Аквакрэш или концы в воду

АКВАКРЭШ ИЛИ КОНЦЫ В ВОДУ

]

КЛУБ АВТОЛЮБИТЕЛЕЙ

/ЭКСТРИМ

АКВАКРЭШ ИЛИ КОНЦЫ В ВОДУ

ТЕКСТ / ВЛАДИМИР АРБУЗОВ, АНДРЕЙ СИДОРОВ

ФОТО / АЛЕКСАНДР БАТЫРУ

Среди предупреждающих дорожных знаков есть такие, которые обязательно дублируют, то есть перед опасным местом устанавливают дважды. «Выезд на набережную» — один из них. Очевидно, делают это неспроста — падение автомобиля в воду очень часто заканчивается трагически. Люди гибнут иной раз уже на мелководье, когда вода едва скрывает крышу машины.

Казалось бы, все знают, что автомобиль, упав в воду, тонет не сразу, а еще некоторое время сохраняет плавучесть. Множество печатных изданий и фильмов авторитетно мусолят одну и ту же легенду о воздушном пузыре, остающемся под крышей терпящего бедствие автомобиля. В нем будто бы достаточно воздуха, чтобы собраться с мыслями, вдохнуть напоследок поглубже и, открыв дверь, благополучно покинуть железный склеп.

Оставим эти рекомендации на совести авторов. Они, видимо, начитались детективов с погонями. Чтобы понять, что же происходит на самом деле, нужно самому побывать в шкуре утопающего. Подчеркнем, именно человека, реально попавшего в такие обстоятельства, а не каскадера из боевика. У того в машине припрятан баллон с воздухом, за кадром уже стоят наготове подъемный кран, катер, а на дне — пара водолазов.

Учебные пособия тоже зачастую опираются на опыт, полученный в щадящих условиях: кафельный бассейн, тепленькая прозрачная вода и очень неспешное развитие событий. В жизни все происходит иначе. А как?

СЦЕНАРИЙ ДЛЯ КАСКАДЕРА

Нужно поставить эксперимент без всяких натяжек, на серийном автомобиле сделать так, чтобы успеть отснять все детали на фотопленку. Поэтому сценарий разбили на две части. Первая — погружение с пологого берега, без прыжка, когда можно оценить поведение автомобиля на плаву и выработать алгоритм спасения экипажа, вторая — реальный прыжок с трамплина и дальнейшие действия с учетом полученного опыта.

ГЕРОЙ ДНЯ

Исполнить задуманное вызвался наш коллега Петр Торичный. В прошлом моряк, служивший срочную на Тихоокеанском флоте, он еще тогда вдоволь хлебнул романтики суровых флотских будней. Тонул на корабле, участвовал в спасении подводной лодки. После службы колесил на фуре по горным серпантинам Тянь-Шаня, благополучно выбрался из ушедшего под лед «Урала» на реке Печоре (см. ЗР, 2001, № 1, 2, 3, «Евразийский путь»). Кому, как не ему, человеку с железными нервами и абсолютной невозмутимостью, можно было претворить в жизнь рискованную затею! И сделал он это в высшей степени профессионально.

ПОГРУЖЕНИЕ

Батискафом назначили «Оду». Она, как нам показалось, максимально сочетает в себе особенности всех отечественных легковушек — кузов хэтчбек, задний привод, карбюраторный двигатель и отсутствие электроники.

Итак, оборудовав пологий съезд в воду, ставим «Оду» «на ход» и в последний раз обговариваем порядок действий водителя. Опыта подобных погружений пока, естественно, никакого, поэтому ориентируемся на ранее известное нам о том, как следует открывать под водой дверь, набирать в легкие воздух и не спеша, без суеты покидать машину, плавно идущую ко дну. В воде уже сидит фотограф с аквалангом и с нетерпением ждет добычу.

Когда солнце расположилось наилучшим образом, он сигнализирует о готовности, и мы, дружно навалившись, отправляем Петра в недолгое плавание. Едва вода скрыла колеса, машина неожиданно легко всплыла и по инерции направилась в заданный квадрат акватории. На берегу пустили секундомер.

Вот уж не думали, что наш «щелеватый» отечественный автомобиль окажется столь плавучим! Первую минуту его погружение было едва заметным, через две на поверхности еще маячила корма и задние колеса, и лишь через 2 мин. 34 сек., со свистом выпустив оставшийся воздух, «Ода» встала вертикально и камнем ушла на дно. Потянулись самые долгие секунды ожидания. На берегу солнышко, травка, птички чирикают, а каково там, на пятиметровой глубине Петру?

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

...Поначалу было забавно. Машина, покачиваясь, неспешно плывет по озеру, не реагируя на руль, газ и тормоз. Сижу как подопытный кролик не в силах что-нибудь изменить. Вода меж тем бьет струйками изо всех щелей и уже подбирается к сиденью. Но воздуха еще много, да и пузырь под крышей обещали — чего волноваться-то?

Тем временем вода уже основательно затопила салон и прибывала все быстрее, машина стала быстро заваливаться на нос. Оставшийся воздух скопился возле пятой двери и со свистом вырывался наружу. Дальше события развивались гораздо стремительней, чем ожидал — пора бы и на поверхность. Переплываю на заднее сиденье поближе к остаткам воздуха, едва успеваю последний раз вдохнуть, как чувствую, что машина пошла ко дну. Пробую открыть заднюю дверь — не получается: ощущение такое, будто слетела тяга замка. Пытаюсь опустить стекло, но вовремя вспоминаю, что на «Оде» в эту пятнадцатисантиметровую щель не протиснешься. Ныряю на переднее сиденье в надежде выскочить через переднюю дверь. Но и она не открывается. А воздуха в легких осталось, кажется, на несколько секунд, что совсем не располагает к размышлениям. Кое-как сообразил, что замок двери в порядке и рвать его рычаг совсем не обязательно. Удерживаю его в открытом положении, упираюсь плечом в дверь, а ногами во что-то справа и понемногу выжимаю дверь наружу. Путь свободен и как нельзя кстати — очень хочется дышать!

Накинув трос лебедки на буксирное устройство, машину подтянули к берегу, чтобы еще раз отснять погружение, но уже с поверхности воды.

Второй раз тонуть машина решительно не хотела и дрейфовала на плаву вместо двух с половиной четыре минуты! Намокшие уплотнения дверей, оказалось, держат воду гораздо лучше сухих. Но мало-помалу под воду ушел сначала нос, а вскоре и корма. В этот раз Петр, осмелев, решил спасаться через стекло передней двери. Едва «Ода» пошла ко дну, он быстро опустил его, дождался, чтобы не плыть против потока, когда вода окончательно заполнит салон, и относительно легко выпорхнул на поверхность.

Третий и четвертый дубли были для него уже развлечением, однако помогли выработать оптимальный алгоритм спасения.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Не следует ждать, пока вода заполнит салон. Чем меньше в нем воды, тем больше у вас времени прийти в себя после приводнения, скорее опустить стекло двери и выбраться через него сначала на крышу машины, определить, в какой стороне берег, и вплавь добираться до него.

То же самое должны сделать и пассажиры. Если стекла задних дверей опускаются недостаточно — их надо разбить. Сделать это непросто — каленое стекло довольно прочное, поэтому, не дожидаясь, пока вода дойдет до него, стекло нужно опустить на несколько сантиметров, чтобы его верх вышел из паза двери, и локтем что есть сил ударить в центр верхней кромки.

Если же время упущено и вода подбирается под потолок, выбить даже полуоткрытое стекло довольно трудно — вода хорошо амортизирует удар. Тогда нужно постараться набрать в легкие побольше воздуха и, удерживая ручку замка двери в открытом положении, сильно и непрерывно давить на дверь плечом: через несколько секунд она сначала медленно сдвинется с места и дальше пойдет уже легче. Главное здесь не паниковать и помнить, что даже совершенно нетренированный человек без особого труда может задержать дыхание и пробыть под водой 15 секунд. Чтобы спастись, этого вполне достаточно.

Конечно, советовать легко, но, во-первых, мы все это проделали сами, а во-вторых, если не следовать этим несложным правилам, то шансов выжить в такой ситуации у простого смертного немного. Выбор по сути сводится к двум вариантам — спастись или утонуть.

Кстати, не так давно из неглубокого подмосковного водоема выловили «Волгу», а в ней — утонувший водитель. И вырванные с мясом и обломанные ручки замков дверей...

Но не будем о грустном, предположим — спаслись, пришли в себя и вновь способны адекватно мыслить. Самое время подумать о спасении автомобиля. Ну не бросать же его на дне — он еще послужит. Здесь тоже есть свои хитрости.

