Слепое правосудие: сбить насмерть и не сесть

Решение о виновности или невиновности человека должно быть обоснованным. Дело об одном дорожном происшествии, которое попало к нам в редакцию, ставит под сомнение беспристрастность работников правоохранительных органов г. Сызрань.

Следствие вели

В ноябре 2014 года в г. Сызрань произошло дорожное происшествие. Около шести часов вечера на перекрестке улицы Красильникова с улицей Маршала Жукова и улицей Хлебцевича (перекресток «У вертолета») автомобиль Lada 4x4 наехал на переходившую дорогу женщину.

Водитель не стал останавливаться и удрал с места аварии. Пешехода бригада скорой помощи увезла в больницу. Очевидцы сообщили о происшествии в полицию. Прибывший наряд провел обследование близлежащих дворов. Нарушителя обнаружили буквально через пятнадцать минут. Им оказался некий Добряков С.В.


Казалось бы, водитель установлен, есть пострадавшая, имеются очевидцы происшествия — что еще нужно для принятия быстрого и справедливого решения? Но, как оказалось позже, следствие решило не утруждать себя сбором доказательств и приняло весьма странное решение.

Дело, шитое белыми нитками

Итак, водитель Добряков С.В., когда его обнаружили сотрудники Госавтоинспекции, был в состоянии сильнейшего алкогольного опьянения. Как указал в своем рапорте инспектор Лаврентьев, водитель Лады мирно спал прямо за столом, на котором лежали пустые бутылки из-под водки и остатки закуски. На вопросы отвечал невнятно. Правда, смог подтвердить, что это он сбил женщину. А то, что уехал с места аварии, так это, дескать, с испугу.

Дело о наезде попало к следователю СУ МУ МВД России «Сызранское» майору юстиции Шигорину Е.А.

Тот опросил инспекторов ДПС, которые приезжали на место аварии, а также самого Добрякова С.В. и свидетелей происшествия — супружескую пару Клипач. Успел поговорить и с пострадавшей — к несчастью, через неделю она скончалась в больнице от полученных травм.

По непонятным причинам, следователь долго тянул с решением. Хотя никаких телодвижений по делу не было. Только после жалобы родственников погибшей, спустя 8 (!) месяцев следователь назначил экспертизу.

Самое интересное, что в качестве исходных данных для эксперта были предоставлены лишь показания самого Добрякова С.В. Никаких свидетельских показаний и объяснений очевидцев в деле попросту не оказалось.

Как пояснил в дальнейшем следователь Шигорин Е.А., свидетелей и очевидцев по делу установить не представилось возможным. Место же наезда на пешехода было обозначено благодаря показаниям супружеской пары Клипач. К этим показаниям мы еще вернемся.

Итак, Добряков С.В. рассказал следующее. В тот злополучный день он, предварительно выпив 150 граммов водки, поехал по делам. Двигался со стороны ул. 1-я Мурманская через улицу Загорская в сторону улицы Красильникова (карта места аварии, рисунок слева). Ему нужно было повернуть на улицу Маршала Жукова налево. Перед перекрестком он остановился и, убедившись в отсутствии других автомобилей, медленно начал движение. Внезапно для него на дорогу вышла женщина, и он ее задел правым передним крылом. Касание было несильным, но женщина упала на дорогу. Испугавшись, он уехал с места аварии.

Карта места аварии
Карта места аварии

Именно эту версию и проверял эксперт. По его заключению, у Добрякова С.В. не было технической возможности избежать наезда на пешехода. А раз так, то следователь Шигорин Е.А. прекратил уголовное дело за отсутствием состава преступления.

С широко закрытыми глазами

После знакомства с отказным постановлением мне стало очевидно, что у следствия были попросту закрыты глаза. Иначе как можно объяснить решение следователя Шигорина?

Дабы получить подтверждение своим заключениям или их опровергнуть, я решил провести небольшое расследование. Для начала обратился за консультацией к специалисту судебно-экспертной организации «Кримэкспертиза» Александру Гладышеву. Изучив материалы дела, он пояснил следующее.

Следователю нужно было полнее разобраться в механизме взаимодействия автомобиля и пешехода. Возможно, это позволило бы, проверить версию водителя Добрякова. Не исключено, что эта версия ложная. По мнению Гладышева, нужно было делать комплексную (судебно-медицинскую, трасологическую и автотехническую экспертизу) с тремя специалистами. Только такое исследование позволило бы дать объективную оценку происшествия.

Эксперт обратил внимание и на то, что в материалах дела есть данные о следах от контакта с автомобилем на одежде пострадавшей. В частности, на куртке, брюках и сапогах множественные следы, характерные при переезде автомобиля через пешехода. Кроме того, механизм повреждения головы (что впоследствии и послужило причиной наступления смерти) говорит о том, что голову чем-то давили. Такие повреждения невозможно получить при падении и ударе о дорожное покрытие.

К слову, по словам родственников пострадавшей, на месте аварии были очевидцы, которые рассказывали, как машина, сбив женщину, начала движение задним ходом и попросту переехала пешехода! Об этом говорила и сама пострадавшая, пока находилась в больнице.

Но следователь почему-то не придал этим данным никакого значения.

Не менее интересным можно считать и то, как следствие обозначило место наезда на пешехода. Зафиксировано оно было с помощью того же Добрякова С.В, который при осмотре места аварии и лыка не вязал. Но, по мнению следователя Шигорина Е.А., пьяному водителю можно верить. Ведь на то же место наезда указали и очевидцы — супруги Клипач.

Нам удалось поговорить с Юлией Клипач, якобы одним из очевидцев, которая показала, где произошел наезд. В телефонной беседе Юлия рассказала, что ни она, ни ее муж не видели, как произошло дорожное происшествие. Более того, они даже не знают, в каком конкретно месте был совершен наезд. О происшествии, в котором сбили женщину, они слышали. В тот день они с мужем сами стали участниками другой аварии и ехали в ГИБДД для получения справки. По дороге видели скопление людей на дороге. Пока проталкивались к перекрестку, услышали, что там сбили пешехода. Но они не останавливались и не выходили из машины!

В ГИБДД, пока ждали оформления бумаг, к ним обратился кто-то из сотрудников и попросил подписать акт осмотра места происшествия. Они и подписали.

Получается, что эксперту, проводившему исследование, предоставили сфальсифицированные данные! Ведь кроме показаний Добрякова С.В., которого, напомню, застали в состоянии сильнейшего опьянения, никаких доказательств следствие и не думало собирать, да и имеющиеся толком не проверяли. Получается, что в основу постановления об отказе в возбуждении уголовного дела легли весьма сомнительные данные и «липовые» доказательства.

Очевидный исход?

Сейчас, наверное, сложно будет установить, что в действительности произошло на этом перекрестке. По словам родственников погибшей, Добряков С.В. ехал на своем автомобиле совсем не так, как установило следствие. По их версии, водитель вседорожника ехал на приличной скорости по улице Красильникова и направлялся в сторону 1-й Мурманской через улицу Загорская (карта места аварии, рисунок справа). Сбив пешехода (удар был по касательной, поэтому автомобиль не пострадал), водитель остановился. Потом он начал движение задним ходом, переехал пешехода и скрылся с места аварии.

Учитывая данные медицинской экспертизы о травмах пешехода, а также сильное опьянение Добрякова С.В., эта версия вполне соответствует обстоятельствам.

Но следствие почему-то посчитало по-другому. Привлекать к уголовной ответственности Добрякова С.В. не стали.

Что это — халатность или отсутствие у следователя желания работать? Обращения родственников с жалобами в прокуратуру ни к чему не привели. Может быть, наша публикация поможет правоохранительным и надзорным ведомствам разобраться в ситуации?

Фото: Онлайн-редакция
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии (99)

Самые новые