Михаил Боярский: Меня Нива устраивала. Не устраивала семью

Он любит ездить в одиночку, мечтает о «Карле», хвалит Опель. Боярский рассказал «За рулем» о своих первых Жигулях, первой Волге и первом Мерседесе.

Досье

Родился 26 декабря 1949 года в Ленинграде

Опыт вождения: с 1979 года (38 лет)

Первая машина: Жигули (одиннадцатая модель)

Любимая машина: Нива

Нынешняя машина: Опель Антара

Стиль вождения: аккуратный умеренный

Не любит: грязные автомобили

Мои экзамены

— За руль я впервые сел очень давно, в 1979 году. Так что я опытный водитель. Хотя, как показывает практика, чем у тебя больше опыт, тем коварнее неожиданности на дороге.

Сдача на права была мне в удовольствие. У меня хорошая память, я все билеты выучил наизусть, как таблицу умножения. Когда сдавал экзамен, все были убеждены, что я пользуюсь шпаргалками. Но я мгновенно все написал, это было и хорошо, и плохо. Потому что наизусть-то все выучил, а в суть не вник.

Но машин на дорогах тогда было немного, поэтому, в основном, все знания пришли с практикой. Сначала ездил с инструктором вокруг ГАИ, затем с женой садились в машину, прокладывали маршрут, затем проезжали его. Вот так потихоньку и набирался опыта.

Мой первый автомобиль

— Первой машиной были, конечно, Жигули. Одиннадцатая модель. Приобрел их так, как все тогда делали: написал заявление, потом мне пришла открытка. Помню, сильно обрадовался ей, быстро собрался и поехал получать машину. Но когда приехал на завод, там оставалась только одна машина этой модели, и она была с браком — с царапиной и вмятиной на двери. И все равно купил ее.

Лет пять на ней откатался, был безумно рад. Потом у меня было еще несколько Жигулей разных моделей, включая экспортные варианты. Но вот за запчастями для Жигулей не раз приходилось ездить в Тольятти.

У меня было две Волги — белая и черная. Правда, первую я приобретал на дядю, он был народным артистом. А простым гражданам эти машины не продавали. Черная Волга в те времена — это был предел мечтаний, выше разве что Чайка. А поскольку дядя на ней ездить не собирался, то вместо него на Горьковский автозавод отправился племянник. Но эту машину я, наверное, чаще чинил, чем на ней ездил. Волги вообще постоянно ломались. Мне повезло, что я жил рядом с таксопарком, поэтому с ремонтом проблем никогда не возникало. Всегда мог подойти к таксистам, и они меня выручали. На самом деле машина была весьма неуклюжей, хотя и престижной. В общем, не мой автомобиль.

В конце концов я стал покупать подержанные иностранные автомобили. Тогда это было поголовное увлечение.

Моя первая иномарка

— За первым Мерседесом я отправился в Германию. Потом ездил в Америку, и в Штатах приобрел три машины — Меркури Кугард, Крайслер Конкорд и LHS. Эти автомобили купил на аукционе: они были дешевыми, стоили не дороже двух тысяч долларов. Сначала их перегнали в Котку, а потом из Финляндии я с братьями гнал их в Петербург. Через год они начали сыпаться, чинить их не было никакого смысла.

Но в это время к нам уже стали официально поступать иномарки, и ездить за авто за границу стало бессмысленно. Вот с тех пор наша семья стала приобретать более-менее качественные иномарки.

Мой автомобиль сегодня

— За ценой и престижностью я никогда не гнался. Сейчас езжу на Опеле Антара. Эта машина устраивает меня по всем параметрам — по скорости, проходимости, комфорту. И главное: она не ломается, на ней можно ездить где угодно и она никому не нужна, никто ее не угоняет. На Опеле я спокойно могу поехать и на прием в Смольный, и в театр, и в аэропорт, и даже в лес.

Конечно, иногда я захожу в автосалоны, смотрю на последние модели БМВ и Мерседес. Все это здорово, но для себя не вижу смысла в их покупке. Сейчас вообще большинство людей начинают отказываться от личного автомобиля. Иногда быстрее и проще воспользоваться общественным транспортом или такси.

Машина моей мечты

— Я бы хотел иметь купе, двухместную машину, комфортную, небольшую, с хорошей скоростью, нетребовательную. Чтобы она не бросалась в глаза и была похожа на «Карла» — как в романе Эриха Марии Ремарка «Три товарища». Помните, там три друга — Роберт Локамп, Готтфрид Ленц, Отто Кестер — купили на аукционе старую колымагу, с виду весьма потешную, оснастили её мощнейшим мотором от гоночной машины, назвали «Карлом» — призраком шоссе. Они на ней могли уделать всех лихачей. Вот, пожалуй, нечто подобное я бы тоже хотел.

Но при этом я не рисковый человек за рулем, предпочитаю умеренную езду, хотя у меня были машины, которые можно было разгонять. Я предпочитаю жизнь скорости.

Мой странный выбор

— Мне очень нравилась классическая Нива. Машина была комфортной, нетребовательной и неугоняемой. Я мог ее бросить где угодно, периодически даже закрывать забывал. И никому до нее не было дела. И не нужно переживать, что ее кто-то помнет или поцарапает. Она, конечно, была шумновата, но если в салоне включить музыку погромче, то все нормально. Это был вездеход, не уступающий никаким джипам. Жаль, ее так и не довели до ума.

Да, пассажиров в ней возить неудобно, но я люблю ездить один, люблю одиночество в машине. В этом плане Нива меня устраивала. Не устраивала родных, они меня не понимали, постоянно твердили: как тебе не стыдно, ты народный артист, почему ты на ней ездишь. А мне было хорошо на ней девять лет. В конце концов они меня достали, пришлось сдаться.

Шеви Нива — это совсем другое. На мой вкус, она гораздо хуже «классики».

Мой город

— Как ни странно, но я ощущаю разницу в вождении, только когда бываю в Москве. В столице за руль никогда не сажусь: добраться до работы или до Мосфильма — огромная проблема и вызывает массу неудобств. А вот когда приезжаешь в Москву в выходные дни — это совершенно другой город. Он начинает казаться мне красивым, обаятельным. Когда едешь с шофером по пустой Москве — это фантастика.

В Петербурге же я вообще не испытываю дискомфорта, потому что всегда знаю, где, когда и какие пробки. Я рассчитываю время так, чтобы не дергаться. Поэтому, даже если встаю в пробку, то спокойно слушаю музыку, новости, курю. Я в городе никуда не тороплюсь.

Мои семейные водители

— Я люблю сам водить машину, но спокойно себя чувствую и в пассажирском кресле. Сын Сергей у меня — профессионал. Участвовал даже в гонках, награды получал. Несколько лет назад ездил в Австрию, обучался там экстремальному вождению. Он лучше всех водит в нашей семье машину. Дочь и супруга тоже уверенно чувствуют себя за рулем, но у них такое аккуратное, женское вождение.

Мои автомобильные пороки

— Когда меня останавливают гаишники, они хотят не наказать за нарушения, а поболтать о разном. Например, как сыграет «Зенит».

Раньше очень многие ездили за рулем выпивая. Меня это тоже коснулось, потому что не отказывался от дружеского застолья ни с работниками Госавтоинспекции, ни с серьезными начальниками. А они мне говорили: ничего страшного, мы тебя сопроводим. Но я считаю, что такие вещи позволять себе нельзя. Поэтому от спиртного за рулем отказался навсегда. Тем более у меня в машине часто бывают и дети, и внуки, и женщины. Но все же принцип мешает иногда, когда отправляешься на банкеты или на праздники. Правда, обычно на такие мероприятия я приезжаю с женой, так мы друг друга бережем.

Мои фанаты

— Раньше, давно уже бывали всякие случаи… Не раз на Волге оставляли послания, не всегда приятные. Выходишь из театра, а на капоте очередная надпись. Впрочем, я спокойно к этому относился.

Новую машину, конечно, жалко. Я ведь предпочитаю такие авто, которые превращаются в мое второе я, в моего друга. А с другом проходишь и огонь, и воду, и медные трубы.

Автор: Валентина Карелова

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии (8)

Самые новые