Форпост

ФОРПОСТ

]

МЫ И АВТОМОБИЛЬ

Провинция

ФОРПОСТ

Ставрополье граничит с восемью

из десяти кавказских республик. Отсюда — непростые, на сегодня, проблемы для местных водителей

и транзитников.

Дмитрий ЩЕГЛОВ

Заряженные слухами и тревожными сообщениями СМИ о ситуации на Кавказе, мы въезжали в Ставропольский край с некоторой тревогой. К тому был и вполне конкретный повод: несколькими днями раньше два фугаса разворотили участок федеральной трассы М 29. Говорят, взрывчатку подложили не бородатые боевики в камуфляже, а дорожная бригада, укладывавшая там асфальт. Но случилось это на территории Чечни, и географическая близость к мятежной республике настораживала. А то, что места приграничные, чувствовалось с первых километров пути.

Ставропольский край формировался с конца XVIII века как форпост России на Кавказе для предотвращения набегов многочисленных горских народов. Крепость Ставрополь, которой в былые времена командовал сам Суворов, объединяла смотровые посты на ближайших предгорьях. О тех временах напоминают здешние географические названия: гора Недрема, хутор Извещательный. После первых поселенцев — казаков, уже во время первой Кавказской войны сюда ссылали на службу опальных декабристов.

Сегодня идет другая «кавказская война» — чеченская. И снова улицы Ставрополя пестрят людьми в военной форме, что волей-неволей напоминает о близости военных действий.

Водителям живется тут непросто. Посты ГИБДД похожи на военные сооружения с бойницами, БТР, колючей проволокой. Останавливают здесь чаще, чем где-нибудь в центре России, и осматривают автомобиль дотошнее. Малейший повод для подозрений — последует сверка документов, номеров кузова и двигателя по компьютерной базе данных, которой оснащены почти все контрольные посты милиции (КПМ). Но что замечаешь сразу — усиленный контроль здесь не повод для хамства или вымогательства. Людям, занятым серьезным делом, не до этого. Слегка уменьшился в последнее время, но далеко еще не иссяк поток оружия, наркотиков и угнанных автомобилей с сопредельных территорий. Пытаются убежать из зоны боевых действий и сами боевики.

Как отличить добропорядочного водителя от бандита, не пропустить боевиков и при этом избежать придирок к честным людям?

Мы на границе с Кабардино-Балкарией. — На бандитов у инспекторов выработалось чутье, — рассказывают нам на здешнем КПМ. Хитрости боевиков редко остаются незамеченными. Вот недавно один из пассажиров в машине вызвал подозрение... свежесбритой бородой (при южном-то загаре как не заметить!). Стали разбираться — экс-бородач причастен к боевым действиям. И подобных задержаний на посту — 5–10 в месяц.

За время чеченской войны погибло несколько инспекторов ГИБДД. «Усиленный режим несения патрульно-постовой службы», продиктованный местной ситуацией и предписанный «сверху», требует от ребят полной отдачи. А условия-то остались прежними: не хватает средств, мало помогает ОМОН и т. д. Хорошо хоть большинство водителей относится к работе инспекторов ГИБДД с пониманием. В конце концов, о нашей же безопасности радеют!

Раньше, скажем, грабители промышляли, выражаясь воровским языком, дорожным «гоп-стопом». Наезжает дальнобойщик на куски рваной покрышки, утыканной гвоздями, и оказывается в окружении выскочивших из ближайших кустов бандитов. Теперь это — в прошлом. И угонов в здешних местах примерно столько же, сколько и в других областях России, хоть и труднее, когда рядом кавказские республики, ворованные машины разыскивать. Хорошие результаты дают рейды и пикеты на проселочных и объездных дорогах. Кстати, безопасность движения здесь на уровне общероссийской.

Что еще дает почувствовать близкое соседство с Чечней? Топливо! Чеченские «домашние» нефтезаводики работали как самогонные аппараты, правда, по качеству продукта уступая российскому «первачу». Зато обгоняя по количеству. Чеченский бензин всплывал даже во Владивостоке! Октановое число «самопала», как правило, не превышало 50. Была еще и «труба»: выстрелил, отлил сколько надо горючего, забил деревянным колышком — уехал. В первой половине этого года совместными усилиями правоохранительных органов удалось остановить поток нелегального бензина из республики. Сегодня в администрации озабочены другим — большими наценками на топливо у монополистов-перекупщиков.

В столице края, как и полагается в небольшом городе (в Ставрополе население 400 тысяч человек), ездят спокойно, движение не утомляет даже в час пик. Впрочем, немало и «крутых» на дорогих машинах. Для южан автомобиль — символ «социальной чести». Настоящий «джигит» должен ездить на «Мерседесе». А если на него не хватает своих денег, покупают «шестисотый» вскладчину, на несколько семей, и наслаждаются своей значимостью по очереди.

Ставропольскому губернатору Александру Черногорову совсем не чужда автомобильная жизнь. Он явно неравнодушен к «Оке» — малолитражки служат в больницах края, на них разъезжают и гаишники, другие госслужащие, ценя машинку за возможность маневра в плотном потоке. Правда, сам губернатор передвигается по трассе с эскортом из трех «шестисотых». А день рождения он традиционно встретил за рулем комбайна, где и получил поздравление с юбилеем от президента.

Главная гордость губернатора — дороги. Раньше по территории Ставропольского края проходила восточная ветвь «Великого шелкового пути», потом российские купцы начали возить здесь зерно к Каспию. Строительству тракта помешала первая мировая. Сегодня реконструируется обход Чечни, где шла федеральная трасса к морю. За последние три года дорог в крае построено больше, чем за предыдущие 20 лет. С развязками, разметкой, хорошим покрытием и великолепными знаками, которые выпускают по немецкой технологии и из немецких материалов.

И на этих дорогах кипит жизнь. «Коммерсанты» от сохи предлагают продукты, чуть ли не бросаясь под колеса машин, а ГИБДД безуспешно пытается загнать их в специальные торговые павильоны. Бойкие колхозники идут с вилами на представителей администрации, но не хотят за два рубля в день торговать под крышами придорожных базарчиков.

Гостеприимные люди, безмятежный пейзаж за окном машины, красивые дороги, великолепная кавказская кухня — все это здесь приятно удивляет. А между тем, где-то совсем рядом неспокойно — идет война.

Граница с Кабардино-Балкарией.

Ставрополь. Час пик.

Машины ООН здесь не редкость.

Кто сказал, что дело — не женское, а машинка — несерьезная?

Строится автомагистраль Москва — Баку.

Фото Дмитрия ЩЕГЛОВА

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии