"газель"

«ГАЗЕЛЬ»

ОПЫТ ЭКСПЛУАТАЦИИ

Автопарк ЗР 

«ГАЗЕЛЬ»

Модель — ГАЗ-33021; изготовитель — ГАЗ; год выпуска — 1995; в эксплуатации «За рулем» — с апреля 1996; пробег на момент отчета — 285 300 км; предыдущие публикации — ЗР, 1997, № 10; 1999, № 9. 

Владимир АРБУЗОВ

Не так важно, сколько машине лет. Куда важнее, сколько соленых зим она пережила.

Засолив в специальной камере крышку лючка бензобака, специалисты пытаются спрогнозировать, когда вздуется краска на машине и долго ли продержится потом кузов. Но лабораторные условия хоть и дают объективную информацию, все же далеки от реальной жизни. Кто пробовал поставить такой эксперимент на всей машине? Наша «Газель» «плавала» в уличном рассоле пять московских зим. Каждую весну перед техосмотром ржавчину зачищали, подкрашивали, восстанавливали, как могли, антикоррозионное покрытие. Словом, как любой заботливый хозяин, старались сохранить машину подольше. Но каждая следующая весна приносила все новые и новые рыжие пятна.

Наиболее уязвимыми оказались детали моторного отсека и капот. Зимой там тепло и сыро: для ржавчины — самый климат. За четыре года в труху превратились внутренние панели капота, а за пять он проржавел насквозь. Отлично сохранился низ кабины и прилегающая часть рамы. Благодарить за это следует двигатель — масло через уплотнение заднего конца коленвала понемногу сочится и, разбрызгиваясь маховиком, надежно преграждает путь воде, обволакивая детали жирной кашей. Под ней до сих пор сохранилась заводская краска. Крыльям, колесным аркам, дверям, подножкам своей пайки масла не досталось, и в первую же зиму их внутренние поверхности начали понемногу шелушиться. Их зачистили, не скупясь покрыли пушечной смазкой и установили подкрылки. И все же после пятой зимы металл не выдержал — прорвало. Окончательно прохудились двери и защищать их больше нет смысла — хуже уже не будет.

Швы кабины набухли, как весенние почки. Ржавчина прет из них так, что ее ничто не удержит. Подкраска лишь сохраняет благопристойный внешний вид, но по сути бесполезна. Относительно хорошо держится только крыша. Потускневшая, она тем не менее успешно противостоит агрессии.

Поперечины рамы еще живы благодаря своей толщине. Крась не крась — результата нет, поэтому остается надеяться, что до списания машина все же не развалится.

Казалось бы, борта кузова, проветривающиеся лучше всех, должны быть вечными. Ан нет, там, где лист двойной, — та же история. Больше всего досталось заднему борту и фонарям подсветки номера. Последние к весне превращаются в ржавые комочки и подлежат замене в сборе.

Тент. Его хватило на четыре года, и то условно. Через два он начал пропускать воду, а еще через два материал окончательно загрубел и растрескался. Стальные кольца — люверсы вывалились из ткани, а каркас стал выпирать, словно ребра Росинанта.

Тем не менее, списывать в утиль машину еще рано. Несмотря на солидный пробег, она худо-бедно способна еще поработать, поэтому вполне заслужила премию — новые двери, капот, крылья и тент. Их, надеемся, хватит на отпущенный ей судьбой срок.

1, 2, 3. Микроклимат подкапотного пространства очень полезен для ржавчины.

4. За четыре года капот проржавел насквозь.

5, 6. Сквозь дыры в крыльях и подножках грязь попадает в кабину.

7. Подкрашивать двери уже бесполезно, тронешь — проткнешь.

8. Шов-рассадник.

9, 10. Рама и кузов хоть и заметно сдали, но пока держатся.

11. Фонари номера на «газелях» прежних выпусков больше года не служат.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии