"отзывчивый" ваз

«ОТЗЫВЧИВЫЙ» ВАЗ

]

АКТУАЛЬНО

Потребитель

«ОТЗЫВЧИВЫЙ» ВАЗ

Бесплатная замена бракованных деталей обойдется вам... в 70 рублей.

Дмитрий ЛЕОНТЬЕВ

Все началось с того, что пронырливые журналисты раздобыли конфиденциальную информацию: ВАЗ разыскивает партию машин для замены, возможно, дефектных деталей рулевого управления и ходовой части. Список моделей и номеров для запчастей разыскиваемых автомобилей немедленно появился в сети Интернет (см. ЗР, 2000, № 10). Тогда же мы сверили номера редакционных машин и вот — совпало! Универсал VAZ 2111 одного из наших сотрудников оказался в «черном» списке...

Однако завод открыто об отзыве не объявлял. Сведения о потугах Тольятти загладить упущенный дефект были фактически «шпионские», в прессу они попали по неофициальным каналам. И главное, никакого подтверждения информации не последовало. В пресс-службе ВАЗа нам заявили, что завод к этому отношения не имеет. И все же — слух или нет, а ездить уже боязно. Не мудрствуя лукаво, решили позвонить на любую гарантийную станцию и спросить «в лоб»: можно ли приехать по «отзыву»? Набираем номер АО «Северянин АвтоВАЗ». Инженер по гарантии, ничуть не удивившись вопросу, уточняет номер для запчастей и через мгновение: «Приезжайте в любой день с восьми утра».

Девушка-приемщица первым делом интересуется: «Вас ГАИ к нам направила?» В ответ киваем (хотя ничего подобного не было). АвтоВАЗ действительно разыскивает бракованные машины через ГИБДД (подробнее см. ЗР, 2000, № 10), но ждать официального письма из дорожной инспекции, разъезжая с дефектом в рулевом управлении, лично у нас — никакого желания. «Въезжайте». На въезде мойка. «С вас 60 рублей». «Да „мы“ чистые...». «Ну и что?» Мойщик пристально посмотрел на нас. Молчаливые и уверенные взгляды сотрудников ЗР (недаром закон «О защите прав потребителей» — наша настольная книга) показались собеседнику со шлангом в руке убедительными: «помывку» мы миновали бесплатно.

Лирическое отступление. Фирменная вазовская станция — полигон для испытания эго. Попробуйте здесь почувствовать себя человеком, личностью... Вот перед глазами мелькают спины в спецовках. Попытайтесь поймать чей-то взгляд, остановить внимание, вызвать хоть какой-нибудь интерес к своей персоне. Да появись здесь сама Химера, извергая искры из глаз и огонь изо рта... и та потерпела бы полное фиаско. Что уж говорить о нерешительном «чайнике»? Он просто обречен часами стоять среди подъемников, бросая умоляющие взгляды на пробегающие мимо спецовки. Его Величество Безразличие пропитало здесь каждый квадратный сантиметр промасленного пола.

Сунулись в дверь с надписью «Инженер по гарантии»: «Вы что, не видите? Занят, подождите за дверью...» Ждем... Через некоторое время: «Чего хотели? Ждите, к вам подойдут». Ждем, ждем... Наконец, хватаем за рукав какого-то парня в спецовке, и он отправляет нас на ремонтный пост. Еще через некоторое время подходит мастер: «Ну, и что вам сделать?» «Это мы у вас хотели спросить. Машина попала под „отзыв“... „Так вы не знаете? Гм...“ — и улетучивается. Ждем...

Неожиданно появляется другой мастеровой и начинает разбирать рулевую колонку. Спрашиваем: «Что за дефект?» Отвечает: «Стяжной болт не из того материала. Сейчас поменяю». «Вы нам только его на память оставьте — он нам дорог», — просим мы, поскольку уже зачислили его в число редакционных реликвий. «Болт я вам не отдам, — твердо заявляет „спецовка“ и прекращает работу. — Идите к директору».

Заходим в приемную. «Подождите», — отозвалась секретарша и понесла директору поднос с кофе. Сквозь приоткрытую дверь слышим, как она объясняет: «К вам клиент...». Через полминуты нас успокоили: «Директор о вас знает», — и секретарь исчезла в недрах коридора. Ждем... Дверь кабинета директора открывается, и в приемную выходит некто с мобильным телефоном на поясе. Глянув поверх наших голов, некто направляется к шкафу, достает три водочных стопки и возвращается в кабинет, предусмотрительно заперев за собой дверь. Видать, мы не вовремя...

Болт нам так и не отдали. Но, спасибо, хоть новый прикрутили. Идем забирать техпаспорт. Девушка-приемщица: «С вас 10 рублей». — «За что?» — «За оформление заказ-наряда», — ничуть не смущаясь, она демонстративно откладывает подальше наш техпаспорт (мол, хотите поспорить?). Да, невелики деньги, но «малость» — не оправдание. Однако это уже отдельная тема (мы обязательно к ней вернемся), а пока все же платим и отправляемся домой.

Вот истинно российский отзыв. Мы испытали его на себе. В нашей сервисной книжке появилась запись: «Замена стяжного болта по предписанию АвтоВАЗа № 14–200». Этот болт стоит от силы 10 рублей, и заменить его самостоятельно сможет даже школьник (впрочем, пусть учащиеся не примут эти слова как рекомендацию к действию — лучше доверить это дело профессионалам). За «бесплатную» замену этого болта на СТО «Северянин АвтоВАЗ» берут 70 рублей! 60 — за мойку и 10 — за заказ-наряд. Неплохо наживаются дельцы от сервиса на «бескорыстном» отзыве — 600 процентов прибыли! И это при том хамстве, наглости и беззаконии, что приходится испытывать при этом потребителю.

Мировая практика «рекола» предполагает два условия. Первое: широкое информирование общественности через средства массовой информации. (Несколько моделей из многих отзывавшихся — на фото в начале статьи.) Второе: отсутствие каких-либо дополнительных трат со стороны потребителя. Рискнем предположить, что вазовская манера разыскивать дефектные машины кулуарно, через ГИБДД, не совсем эффективна. Многие потребители могут так и не узнать о том, что им требуется прибыть на СТО. Автомобили в России бесконечно перепродаются по доверенности, отдельные экземпляры попадают за границу, хотя бы в СНГ — будет ли местная милиция рассылать предписания? Владельцы этих машин могут просто уехать в многодневное путешествие, даже не подозревая о том, что их разыскивает дорожная инспекция.

На фоне других заводов в России АвтоВАЗ смотрится солиднее — он хотя бы разыскивает бракованные автомобили, что само по себе уже немало (и достойно похвалы). Однако в этой закрытой от потребителя системе вазовских предписаний слишком много всяких «но». Самое неприятное в том, что завод отбрыкивается от «отзыва» даже тогда, когда список номеров и моделей дефектных машин уже попал в печать. Если мы хотим двигаться в сторону цивилизованного рынка — надо избавиться от всех этих неясностей и перейти к открытому, публичному отзыву бракованных машин. Слово за заводами. Ждем...

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии