на дороге валяется пара тысяч долларов, которые надо только поднять, парализовали все прочие телефонные переговоры в отделе. Кто-то хотел сразу «приехать с деньгами», другие, набравшись наглости, с ходу предлагали «червонец и ни баксом больше», а рекорд поставил некий обладатель кавказского акцента, посулив «прямо щас» привезти восемь тысяч... Общее условие всех этих покупателей было одно — оформление только по генеральной доверенности...

В общем же, картина рынка, сложившаяся около двух лет назад, практически не изменилась. Условный рубеж, разделяющий секторы массовых и эпизодических продаж, лежит где-то около $7000. Ориентир — по-прежнему наиболее дорогой серийный вазовский автомобиль, и с каждой сотней долларов сверх его цены число сделок на рынке сокращается в геометрической прогрессии. По 3 тысячи долларов отлично «уходят» десятилетние иномарки, по пять — пятилетние, а дальше — тишина.

Чтобы понять закономерность ценообразования и предвидеть спрос на ту или иную машину, попробуем оценить весь объем предложений глазами покупателя. В «дешевом» секторе правит бал рационализм, а вкусам и тщеславию потакают лишь цвет и тип кузова (например, кто-то счастлив, что взял универсал...), а также «дооборудование»: литые колеса, спойлеры и т. д. И лишь немногие жертвуют практичностью, предпочитая имидж. Например, тому, кто приобрел за $5000 десятилетний «Мерседес-124», не стоит говорить, что за эти деньги покупают и новые машины — он о вас плохо подумает. Постоянно есть в нижнем секторе и чисто имиджевые предложения — владелец, скажем, «Порше-928» или «Ягуара-XJ12», напуганный астрономическими ценами на запчасти и ремонт, рад отдать свое сокровище за $6000 — но спроса нет.

А теперь представим: мы выбираем машину за $10 000–15 000 — право, есть из чего! Вероятность того, что вы захотите «секонд-хэнд», невелика — скорее, новую «японку» или даже «кореянку» с полным набором роскоши. Но кому-то, наверно, нужен автомобиль и посолиднее. Раскрываем газету частных объявлений. Первое впечатление — рынок грубо обрушили. Не иначе, как сотни разорившихся миллионеров распродают имущество. К вашим ногам брошены пятилетние «ауди-А6» в идеальном состоянии, шестилетние БМВ-540 и даже восьмилетние «мерседесы-SL600», за которые кто-то платил по $200 000... Проще перечислить те, что за 15 тысяч не купишь. Например, свежий японский вседорожник, немецкий седан люкс-класса моложе трех лет — то есть то, что в салонах стоит очень дорого, но у богатых популярно.

А вот насчет «разорившихся» не угадали. Обрушивают рынок чаще те, у кого, напротив, дела лучше некуда. Где-нибудь в Германии миллионер удавится, но не отдаст свой лимузин на двадцать тысяч дешевле, чем в таблицах «Супершваке», а нашему, уже купившему себе обновку, все равно — лишь бы с глаз долой. Ведь деньги он делает не на продаже своих обносков, а на другом... Вот мы и оказались на распутье с нашей «максимкой» — отдавать дяде жалко, а что еще остается...

Очевидно, что цены дилеров зарубежных фирм завышены раза в полтора — их истинные значения определит свободный вторичный рынок. Каприз «Хочу новую!» побуждает состоятельных граждан платить, помимо НДС и налога с продаж, еще что-то вроде 50-процентного сбора в «Фонд помощи Западу», про который надо забыть сразу после покупки — эти деньги уже не вернуть.

В общем, раздумали мы продавать «максимку». Первые 70 тыс. км с учетом затрат на техобслуживание, топливо и дооборудование обошлись нам в $28 000, то есть каждый километр стоил $0,4. Теперь, если проехать еще столько же и продать тысяч за пять, километр обойдется всего в 0,1 доллара — вот такая арифметика нам по вкусу...

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые