Хочу сотовый!

ХОЧУ СОТОВЫЙ!

]

РЫНОК

Связь

ХОЧУ СОТОВЫЙ!

Мобильный телефон на ремне сегодня как личное оружие — когда-то так носили комиссарский маузер...

Антон УТКИН

Разговор о сотовых телефонах, начатый в предыдущем номере, разбудил любопытство читателей, и самые дотошные из них требуют продолжения. Не считайте, что проблемы связи журналу «не в тему»: разложить все по полочкам и ответить на самые заковыристые вопросы — это наше, «зарулевское» ремесло. Итак, поехали...

Почему устаревшие однодиапазонные телефоны стандарта GSM порой намного дороже современных многофункциональных моделей?

Ответить на этот и последующие вопросы поможет классификация абонентов сотовых сетей. Ведь и телефоны (в просторечии — трубки), и тарифы операторов разрабатываются с учетом запросов и возможностей весьма далеких друг от друга категорий пользователей. В первую группу входят те, для кого даже максимально возможные затраты на связь несущественны на фоне общих расходов. Лет пять-семь назад любой мобильник был предметом роскоши — сегодня сотовыми телефонами у нас обзавелись уже три миллиона человек, и носить трубку массовой модели, пусть даже очень удобную и технически совершенную, для представителя этой группы столь же неприлично, как, скажем, пообедать в пельменной... Вот почему существует целый класс престижных моделей, внешне похожих на те (а порой и те самые), что ценились когда-то в половину «Жигулей». Их первый признак — раскладная конструкция с динамиком или микрофоном в откидной крышке. Одной рукой с таким не управишься, да и упав раскладушка частенько разваливается на две части, но фирмы постоянно обновляют подобные модели — специально для богатых.

Вторая группа — корпоративные клиенты, то есть сотрудники фирм, заключивших договор с оператором сети на обслуживание нескольких (иногда десятков) телефонов. У них свои весьма сложные тарифные планы, но в целом здесь тоже не экономят — сколько надо, столько и разговаривают. Модели телефонов бизнес-класса самые передовые. Те, что стоят $300–400, не только совместимы с компьютером через инфракрасный порт, но даже и без него могут отправлять и принимать электронную почту по Интернету хоть с лесной опушки (так называемая WAP-технология), а также доставлять своим обладателям иные коммуникационные радости, за которые заплатит бухгалтерия родного предприятия...

Третья группа — вполне экономные, но, увы, очень общительные абоненты, умудрившиеся раздать свои номера десяткам знакомых и наговаривающие порой на $100 в месяц. Как они существовали, пока мобильников еще не было, непонятно. К этой же категории относятся и представители поколения, выбравшего «Пепси», еще не научившиеся жить по средствам. Аппараты они выбирают самые дешевые (но яркие и «стильные»), не особо интересуясь возможностями более дорогих. В эту группу входят и трезво мыслящие люди, которые высоко ценят мгновенную, надежную связь и согласны тратить на нее какую-то долю своего бюджета. Они тщательно выбирают модель телефона: для кого-то приоритетна высокая чувствительность, кому-то важна компактность и т. д., но, как правило, покупают трубки не дороже $150–200.

Наконец, четвертую, самую многочисленную группу представляют рационалисты, купившие телефон после долгих раздумий и использующие его с минимальными затратами. Действительно, в России услуги сотовых сетей пока дороги для самого массового клиента, которому ориентиром служит безлимитный (до поры!) тариф для квартирных аппаратов — 2 доллара в месяц. Если в трех предыдущих группах все, кто хотели сотовый, давно купили, то четвертая неуклонно растет, поскольку конкурирующие производители трубок и операторы постоянно снижают цены — аппараты с контрактами за $50 уже не за горами.

Можно ли с одним мобильным телефоном быть абонентом сразу двух сетей, и что это дает?

Да, в стандарте GSM это возможно — достаточно приобрести две СИМ-карты разных операторов и пользоваться каждой тогда, когда выгодно. Хотя абонентам первой и второй групп вряд ли стоит суетиться по мелочам — лучше просто выбрать одну сеть с наибольшими зонами охвата и роуминга: например в Москве — МТС, в Питере — NWGSM и т. д.Четвертой группе комбинировать с «симками» тоже не резон — ее абоненты разговаривают мало, игра не стоит свеч. Зато представитель третьей запросто может сэкономить 20–30 долларов в месяц.

Возьмем, к примеру, Москву, где, кстати, сосредоточено более половины обладателей мобильников в России. Предположим, у вас тариф «Ты и я» в сети «Би-Лайн» и вы разговариваете днем всего лишь за $0,34 в минуту. Но стоит отъехать километров на двести от Москвы (а частенько и ближе), как связь пропадает — без СИМ-карты МТС не обойтись. Если вы ее предусмотрительно купили за $40 — вставляйте в аппарат, и столбик уровня сигнала тут же подпрыгнет.

Или наоборот: у вас тариф «Деловой» в сети МТС — положение обязывает иметь прямой номер. Мобильник ловит везде, но поскольку большинство разговоров ведется в Москве по $0,31 за минуту, ваш счет стремительно тает. Если купить дополнительно «Бронзовую» СИМ-карту «Би-Лайна» и использовать ее для бытовых разговоров, можно не только экономить по 7 центов на каждой минуте, но и многие звонки принимать вообще бесплатно: ведь, в отличие от МТС, у «Би-Лайна» порог тарификации не 5, а 9 секунд — успеете даже записать номер собеседника, чтобы перезвонить ему с городского аппарата. Но больше всего сэкономит СИМ-карта «Би-Лайн» в Тверской области, часть которой уже накрыла расползающаяся «клякса» зоны охвата этой компании. Отдыхая на Волге, в Завидово или приехав в Тверь, вы будете говорить, как в Москве — по $0,34 за минуту (входящий с мобильного «Би-Лайн» — бесплатно), в то время как с картой МТС вы попали бы в зону внутрисетевого роуминга и платили $0,71 и $0,47 соответственно. Впрочем, это исключение, поскольку в большинстве близлежащих областей и даже, например, на далекой Псковщине ситуация противоположная: у МТС (тариф «Экономный») — $0,22 в минуту, а «Би-Лайн» вообще не ловит... Лишь на небольшой площади в Тверской и Смоленской областях, где у МТС автономные коммутаторы, «Би-Лайн» отыгрывается на всю катушку...

Мобильный телефон вожу в машине на всякий случай, пользуюсь им изредка. Зимой он обычно лежит выключенный, но по $5 в месяц со счета снимает. Бывают ли тарифы, где деньги берут только за эфир?

Увы, столь желанный для абонентов четвертой группы тариф крупные операторы GSM пока не предлагают. Есть такой у Московской сотовой в стандарте NMT-450 — там, действительно, тарифицируют только разговоры, и пока телефон молчит, внесенные на счет деньги будут лежать в неприкосновенности. Правда, не каждого устроит сеть «Сотел» с редко разбросанными станциями — связь неустойчива и местами пропадает даже в Москве. Да и трубку стандарта NMT-450 дешевле $220 не найти, разве что под Новый год дилеры сделают скидки.

В сетях GSM не платить ничего в «мертвый сезон» тоже можно, но аппарат уже не будет постоянно в боевой готовности. Для этого абоненту МТС надо поддерживать на счету не более $5, чтобы при необходимости быстро выговорить их до нуля. А когда мобильник снова понадобится, купить новую СИМ-карту с бесплатным подключением. В «Би-Лайне», где принят залог $30, сложнее — придется каждый раз ездить в офис и расторгать договор. А заново подключаться, как и к МТС, разумеется, у мелкого дилера, который не запросит дополнительные $8 за СИМ-карту.

Вредно ли излучение мобильного телефона?

Компетентный ответ на этот вопрос мы, видимо, получим не скоро. Во-первых, сотовой связи от силы лет двадцать, для медицинской статистики — не срок. Во-вторых, любые серьезные исследования на эту тему вряд ли обойдутся без спонсоров, в качестве которых обычно выступают... заинтересованные фирмы — слишком велики ставки в этой игре. Впрочем, производители аппаратуры, безусловно, думают о безопасности и новейшие системы связи проектируют так, чтобы уменьшить расстояние до базовых станций и, соответственно, снизить мощность излучения. Перспективный телефон будет в помещении, машине или даже на городской улице работать как комнатный радиоудлинитель, то есть с мизерной мощностью, и лишь изредка, например в лесу, ему придется излучать в полную силу.

А пока, учитывая что природа вряд ли предусмотрела существование живых тканей вплотную к СВЧ-антенне, лучше подстраховаться. Прежде всего учтите, что мобильный телефон излучает всегда, пока включен, а не только при разговоре. Объясняя упрощенно, раз в секунду он посылает опознавательный сигнал длительностью 1/8 с. Если базовая станция рядом и столбик уровня ее сигнала на дисплее полный — мощность излучения минимальна, а если сигнал станции слабый, передатчик развивает свои номинальные 0,25 Вт (в стандарте NMT-450 бывают и 

2-ваттные трубки). Во время разговора интенсивность излучения увеличивается незначительно, процентов на двадцать.

Таким образом, представители четвертой группы, думая, что мобильник, если и вреден, то только богатым, болтающим по полчаса, ошибаются. Многие из них, экономя на разговорах, тем не менее постоянно носят включенный СВЧ-источник в кармане пиджака — в пяти сантиметрах от сердца — или на брючном ремне — поближе к другим органам... Впрочем, абоненты безлимитных тарифов, по пять часов в сутки прижимающие к уху антенну, даже если рядом стоит городской аппарат (дескать, «за все заплачено!»), ловят еще большую дозу. Следует помнить, что с ростом расстояния до источника передаваемая СВЧ-мощность падает по кубической зависимости, поэтому разумнее носить включенный телефон, скажем, в портфеле. В машине, где условия еще жестче, поскольку волны, отражаясь от металлического кузова, «подогревают» сидящих в ней, как в микроволновой печке, все проблемы решает внешняя антенна — такие обычно входят в комплект «хэндс-фри».

Еще интенсивнее облучение там, где приема нет и включенный телефон безуспешно пытается докричаться до базы на максимальной мощности. Представляете, в металлической кабине лифта едут шесть человек и все СВЧ-излучение от шести мобильников поглощается их телами... Здесь разумное решение — почаще выключать телефон: в метро, в подвале, в самолете да и вообще всегда, когда сеансов связи у вас не предусмотрено.

Фото Владимира КНЯЗЕВА

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии