Игорь Корнелюк: «Получать права я приехал за рулем»

В одном из выпусков своего шоу Иван Ургант назвал певца и композитора Игоря Корнелюка королем. Что ж, человек, который написал «Бандитский Петербург», «Подожди дожди» и другие хиты, точно достоин этого звания. А когда «За рулем.РФ» узнал, что кроме музыки у Корнелюка есть еще страсть к автомобилям, то просто не мог не напроситься к нему в гости, чтобы поговорить о машинах.

«Когда я только купил эту машину, первое время испытывал чувство неловкости, — говорит Корнелюк, выезжая из своего гаража на новеньком RollsRoyce Ghost. — Как так, я езжу на такой шикарной машине?! Хотя сказать, что она шикарная — не сказать ничего! Главный ее недостаток заключается в том, что больше и мечтать не о чем».

— А как же спорткары Ferrari, Lamborghini?

— Вы правы, есть такие игрушки. Однако эти машины специфические, на них нельзя ездить каждый день, в них неудобно сидеть, водить. Когда выезжал во время теста на Ferrari с Гельсингфорсской (улица в Санкт-Петербурге, где находятся салоны люксовых автомобилей. — Прим. ред.), своей задницей почувствовал весь рельеф дороги. Да, когда выезжаешь на трассу, то понимаешь кайф этой машины, но, повторюсь, на ней каждый день ты ездить не будешь.

— Среди автолюбителей есть мнение, что RollsRoyce — это такая машина, на которой тебя должны возить. Но вы ведь сами ей управляете?

— Конечно, сам, я ведь очень люблю машины — это моя страсть! У Роллс-Ройса есть модель Phantom. Считается, что там за рулем должен сидеть шофер в фуражке, а ты — на заднем правом сиденье. Но даже если бы я стал обладателем Фантома, я все равно сидел бы за рулем. Вспоминается анекдот. «Кого везут?» — «Не знаю, кого везут, но водила у него — Брежнев!» А тут бы был Корнелюк!

Я доволен своим Гостом: он и по динамике, и по управляемости, и по комфорту меня абсолютно устраивает. Люди не думают, что она очень лихо едет. Бывает, народ на Porsche подкатывает, а мне всегда доставляет удовольствие в этот момент нажать на педаль газа, потому что в ту же секунду я оказываюсь резко впереди.

— Какие еще сейчас машины у вас?

— В нашей семье три машины. Традиционно последние 15 лет мы ездим на Лексусе — это наша рабочая машина, теперь у нас LX570. Они не ломаются, они надежные, с хорошей управляемостью. Считается, что Лексус — это машина жены (Марина Корнелюк — супруга и директор певца. — Прим. ред.), а сын ездит на Тойоте Кэмри.

— Еще у вас была Волга?

— Да, мне повезло, я научился ездить в советское время, да еще и на Волге. Вообще, считаю, что человеку, который ездил на Волге в Ленинграде, уже ничего не страшно — он поедет на любой машине в любой стране мира. Например, когда я просыпался в зимнее время, первая молитва у меня была: «Господи, сделай так, чтобы не было оттепели». А все потому, что нужно было насухо протереть крышку трамблера — увы, это мне было неподвластно. А если не протрешь, машину не заведешь. Вообще, искусство завести Волгу — отдельная история: я точно знал, сколько раз мне нужно было нажать на педаль, с какой силой, потом вытянуть подсос и очень тонко почувствовать, когда надо нажать на педаль газа, чтобы не залить свечи.

Я благодарен этой машине: если бы не Волга, я бы не научился ездить без сцепления, без тормозов, без педали газа, без радиатора… Каждую среду Марина ездила в 5-й таксомоторный парк, где у нее уже был свой подъемник. Когда мы продавали эту машину, хозяева радовались, потому что она ездила еще долгие годы, так мы ее отремонтировали.

— А какая у вас была первая иномарка?

— 520-я BMW, которая стоила сумасшедших денег — около 75 тысяч рублей в 1988 году! Она была старая, но тогда казалась чудом, потому что была одной из первых иномарок в городе. Помню, по Ленинграду не мог проехать спокойно, останавливался на светофоре, а на меня все смотрели — такая это была редкость.

На этой BMW я, кстати, попал в курьезное ДТП. Поехал на Будапештскую улицу к своему соавтору Регине Лисиц (автор текста песни «Бандитский Петербург». — Прим. ред.), засиделись мы до ночи, а когда возвращался обратно, оказалось, что половину улицы перерыли. Я ехал на скорости, еще что-то переключал в этот момент, поднял глаза и понял, что приехал… В итоге я ударился картером, сломал привод масляного насоса, а дальше пошла эпопея с ремонтом, потому что в 88-м году деталей для BMW в России еще не было! Через знакомых мне достали, но ошиблись и привезли другую. Оказалось, что у кого-то в городе была такая же BMW, он тоже заказал деталь, только ему нужна была цепь, а привезли шестигранник, который нужен мне! Через какое-то время мы встретились на станции, обменялись товаром, пожали друг другу руки и разъехались.

— Откуда у вас такая страсть к автомобилям?

— Машины я люблю с детства! Научился ездить рано, мне было всего лет семь-восемь, а я уже умел водить автомобиль. Все потому, что мой папа в 1969 году купил Запорожец, у которого номер кузова был 0000006, то есть один из первых! Там была такая луженая бронированная сталь толщиной 6 мм. Я всегда просился за руль, для этого приходилось полоть картошку в поле в шести километрах от дома, зато на обратом пути мне давали порулить, благо ГАИ не было, других водителей тоже.

Поэтому, когда у меня появился первый автомобиль, я сел и поехал… в ГАИ! Там я договорился сдать все экзамены сразу и за правами тоже приехал за рулем. Уже сейчас я понимаю, что с моей стороны это была борзость.

— Много ли у вас было ДТП?

— ДТП было много, но с возрастом происходит понимание, что надо ездить аккуратно. Я сейчас стараюсь вообще не нарушать, тем более скоростной режим. В себе я уверен, но я ведь не один на дороге, очень много молодежи ездит, а какой у них опыт? Года четыре назад мы с женой ехали в город по трассе, было начало декабря, прошел ледяной дождь, и у каждого столба мы видели перевертыш: кто на крыше, кто на правом боку, кто на левом, кто носом. Я тогда про себя подумал: наверное, эти ребята тоже уверены были в себе?


— Как вы выбираете новый автомобиль?

— Я много знаю о машинах и всегда в теме. Автоблогеров не читаю и не смотрю, но если есть возможность и время, то стараюсь проходить тест-драйвы. Даже на тех машинах, которые я не собирался покупать, все равно ездил, чтобы иметь представление. Тестировал все модели Bentley, покатался на Ferrari, ездил на всех Porsche.

— У вас ведь был еще один люксовый автомобиль — Bentley?

— Bentley Continental GT, а еще Mercedes-Benz S-класса Long. Я отдал два этих автомобиля, еще и доплачивал до Роллс-Ройса. Вот по Bentley я скучаю, потому что это интересная машина. Несмотря на то, что это купе, у нее какие-то очень интересные ощущения, когда ты садишься за руль, то чувствуешь, что держишь в руках тяжелый огромный автомобиль, который весит 2,5 тонны! Bentley Flying Spur или Bentayga тоже удивительные машины. Бентайга провоцирует тебя на быструю езду, вроде большая машина, а едет как легковая.

— Вам она понравилась? Столько споров о ней до сих пор!

— И я понимаю почему, ведь современным автомобилям не хватает индивидуальности, сейчас все машины выглядят одинаково. Вот смотришь на «американцев» 60-70-х годов и сразу понимаешь, что это за марка, а сейчас очень популярны кроссоверы, и Bentley сделала такой! Я тоже знаю огромное количество людей, которые ругают Бентайгу за внешность, хотя у нее удивительный интерьер, она потрясающе ездит, но не выглядит на те деньги, которые за нее просят! А сделать ничего нельзя, есть законы аэродинамики, другие факторы при создании автомобиля. Получается, что все равно, едет Бентайга, Тойота, или Ауди — визуально они очень похожи.

— Пианист Мацуев как-то рассказал, что на слух может определить ноту, которую выдает шум турбин в самолете, и если нота отличается, значит, в самолете неисправность. А вы можете определить проблему машины на слух?

— Конечно. Когда ездил с механической коробкой, то всегда переключал по ощущениям, никогда не смотрел на спидометр. Ноту в турбине я тоже слышу, только не знаю, какая должна звучать — соль, ля, си-бемоль. Если Денис откроет мне эту тайну, то я тоже буду прислушиваться.

— Вы так много знаете о машинах, увлекаетесь ими, тестируете. А в гонках никогда не принимали участие?

— Нет, никогда. Это скорее вопрос к Коле Фоменко, моему приятелю. Первый раз я с ним проехался в 1982 году, мы вместе играли в спектакле, который был премьерным. Как-то после репетиций Коля меня подвозил до метро. Помню, меня потрясло, насколько лихо он управлялся, я до этого не знал, что он занимался гонками. А он реально ездил и гонялся, много знает о машинах, подтверждением чему служит эта история с машиной Marussia, которую он пытался запустить. Жалко, что ничего не получилось, я гордился этим проектом, особенно когда на одной из программ Коля прямо на машине выехал в студию — это смотрелось достойно.

— В одном из интервью вы сказали: «Все коммуникации у меня происходят в машине». А музыку никогда не писали за рулем?

— Нет, за рулем никогда не писал, потому что в этот момент можно въехать куда-нибудь. Я больше писал в метро, когда едешь в тоннеле, колеса стучат, ты вроде со всеми, но при этом наедине со своими мыслями. За рулем уходить в себя невозможно, особенно сейчас, когда везде интенсивное движение и нужно быть предельно внимательным. Чаще я пишу музыку за инструментом в домашней студии, сейчас как раз заканчиваю работу над оперой «Полироль», премьера которой в скором времени состоится в Петербурге.

Текст: Михаил Садчиков-младший

Фото: Павел Смертин/ТАСС, Михаил Садчиков-младший


Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Отзывы о Rolls-Royce Phantom

К сожалению, на данный момент отзывов нет. Будь первым!

Написать отзыв

Читать комментарии (1)

Самые новые