С МЕСТА В КАРЬЕР

Карьер этот когда-то снабжал глиной небольшой кирпичный заводик. Завода давно уже нет, а на месте карьера образовалось болотистое озерцо. Обрывистые берега, достаточная глубина — лучшего места для второй части эксперимента не сыскать. По нашим расчетам, машина, движущаяся со скоростью 60 км/ч, вылетая с полутораметрового парапета с небольшим, около пяти градусов, трамплинчиком, ударится о воду со скоростью около 17,5 м/с. При этом на ветровое стекло, даже с учетом его наклона, будут давить несколько тонн воды. Стекло, конечно же, не выдержит, провалится в салон и обрушится на водителя. Чтобы его обезопасить, ставим под стекло между «торпедо» и крышей широкую доску и фиксируем ее распоркой под заднее сиденье. Рядом с рычагом коробки передач закрепляем острый нож (перерезать ремень, если вдруг откажет его замок) и молоток (разбить окно двери, если ее заклинит или сломается стеклоподъемник). Вот и все, что мы позволили себе в части доработки автомобиля. Согласитесь, не так уж много, чтобы эксперимент нельзя было считать чистым.

Дублей прыжка не планируем, поэтому стараемся все предусмотреть заранее. Фотографы встали на «номера» и замерли в предвкушении эффектных «выстрелов». «Ода» резво стартует по своей взлетной полосе, эффектно взмывает в воздух и отрывается от шлейфа пыли. Пролетев метров десять, врезается в воду и ныряет, оставив на поверхности фонтан брызг. Не успели упасть последние капли, как ИЖ, словно пробка, выскочил и закачался на воде с беспомощно повисшим на распорке раздробленным ветровым стеклом.

Еще несколько секунд, и в открывшемся окне появляется Петр, не торопясь залезает на крышу и вплавь отправляется к берегу. «Ода», даже изрядно хлебнув воды, держится на плаву. В таком положении ее и подтащили к берегу.

ОТВЕТСТВЕННЫЙ

ЗА ПЕРЕМЕЩЕНИЕ

ГРУЗОВ

Если машину вытаскиваем буксиром, то, как только крыша покажется на поверхности, откроем одну из дверей, лучше ту, которая глубже. Не сделай этого, и вода, уходя через щели кузова, создаст в нем разрежение, достаточное для того, чтобы крышу всосало внутрь сантиметров на десять, что, кстати, едва не случилось с нашей «Одой».

Если для подъема привлечен кран, лучший вариант строповки таков: закрыть двери, опустить стекла дверей, просунуть в окна две широкие прочные доски и под их выступающие концы завести чалки. Поднимать машину нужно очень медленно — в ней плещутся две-три тонны воды, и если она не будет успевать стекать, кузов деформируется. Пропустить трос под крышу без досок — верный способ сложить ее домиком и подвести кузов под списание.

ПОСЛЕ БАЛА

Прыжок состоялся, зрители, довольные потехой, стали понемногу расходиться, а мы, погрузив «субмарину» на прицеп, доставили ее в гараж, отмыли от ила и песка и принялись подсчитывать боевые потери.

Кроме очевидных — стекло, фара, сорванный и утонувший передний номер, выявляются и другие. Грязь просочилась всюду — в многочисленные коробочки реле, в стартер, в ступицы колес и даже в подшипники! Радиатор загнут в дугу, однако герметичности не потерял. Лопнула правая опора двигателя. Отметим, что гидроудара мотор счастливо избежал — перед самым касанием воды Петр, не выключая передачу, вдавил педаль тормоза в пол и таким образом почти мгновенно остановил двигатель.

Что касается впечатлений от самого полета, то удар о воду водитель почти не почувствовал — машина вошла под острым углом. Ударься она плашмя, всем днищем и без скольжения — результат был бы иным. Самое яркое воспоминание — вдруг затрещавшее и вваливающееся внутрь ветровое стекло, а за ним столб воды. Спасла подпорка, иначе удар стеклом пришелся бы как раз по голове. Возможный вариант поведения в такой ситуации, обеспечивающий хоть какую-то защиту, — максимально наклониться вперед или вбок и закрыть голову руками.

Конечно, шансов уцелеть при падении в воду с высокой скорости немного, но они есть. А если не паниковать, действовать четко и осмысленно, то вероятность остаться в живых существенно увеличится. Однако истинное мастерство вождения заключается не в знании приемов самоспасения, а в предвидении неблагоприятных событий и умении их избегать. z 

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии