С дозиметром в кабине

С ДОЗИМЕТРОМ В КАБИНЕ

]

ТЕХНИКА

/ПРОФЕССИЯ

С ДОЗИМЕТРОМ В КАБИНЕ

ЭТИ «МУСОРОВОЗЫ» ЕЗДЯТ ПО СТРОГО ОПРЕДЕЛЕННЫМ МАРШРУТАМ И ТОЛЬКО С ЭСКОРТОМ ГАИ

ТЕКСТ / СЕРГЕЙ КАНУННИКОВ, АНТОН ЧУЙКИН

ФОТО / АНТОН ЧУЙКИН

Начиная с 40-х годов прошлого века, человечество широко использует радиоактивные вещества; речь не только о производстве ядерного оружия и атомных электростанциях. Источники излучения низкого и среднего уровня активности нашли применение в самых мирных областях: медицине, всевозможных физических приборах, даже бумажной промышленности. Работая на наше благо, они, однако, небезопасны при неосторожном обращении. Увы, было время, когда радиоактивные элементы просто попадали на помойку либо под полуметровый слой земли где-нибудь за городом...

Город вырос, и теперь «фонящие» участки иногда обнаруживают на стройках, берегах реки, пустырях. В Москве экологический мониторинг, сбор, вывоз и хранение радиоактивных отходов неядерного применения вот уже 41 год ведет предприятие «Радон». Здесь обезвреживают не только загрязненный грунт, промышленный или строительный мусор; например, за дедушкиными часами со светящимся циферблатом (СПД — светосостав постоянного действия, не путать с фосфором!) также приедут специалисты НПО.

Объединение обслуживает Москву и прилегающие области; в один из дней к колонне «радоновских» машин присоединились и мы.

Корпуса «Радона» прячутся за двумя «кирпичами» (по Правилам — знак 3.1) на тихой дорожке в районе Сергиева Посада. Несколько раз в неделю асфальт озаряют сполохи «мигалок»: за воротами предприятия выстраивается колонна машин ОТ-20 (на первый взгляд — обычные ЗИЛы) и конвой отправляется в Москву.

Не только возглавляет, но и замыкает колонну ГАИ. В данном случае «пятерка» перекрывает левую полосу: скоро поворот, который конвой проезжает с ходу. Дальше, на Ярославке, автомобили без стеснения объезжают пробки по встречной полосе, чтобы успеть вывезти свой опасный груз за одну смену.

На задворках Каширки собранный по берегу Москвы-реки загрязненный грунт дожидается машину ОТ-20 (автомобиль для перевозки Отходов Твердых). На шасси ЗИЛа установлены рампа и закрытый самосвальный кузов из нержавейки (практически вечный!). Главная его задача — снизить дозу излучения, защитить окружающую среду, а водитель, например, отгорожен от груза 15-мм свинцовой стенкой.

Естественный радиационный фон в Москве — до 20 мкР/ч (микрорентген в час). Опасной считают дозу излучения мощностью от 60 мкР/ч: это уже радиоактивные отходы (иногда просто грунт или мусор), которые не стоит брать голыми руками! Лишние рентгены вылавливают стационарные датчики (в столице их более 50); кроме того, гамма-съемку проводят дозиметристы на автомобилях и пешком.

Упакованный в политэтиленовый пакет грунт почти не опасен: 57 мкР/ч. Мешки укладывают в пластиковые либо металлические бочонки и запирают в нержавеющем кузове ЗИЛа.

Грузоподъемность ОТ-20 измеряют опять-таки не в килограммах, а в микрорентгенах в час: водитель обходит автомобиль с дозиметром. По нормативам (третья транспортная категория) максимальная мощность излучения снаружи кузова не должна превышать 200 тыс. мкР/ч, но это, конечно, крайний случай. Сейчас на экранчике — неопасные 20 мкР/ч. Перед отправкой кузов пломбируют.

Назад, в Сергиев Посад — вновь под опекой ГАИ. В кабине каждой машины еще один, пороговый дозиметр, который запищит и замигает, если излучение станет опасным. Водители, уступайте дорогу спецтранспорту: пусть радиоактивные отходы максимально быстро приедут к месту переработки!

Примерно за 10 минут до прибытия водитель по рации сообщает на «Радон», что колонна близко и пора открывать въездные ворота. Кстати, на маршруте колонна периодически выходит на связь с базой.

Перед разгрузкой дозиметрист вновь проверяет машину: не случилось ли утечки. Вообще, дозиметры здесь на каждом шагу... и на каждом кармане, чтобы знать собственную суммарную дозу. «Радоновцам» можно позавидовать: радиационный фон в закрытой зоне (!) в два раза ниже московского...

Кассету с бочками выгружает электрокар и везет в соседнее помещение к 1500-тонному голландскому прессу...

... который из бочек (нержавеющая сталь, толщина стенки 0,5–0,6 мм) производит вот такие таблетки. Потом их сложат еще в одну бочку, ее погрузят в бетонную камеру и спрячут под землю на хранение.

Порожняя машина идет на дезактивацию. Как правило, ее проводят на мойке, которая очень похожа на обычную, но кроме воды здесь используют специальные растворы. В финале этой операции вновь появляется человек с... совершенно верно, с дозиметром!

«Нашу» машину ОТ-20 ставят в парк. Завтра она отправится на профилактику, а потом — вновь по маршруту повышенной активности, освобождать столицу от невидимой, без цвета и запаха, опасности...

В парке «Радона» есть и машины для жидких отходов. За кабиной ЗИЛа — 15-мм защитный экран, а между двойными стенками цистерны засыпан особый порошок, способный при повреждении внутренней оболочки затянуть место течи.

Самый большой автомобиль — тягач МАЗ-6422 временно не используют, а раньше он возил высокоактивные отходы в двух 8-тонных(!) защитных контейнерах на полуприцепе.

РЕДАКЦИЯ БЛАГОДАРИТ ГУП МОСНПО «РАДОН» ЗА ПОМОЩЬ В ПОДГОТОВКЕ МАТЕРИАЛА.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии