Genesis G90 и G80: измеряем «дистанцию престижа»

Удивительное время! В Сеуле американец и голландец, которые работали на Lamborghini, рассказывают мне, как новоиспеченная корейская марка Genesis будет конкурировать с автомобилями Mercedes и BMW.

— Нет-нет, у Bentley иная подоконная линия и характерные задние фонари с овальными вставками — вот такие.

Люк Донкервольке держит карандаш как-то неловко, подушечками всех пальцев — оттого и линии получаются словно неуве­ренные.

Волнуется? Или, как говорила героиня кинофильма «По семейным обстоятельствам», ему необязательно уметь самому, а главное — уметь научить других?

В том, что 51‑летний голландец способен вести людей за собой и реализовывать грандиозные проекты, сомнений нет. На его счету работа над такими знаковыми машинами, как Octavia и Fabia первых поколений, Lamborghini Diablo, Murcielago и Gallardo, SEAT Ibiza, Bentley Flying Spur и Bentayga.

Люк Донкервольке вывел в свет немало известных машин — и, будучи шеф-дизайнером марки Genesis, наверняка порадует нас интересными стилистическими решениями.
Люк Донкервольке вывел в свет немало известных машин — и, будучи шеф-дизайнером марки Genesis, наверняка порадует нас интересными стилистическими решениями.

Манфред Фицджеральд должен доказать миру, что автомобили Genesis тоже кое-чего стоят.
Манфред Фицджеральд должен доказать миру, что автомобили Genesis тоже кое-чего стоят.

Когда в 1998 году он возглавил дизайн-студию Lamborghini, ситуация была из рук вон. Люк вспоминает о тех временах как о страшном сне: «Было впечатление, что экспериментальный отдел завода выпускает штучные прототипы и продает их случайно подвернувшимся клиентам. Годом позже в антикризисную команду влился новый глава марки — американец Манфред Фицджеральд. Под крылом концерна Volkswagen они в течение нескольких лет и вытаскивали Lamborghini из болота.

А полгода назад Люка пригласил на работу Петер Шрайер, который нынче курирует дизайн всех автомобилей концерна Hyundai-Kia. Причем Донкервольке отвечает не только за облик автомобилей новоиспеченного бренда Genesis, но и за стиль автомобилей Hyundai.

Корейцы заарканили и ушедшего несколько лет назад из Lamborghini Фицджеральда. Теперь они снова в одной обойме.

Кого не хватает? Технаря! Корейцы и здесь не сплоховали, заманив в свои сети доку по части быстрых автомобилей Альберта Бирмана, бывшего вице-президента «боевого» отделения М концерна BMW. Теперь на эту «святую троицу» корейцы разве что не молятся.

Больше всего я ждал встречи с Бирманом, но пообщаться с ним не удалось. А Фицджеральд… Трудно сказать, чего больше в его глазах — радости от того, что после долгого перерыва он вновь вернулся в автопром, или неопределенности: вопросов много, ответы нужно находить предельно быстро. Мне он так и не смог толком объяснить, чем новый бренд Genesis будет приманивать покупателей.

Понятно, что гигантский концерн Hyundai-Kia — прямая противоположность маленькой итальянской компании, занимающейся выпуском суперкаров. Это жесткий, отлаженный механизм, выпускающий миллионы автомобилей и поднявший качество на высоту, до которой не в состоянии дотянуться многие японские и европейские компании. Но доказать покупателям, что Hyundai в лице марки Genesis способен предложить достойную альтернативу автомобилям Lexus, будет не легче, чем вытянуть из болота Lamborghini.

Genesis G90 с 370‑сильным турбомотором и 8-ступенчатым автоматом хорош во всех смыслах — недостает лишь толики индивидуальности.
Genesis G90 с 370‑сильным турбомотором и 8-ступенчатым автоматом хорош во всех смыслах — недостает лишь толики индивидуальности.

Первый такой порыв обуял корейцев в 1999 году, когда в содружестве с Mitsubishi был разработан пятиметровый переднеприводный седан Hyundai Equus: на внешних рынках его без особого успеха пытались продвигать под именем Centennial, а в Америке — как Hyundai LZ450. Из индекса понятно, что главным конкурентом тогда видился Lexus LS 400/430. За несколько лет было продано около полусотни тысяч машин, преимущественно на внутреннем рынке. Причем революционные моторы Mitsubishi GDI с непосредственным впрыском топлива пришлось перевести на традиционный распределенный впрыск — потому что в ту пору в Корее высококачественного бензина было не сыскать и покупатели жаловались на падение мощности.

За прошедшие годы сознание корейцев — по мере взросления концерна — трансформировалось до неузнаваемости. Имя Equus расшифровывалось не иначе как Excellent Quality Unique Universal Supreme — супер-пупер-качественный и универсальный (в Hyundai иногда увлекаются преувеличениями). А с появлением бренда Genesis про Lexus никто даже не вспоминает. Марки Audi словно не существует. Все сравнения и аналогии — только с «семеркой» BMW и Мерседесом S‑класса. Что ж, поглядим.

Страницы

← предыдущаяследующая →

12

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии (15)

Самые новые